USD/KZT 374.20  -0.27
EUR/KZT 420.34  -1.09
 KAZAKHSTAN №2, 2012 год
 Как связать интересы Казахстана и ТНК
АРХИВ
Как связать интересы Казахстана и ТНК
 
Редакционный обзор
 

Не секрет, что иностранные инвестиции сыграли ключевую роль в экономическом подъеме независимого Казахстана, что во многом стало результатом эффективной инвестиционной политики республики. Между тем в рамках курса на форсированное индустриально-инновационное развитие главным вызовом для нашей страны сегодня становится перераспределение притока ПИИ из добывающих в обрабатывающие секторы экономики.

 

Успехи и неудачи

 

С развалом СССР Казахстан, как и другие бывшие союзные республики, столкнулся с острым дефицитом финансовых ресурсов. Так, только за 1991–1996 годы объем инвестиций в основной капитал у нас сократился более чем в 10 раз (по сравнению с 1990 годом), и страна фактически оказалась на грани инвестиционного кризиса. В таких условиях было принято решение сделать ставку на привлечение внешних инвесторов, в первую очередь в нефтегазовую отрасль. Государство сконцентрировало свои усилия на создании благоприятного инвестиционного климата, законодательно гарантировало долгосрочные капиталовложения и обеспечило стабильность исполнения заключенных соглашений. В результате стратегического партнерства с международными нефтяными компаниями, вложившими в отечественный сырьевой сектор миллиардные инвестиции, Казахстан смог выйти на мировой рынок углеводородов. 

 
 

Республика первой среди стран СНГ получила рейтинги инвестиционного класса от международных рейтинговых агентств Moody's (2002 год), Standard & Poor's (2004), и Fitch (2004). По мнению экспертов ООН и Всемирного банка, Казахстан сегодня входит в число стран мира, наиболее привлекательных для иностранных инвестиций. Так, с 1993-го по 2011 год в отечественную экономику было привлечено $146,633 млрд прямых иностранных инвестиций. Уступая по валовому объему ПИИ лишь России, Казахстан является лидером в СНГ по объему ПИИ на душу населения и по их доле в ВВП страны. Примечательно, что в 2007–2009 годах, то есть в разгар глобального финансового кризиса, когда мировые потоки ПИИ сократились практически в два раза, Казахстан, напротив, резко нарастил их поступления. Более того, в 2011 году их объем достиг $19,85 млрд, что на $90 млн выше предыдущего рекордного показателя, зафиксированного в 2008 году.

 
 

Если говорить о структуре валового притока ПИИ по странам, то здесь сегодня доминируют Нидерланды (39,9 % от всех поступлений ПИИ), за ними с большим отрывом следуют Франция (7,8 %), Китай (5,9 %), США (5,2 %), Великобритания (4,6%), Россия (3,9 %), Виргинские (Британские) острова (3,3 %) и Япония (3,1 %). Притом что общий список стран, инвестировавших в экономику Казахстана, насчитывает свыше 120 государств.

 
 

Между тем, несмотря на положительную динамику притока инвестиций, их существенной диверсификации так и не произошло. Так, анализ отраслевой структуры 100 крупнейших компаний–инвесторов Казахстана (по объемам продаж) свидетельствует, что большая их часть по-прежнему действует в нефтегазовом секторе республики. При этом активность инвесторов в топливно-энергетическом и минерально-сырьевом комплексах гораздо выше, чем в реальном секторе казахстанской экономики.

 
 

В частности из $146,633 млрд ПИИ, привлеченных в 1993–2011 годах, $56,7792 млрд (38,7 %) было направленно на проведение геологической разведки и изысканий, а $44,8839 млрд (30,6 %) – в добычу сырьевых ресурсов. В обрабатывающие отрасли иностранные корпорации вложили лишь $15,4118 млрд (10,5 %). Далее следуют торговля – $7,3227 млрд (5 %), финансовая деятельность – $7,155 млрд (4,88 %), строительство – $3,3355 млрд (2,27 %), а также транспорт и связь – $2,3912 млрд (1,63 %). При этом на долю остальных видов экономической деятельности пришлось чуть более 1 % всех привлеченных ПИИ.

 
 

Из-за крайне неравномерного распределения капиталовложений отраслевые диспропорции усугубляются диспропорциями на уровне экономического развития регионов. Так, по данным Агентства по статистике, на долю городов Алматы и Астана, а также Западно-Казахстанской, Атырауской, Актюбинской, Мангистауской и Кызылординской областей (где сосредоточены предприятия минерально-сырьевого сектора) приходится около 60 % всех инвестиционных вложений страны. В этих регионах работает более 80 % всех предприятий с долевым участием иностранных инвесторов или филиалов ТНК.

 
 

Приходится констатировать, что благоприятные условия инвестирования в несырьевой сектор (включая предоставление налоговых льгот и преференций, гарантий от изменений в законодательстве), предусмотренные законодательством Казахстана, так и не способствовали интенсивному росту капиталовложений в отрасли, выпускающие продукцию с высокой добавленной стоимостью. И это понятно: реализация наукоемких и высокотехнологичных проектов, как правило, связана с большими инвестиционными рисками, чем добыча сырья. Соответственно, чтобы привлечь в такие проекты инвесторов, необходимо создать для них максимально комфортные условия и снизить риски. А это на фоне ужесточения глобальной конкуренции за ПИИ отнюдь не простая задача.

 
 
Расставили акценты
 
 

Анализ проведенных среди иностранных инвесторов опросов показывает, что к числу факторов, удерживающих их от участия в несырьевых проектах в Казахстане, относятся:

 

·     отсутствие системности в проведении государственной инвестиционной политики;

 
 

·     нестабильность законодательства и отсутствие механизмов, обеспечивающих соблюдение законов и договорных отношений;

 
 

·      слабоконкурентные условия по привлечению инвестиций (включая таможенный и валютный режимы);

 
 

·     неразвитость инфраструктуры и сферы услуг, обеспечивающих привлечение инвестиций (в том числе финансовую, банковскую, информационно-аналитическую, консалтинговую, транспортную, СЭЗ и т. д.);

 
 

·     нестабильность системы государственного управления в области привлечения инвестиций (постоянные реорганизации центрального ведомства, занимающегося вопросами иностранного капитала, «разброс» прав, компетенций и ответственности по многочисленным ведомствам, а также запутанность их функции);

 
 
·     действующий визовый режим.
 
 

В связи с этим в 2010 году в рамках реализации Государственной программы по форсированному индустриально-инновационному развитию на 2010–2014 годы Правительство Казахстана приступило к переформатированию системы взаимодействия с иностранными инвесторами. Так, в октябре 2010 года была принята Программа по привлечению инвестиций, развитию специальных экономических зон и стимулированию экспорта на 2010–2014 годы. В соответствии с ней была начата работа с крупными зарубежными компаниями из ключевых стран-инвесторов сразу по 200 инвестиционным инициативам. За два года было организовано и проведено более 20 международных бизнес-форумов с участием ТНК. Как результат, если в 2010-м Казахстан посетили порядка 5 тысяч иностранных инвесторов, то в прошлом году их было уже более 10 тысяч.

 
 

Кроме того, в 2010 году был запущен национальный инвестиционный веб-сайт www.invest.gov.kz, где на 12 языках можно получить всю необходимую информацию об условиях ведения бизнеса в республике (вплоть до стоимости коммунальных услуг в каждом регионе).

 
 

В целях совершенствования инвестиционного законодательства в 2011 году был принят новый закон о специальных экономических зонах, а также закон о государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности, предусматривающие существенное расширение действующего пакета льгот и упрощение разрешительных процедур для участников СЭЗ. Вместе с тем в 2011 году Министерство индустрии и новых технологий выступило с предложением вернуть в Закон «Об инвестициях» норму о стабильности законодательства по аналогии с той, которая действовала с 1994-го по 2004 год, но теперь уже только для обрабатывающего сектора.

 
 

Согласно исследованиям МИНТа, в настоящее время инвестиционная емкость Казахстана имеет достаточный для роста потенциал. По словам министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева, только через повышение конкурентоспособности экономики и более эффективное использование имеющихся преимуществ ежегодный приток ПИИ может быть увеличен на $10 млрд. Для того чтобы реализовать эту возможность, министерством был разработан Национальный план по привлечению инвестиций, развитию СЭЗ и стимулированию экспорта, который был утвержден Правительством РК 23 декабря 2011 года.

 
 

План прежде всего предусматривает более системную работу с иностранными инвесторами. С этой целью были определены приоритетные секторы промышленности и выявлены 20 приоритетных стран–инвесторов по размерам их вложений в данные отрасли. Анализируя стратегии ведущих компаний этих стран и перспективы развития конкретной отрасли отечественной экономики, для каждой из них были определены приблизительные временные периоды и число привлекаемых ТНК. Так, в общей сложности до 2014 года будет проведена работа с 78 международными корпорациями, а в 2015–2020 годах их число вырастет до 81 ТНК.

 
 

При этом с каждым крупным потенциальным инвестором будут проводиться индивидуальные переговоры. Такой точечный подход включает проведение в приоритетных странах road-show, а также разработку и реализацию «дорожных карт» для взаимодействия с целевыми инвесторами. Сюда входит содействие в прохождении процедур, связанных с открытием и ведением бизнеса в Казахстане, организация встреч с ключевыми политическими лидерами и топ-менеджерами ведущих отечественных компаний; предоставление консультационных услуг как на стадии разработки инвестиционного проекта, так и на стадии его реализации, а также постинвестиционная поддержка.

 
 

Важным фактором работы с инвесторами станет их сопровождение в регионах Казахстана. Для этого в каждой области будут созданы Центры обслуживания инвесторов, которые обеспечат оперативное и правильное реагирование на обращения иностранных инвесторов на местах и, по сути, будут выступать в качестве региональных представительств агентства по экспорту и инвестициям «KAZNEX INVEST».

 
 

Кроме того, сейчас рассматривается вопрос о создании координационных советов по инвестиционному климату при акиматах областей, а также городов Астана и Алматы. Главной их задачей станет содействие инвесторам в решении проблемных вопросов, в том числе касающихся взаимодействия с государственными структурами.

 
 

На уровне правительства будет создана Комиссия по инвестициям, которая будет играть роль инвестиционного омбудсмена. Являясь консультативно-совещательным органом при Кабинете министров (по аналогии с Советом иностранных инвесторов, который действует при Президенте страны), она займется выработкой предложений, связанных с координацией и контролем действий госорганов и национальных холдингов по привлечению инвестиций, вопросами текущей деятельности инвесторов и защиты их прав и интересов.

 
 
Придется побороться
 
 

В ближайшие годы роль государства в процессе изменения структуры ПИИ будет решающей, а потому новые инструменты, внедряемые правительством в рамках привлечения «несырьевых» инвесторов, по сути своей являются вполне правильными и своевременными. Работа в нужном направлении уже начата, и все чаще поездки наших официальных делегаций в зарубежные страны заканчиваются подписанием новых меморандумов и соглашений в обрабатывающей сфере. Недаром в последнем рейтинге Change Readiness Index 2012, совместно подготовленном KPMG и аналитическим центром Института международного развития, Казахстан занял 5-е место из 60 государств, уступив лишь Чили, Тунису, Тайваню и Иордании. В этом рейтинге, который оценивает способность стран с формирующимся рынком адаптироваться к быстро меняющимся условиям мировой экономики, мы значительно обогнали такие государства, как Китай, Малайзия, Индия, Бразилия, Турция и ЮАР. Что касается наших соседей по СНГ, то Украина заняла 37-е, а Россия лишь 51-е место.

 
 

В то же время задача Казахстана по привлечению ПИИ осложняется тем, что сегодня на фоне сокращения потоков прямых инвестиций в борьбу за них включается все больше стран мира. Так, согласно данным «Доклада о мировых инвестициях 2011», обнародованного Конференцией ОНН по торговле и развитию (UNCTAD), в 2010 году глобальный приток ПИИ увеличился всего на 5 % – до $1,24 трлн. При этом если мировое промышленное производство и торговля уже вернулись к своим докризисным показателям, то объем потоков ПИИ оставался примерно на 15 % ниже среднего докризисного уровня и почти на 37 % ниже своего пика 2007 года. По оценке UNCTAD, только в 2011 году потоки ПИИ достигли $1,4–1,6 трлн. Ожидается, что в 2012 году они составят $1,7 трлн и лишь в 2013 году вернутся к своему пиковому уровню в $1,9 трлн.

 
 

Посткризисное состояние деловой среды сопряжено со множеством неопределенностей. Подъему в сфере ПИИ могут помешать такие факторы риска, как непредсказуемость глобальной системы экономического управления, возможный широкомасштабный кризис суверенного долга, дисбалансы в бюджетах и финансовых секторах некоторых развитых стран, а также рост темпов инфляции и признаки перегрева экономики ведущих государств с формирующимися рынками.

 
 

К важным тенденциям, которые необходимо учитывать Казахстану в сфере ПИИ, также можно отнести то, что за последние два года развивающиеся страны еще более повысили свой вес как в качестве получателей ПИИ, так и внешних инвесторов. Поскольку центр международного производства, а в с недавнего времени и международного потребления, смещается в государства с переходной экономикой, глобальные игроки все активнее инвестируют свои средства в проекты, направленные на освоение рынков сбыта в этих странах. В частности, в 2010 году развивающиеся рынки впервые освоили более половины глобальных потоков ПИИ, а шесть стран с переходной экономикой сами вошли в двадцатку крупнейших инвесторов. При этом динамика деятельности ТНК из государств с формирующейся экономикой контрастно выделяется на фоне пониженной инвестиционной активности корпораций из развитых стран, чьи внешние капиталовложения сейчас все еще составляют около половины от пикового показателя 2007 года.

 
 

Для Казахстана, который сегодня больше ориентируется на привлечение компаний, являющихся лидерами с точки зрения передовых технологий и ноу-хау (а это скорее всего ТНК развитых стран), а не просто на вливание денежных средств, такой расклад дел вряд ли можно назвать удачным. Кроме того, наш традиционный лозунг «недра в обмен на инвестиции» для компаний, работающих в обрабатывающих отраслях, вряд ли более привлекателен, чем для сырьевых ТНК.

 
 
Есть альтернатива
 
 

Между тем глобальное экономическое сотрудничество сегодня больше не развивается исключительно за счет ПИИ и торговли. За последние годы возросла роль промежуточного звена – способов организации международного производства, не связанных с участием в капитале (СНУК). Они включают подрядное промышленное производство и сельское хозяйство, аутсорсинг услуг, франчайзинг, лицензирование, управленческие контракты и другие типы договорных отношений, посредством которых ТНК координируют деятельность в рамках своих глобальных производственно-сбытовых цепочек (ГПСЦ). СНУК позволяет им вместо создания производственного филиала (то есть размещения ПИИ) в принимающей стране передавать производственные функции производителю-подрядчику или разрешить местной компании выпускать продукцию по лицензии. При этом для самих инвесторов проекты СНУК характеризуются относительно невысокими первоначальными капитальными затратами и пониженными рисками. В свою очередь, принимающие страны получают возможность интегрироваться в ГПСЦ. Как свидетельствуют данные UNCTAD, только в 2010 году объем продаж в рамках этого механизма превысил $2 трлн, причем в основном в развивающихся странах.

 
 

Одним из главных преимуществ СНУК является то, что они представляют собой более гибкие механизмы взаимодействия с местными компаниями, которые стимулируют ТНК к инвестированию своих партнеров через трансферт знаний и технологий.

 
 

В некоторых отраслях СНУК могут быть более уместной альтернативой, чем ПИИ. Так, например, в сельском хозяйстве подрядное производство гораздо лучше обеспечивает решение вопросов, связанных с ответственным инвестированием (уважение прав местных фермеров и устойчивое использование ресурсов), чем широкомасштабное приобретение земельных участков. Сегодня подрядное сельскохозяйственное производство распространено по всему миру, охватывая свыше 110 развивающихся стран и выпуск широкого спектра сельскохозяйственных товаров.

 
 

В автомобильной промышленности на подрядное производство приходится 30 % глобального экспорта компонентов автомобилей и четверть рабочих мест отрасли, а в таких трудоемких отраслях, как швейная, обувная и электронная промышленность, на СНУК приходится более 50 % глобальной торговли. Яркий пример успешного применения этого метода – опыт Китая.

 
 

Таким образом, для стран, стремящихся к наращиванию экспорта (а это вполне применимо к Казахстану), СНУК могут стать своего рода «магистралью к рынку», первоначальным пунктом доступа к производственно-сбытовым цепочкам ТНК с последующим постепенным формированием независимого экспортного потенциала.

 
 

Кроме того, СНУК являются хорошим средством наращивания технологического потенциала принимающей страны. По существу, они представляют собой передачу интеллектуальной собственности под защитой контракта. В ряде стран Восточной и Юго-Восточной Азии, Восточной Европы и Латинской Америки приобретение знаний и технологий на базе СНУК в электронной, швейной и фармацевтической промышленности, сфере услуг и аутсорсинге бизнес-процессов привели к преобразованию местных компаний в международные корпорации и даже к становлению их в качестве технологических лидеров.

 
 

В целом СНУК способны внести значительный вклад в формирование местного производственного потенциала и улучшение долгосрочных перспектив промышленного развития страны, поскольку корпорациям нужны местные предприниматели и внутренние инвестиции. При этом доступ к финансированию для локальных компаний облегчается либо непосредственно в рамках мер ТНК, предоставляющих поддержку местному партнеру, либо в рамках косвенных гарантий, вытекающих из самого факта партнерства с крупной транснациональной корпорацией.

 
 

Исходя из всего вышесказанного, можно констатировать, что нашей стране есть смыл серьезно присмотреться к тем выгодам, которые предоставляют СНУК в рамках взаимоотношений с иностранными инвесторами. Согласно рекомендациям экспертов UNCTAD, для того чтобы успешно использовать потенциал этого механизма, государственным органам, ответственным за разработку инвестиционной политики, прежде всего необходимо ответить на следующие ключевые вопросы. Во-первых, как интегрировать политику в отношении СНУК в общий контекст национальных стратегий развития. Во-вторых, как обеспечить поддержку развития производственного потенциала отечественных компаний, которые могли бы претендовать на участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках. И в-третьих, как разработать инструменты поощрения и стимулирования СНУК. 



Список статей
Новые стандарты взаимодействия  Галия Джунусалиева 
Горняки ждут перемен   Редакционный обзор 
Совет да любовь!  Редакционный обзор 
Энергии хватит… если экономить  Редакционный обзор 
Непростая дилемма  Редакционный обзор 
Моногорода: будем жить?   Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem