USD/KZT 361.94  -7.42
EUR/KZT 423.25  -8.05
 KAZAKHSTAN №5, 2012 год
 Nabucco: точка невозврата
АРХИВ

Nabucco: точка невозврата

Сергей Смирнов
 

Проект газопровода Nabucco, предназначенный для транспортировки голубого топлива из Каспийского региона в Европу в обход России, как это и прогнозировал ряд аналитиков, оказался нежизнеспособным, по крайне мере, в том виде, в каком его задумывали изначально. С целью реанимации этого проекта протяженность и мощность трубы было решено сократить почти втрое, а сам газопровод получил новое название. Однако и в этом варианте вопрос его заполнения остается открытым.

 

В последнее десятилетие вопросы обеспечения энергетической безопасности Евросоюза и формирования единой энергетической политики приобрели особую актуальность. Связано это с тем, что обеспечение экономик европейских стран импортными энергоносителями из чисто внешнеторговой плоскости было трансформировано руководством ЕС в наднациональную проблему. Как результат, целью энергетической политики ЕС в Каспийском регионе стало вытеснение из него таких крупных игроков, как Россия и Китай, и обеспечение прямых поставок энергоресурсов на европейский рынок. В качестве основного механизма осуществления этого замысла был выбран проект трубопровода Nabucco – новой газотранспортной системы, альтернативной российской. Задуманный осенью 2002 года, в 2014 году Nabucco должен был вступить в строй. Предполагалось, что к этому времени газ из Азербайджана, Казахстана и Туркмении начнет поступать в ЕС по трубопроводу протяженностью в 3,3 тыс. км. Реализация проекта была возложена на консорциум Nabucco Gas Pipeline International, куда вошли газовые компании стран-участниц, включая немецкую RWE Supply & Trading GmbH, австрийскую OMV Gas & Power GmbH, болгарскую Bulgargaz, венгерскую MOL, румынскую Transgaz и турецкую Botas.

 

Несмотря на то что под давлением влиятельных политических групп Еврокомиссия и Европарламент идею сооружения газопровода поддержали, объявив его «стратегически важным для энергетической безопасности ЕС», независимые аналитики уже тогда поставили под сомнение экономическую рентабельность данного проекта. Он был дорогим, нес серьезные политические риски, а главное, не имел гарантированных объемов газа.

 

Так, чуть позже выяснилось, что стоимость Nabucco составит не 8 млрд евро, как планировалось изначально, а 15 млрд. К тому же попытки добиться от каспийских государств гарантий загрузки трубы хотя и предпринимались регулярно и настойчиво, так и остались безрезультатными. Многочисленные переговоры и международные конференции «успешно» завершались подписанием меморандумов, однако реальных подвижек так и не принесли. Для полноценного функционирования Nabucco было необходимо строительство Транскаспийского газопровода (ТКГ), по которому должен был поступать газ из Туркменистана и Казахстана. Однако здесь ЕС натолкнулся на неурегулированность правового статуса Каспийского моря. Кроме того, пропускная способность Nabucco изначально планировалась в размере 31 млрд м3, однако таких объемов «свободного» газа (по крайней мере, в обозримом будущем) в Каспийском регионе просто нет. В итоге даже среди участников консорциума растет убежденность, что в такой ситуации проект может не оправдать затраты. Уже сейчас целесообразность своего дальнейшего участия в нем рассматривают RWE и MOL.

 

Туркменские виражи

 

Отсутствие гарантий поставок газа в Nabucco не позволяет заключить контракты с потребителями, а без этого банки не дадут кредит на строительство трубы. Европа не может договариваться с Ираном из-за его ядерной программы. Более того, эскалация этого конфликта в военном направлении приведет к изменению баланса сил и ухудшению геополитической ситуации в Каспийском регионе.

 

В свою очередь, власти Туркменистана, «пиаря» собственные запасы природного газа (при этом, по мнению экспертов, многократно их завышая), не торопятся бросаться в газовые объятия Европы. Раз от раза заявляя о намерении обеспечить поставки в Nabucco, Ашхабад в то же время активно наращивает объемы газового экспорта в Китай. Кроме того, он намерен начать экспорт в Индию и Пакистан. Для этого планируется сооружение Трансафганского газопровода – ТАПИ (Туркмения, Афганистан, Пакистан, Индия), ресурсной базой которого должно стать туркменское месторождение Галкыныш. Причем, по утверждениям туркменской стороны, если проект «европейского» газопровода находится в стадии «предметного обсуждения строительства», то афганский – «завершения подготовки к строительству». Согласно ТЭО проекта, трасса газопровода ТАПИ протяженностью 1 735 км и мощностью 30 млрд м3 в год возьмет старт в восточном Туркменистане, где расположены крупнейшие газовые месторождения, и, пройдя через Афганистан и Пакистан, достигнет пограничного индийского населенного пункта Фазилка.

 

Вместе с тем инициаторы проекта умалчивают о его главной проблеме – обеспечении безопасности. Большая часть маршрута пролегает по территории Афганистана и Пакистана, слабо контролируемой центральными властями этих стран. К 2014 году, с выводом большей части войск НАТО из Афганистана, ситуация еще более осложнится.

 

Не стоит забывать и о том, что у Туркменистана, производящего сегодня около 70 млрд м3 газа в год, нет возможностей для быстрого наращивания объемов его добычи. Так, выяснилось, что извлекаемые запасы Иолотано-Яшларской группы месторождений преувеличены в два-три раза. Дает о себе знать и кадровый голод, испытываемый энергетическим комплексом этой страны. Как результат, стало нормой хроническое невыполнение запланированных показателей газодобычи. По мнению многих экспертов, для того чтобы Туркменистан смог довести свои газовые мощности до объемов, достаточных для удовлетворения нужд Nabucco, понадобится по меньшей мере еще лет 20.

 

Казахстанский каравай

 

Что касается Казахстана, чьи разведанные и оценочные ресурсы газа составляют около 3,3 трлн м3, то здесь ситуация двойствена. С одной стороны, реализация полномасштабного проекта Nabucco имеет огромное значение для диверсификации маршрутов экспорта казахстанских энергоресурсов, а с другой, Астана пока «сидит на скамейке запасных» и не может присоединиться к европейскому проекту, поскольку добываемый в республике газ в основном является попутным и требует переработки на ГПЗ для получения товарного газа. Сейчас в стране действуют три ГПЗ: Казахский газоперерабатывающий завод (КазГПЗ), Тенгизский (ТГПЗ) и Жанажольский (ЖГПЗ) общей мощностью 18,9 млрд м3 газа в год, чего явно недостаточно для обеспечения его экспорта. Тем более что пять областей в самом Казахстане по-прежнему остаются негазифицированными, и правительством поставлена задача по их переводу на природный газ.

 

Добыча и производство отечественного товарного газа за последние годы имеют невысокую тенденцию роста. В 2010 году было добыто 37,4 млрд м3 сырого газа и произведено 21,1 млрд м3 товарного газа. В прошлом году газодобыча составила 39,5 млрд м3, при этом на экспорт отправлено лишь 8,1 млрд м3. К сожалению, целевые индикаторы Программы развития газовой отрасли на 2004–2010 годы так и не были достигнуты, а это 57,5 млрд м3 сырого и 28,14 млрд м3 товарного газа.

 

Надеяться на резкое увеличение имеющихся показателей в связи с промышленным освоением шельфовых месторождений (и в частности Кашагана) не приходится, поскольку большая часть добываемого на них попутного газа будет закачиваться обратно в пласт с целью повышения нефтеотдачи и утилизации серы. Что касается строящегося на побережье Каспия завода для переработки кашаганского газа, то его мощность не будет превышать 5 млрд м3 в год.

 

Вместе с тем 27 января 2012 года в своем послании народу Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил правительству завершить проектирование и приступить к строительству ГПЗ на Карачаганакском месторождении. И хотя его мощность также составит 5 млрд м3, однако эти объемы будут направлены на обеспечение газом Центрального региона страны, включая Астану.

Сегодня в Казахстане осуществляется планомерная реконструкция существующих и строительство новых магистральных трубопроводов. В результате объемы транзита газа, составлявшие в 1998 году 55 млрд м3, в настоящее время практически удвоились. В планах правительства – рост объемов транспортировки газа до 129,3 млрд м3 в 2014-м и 163 млрд м3 в 2020 году. Однако речь здесь идет прежде всего о транзитном газе, поскольку действующая схема казахстанских газопроводов, в основном, обслуживает транзитные потоки из Центральной Азии в европейскую часть России.

 

9 января 2012 года Президент Казахстана подписал Закон «О газе и газоснабжении», приоритетной задачей которого определено создание единой системы газоснабжения, включающей все магистральные газопроводы и другие объекты, а также обеспечение внутренних потребностей страны собственным газом.

Таким образом, участникам Nabucco на казахстанский газовый «каравай» рассчитывать не приходится.

 

Пахлава Азербайджана

 

Единственным поставщиком газа, с которым акционеры Nabucco вроде бы могут договориться, остается Азербайджан с его газоконденсатным месторождением Шах-Дениз. Однако у Баку – собственные планы энергетических поставок. Так, 26 июня Азербайджан и Турция подписали межправительственное соглашение о реализации проекта TANAP – сооружения Трансанатолийского газопровода с первоначальной пропускной способностью в 16 млрд м3 в год. Он соединит Азербайджан и Турцию, что позволит азербайджанскому газу второй стадии разработки Шах-Дениза экспортироваться в страны Евросоюза. В настоящее время 80% в проекте TANAP принадлежит азербайджанской SOCAR, а 20% приходится на долю турецкой BOTAS. Учитывая растущие энергетические потребности самой Турции, вопрос о том, сколько природного газа из Прикаспийского региона она сможет поставлять дальше в Европу остается открытым.

 

Вместе с тем существуют и другие альтернативы газопроводу Nabucco. В частности, проект AGRI (Azerbaijan-Georgia-Romania Interconnector), предусматривающий, что голубое топливо будет транспортироваться из Азербайджана на Черноморское побережье Грузии, где газ будет сжижаться и танкерами по морю доставляться в румынский порт Констанца. Затем его вернут в газообразное состояние и отправят из Румынии в Венгрию и далее – в Западную Европу. Декларацию о его создании AGRI в сентябре 2011 года подписали президенты Азербайджана, Грузии, Румынии, а также премьер-министр Венгрии. При этом транзит сжиженного каспийского газа по Черному морю обойдется гораздо дешевле, чем строительство газопровода Nabucco.

 

Вместе с тем BP со своими партнерами по разработке Шах-Дениза рассматривают возможность строительства собственной магистрали – Юго-Восточноевропейского газопровода (SEEP), который будет пролегать от турецкой границы до Венгрии и использовать в основном уже существующую инфраструктуру.

 

В свою очередь, немецкая E.ON Ruhrgas и швейцарская EGL предлагают проект Трансадриатического трубопровода (ТАР), который планируется протянуть через Грецию и Албанию в Италию.

 

Вынужденное обрезание

 

С учетом суровых реалий руководители проекта Nabucco были вынуждены отказаться от своих амбициозных планов и рассмотреть более дешевый вариант. Протяженность газопровода решено сократить почти в три раза, а его мощность – вдвое. Согласно урезанному варианту труба пройдет до австрийского города Баумгартен не из Прикаспийского региона, как предполагалось изначально, а от турецко-болгарской границы. Ее общая длина составит около 1300 км, в том числе в Болгарии – 412 км, Румынии – 469 км, Венгрии – 384 км, Австрии – 47 км. Таким образом, сократив свою мощность и протяженность, Nabucco из глобального проекта превратился в локальный и получил новое название – Nabucco West. Тем не менее у консорциума Nabucco Gas Pipeline International мало шансов на успех даже при таком раскладе. Это обусловлено не только существующими долговыми проблемами ЕС, но и тем, что урезанный вариант не решает проблему растущих европейских потребностей в газе. Ожидается, что разница между спросом и потреблением к 2020 году достигнет в Европе 280 млрд м3 в год, при этом доля «Газпрома» вырастет с 28% в 2011-м до 31,5% в 2020 году. Кроме того, Европа будет вынуждена покупать газ на турецко-болгарской границе и оказаться в зависимости от Азербайджана и Турции.

 

Очевидно, что переговоры между европейскими покупателями и потенциальными поставщиками газа пройдут в режиме аукциона. Остается только ждать, какие политические и экономические условия Баку и Анкара выдвинут европейцам. Понятно, что вопрос будет не только в цене, но и политике: Турции нужно членство в Европейском союзе, Азербайджану, как минимум, решение проблемы Нагорного Карабаха.

 

Таким образом, реализации проекта Nabucco препятствуют объективные факторы, среди которых проблема обеспечения трубопровода газом, полная неясность со сроками, объемами и источниками инвестиций, а также кардинальные изменения на мировом газовом рынке. И факторы эти не отменить на политических форумах или в кабинетах еврочиновников. Что ж, ближайшие месяцы покажут, остается ли у Nabucco хоть какой-то шанс, или точка невозврата уже пройдена и провал проекта скоро станет реальностью.

 


Список статей
5 лет без права на экспорт  Редакционный обзор 
Nabucco: точка невозврата  Сергей Смирнов 
Нефтесервис по-казахстански   Алмас Кудайберген 
Сила мечты в Казахстане  Сергей Никонов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem