USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN №1, 2013 год
 Местное содержание: в фокусе нефтесервис
АРХИВ

Местное содержание: в фокусе нефтесервис

Редакционный обзор

Форум нефтегазовых компаний «Нефть и газ: казахстанское содержание-2013», прошедший в середине февраля в Астане, ярко продемонстрировал двойственность ситуации, сложившейся сегодня в сфере закупок нефтегазовыми компаниями товаров, работ и услуг у отечественных поставщиков.

С одной стороны, Миннефтегаза и Мининдустрии констатируют постоянный рост казахстанского содержания в нефтегазовой отрасли. С другой, они признают, что зачастую этот процесс является не свободным рыночным волеизъявлением недропользователей, а результатом определенного законодательного и административного давления государства. Давления, которое после вступления нашей страны в ВТО волей-неволей придется ослабить. В этой связи прогнозировать, какими будут объемы закупа у местных поставщиков в новых условиях, никто не берется. Тем более, что сами производители утверждают, что сложившееся в обществе мнение о низком качестве казахстанских товаров, работ и услуг – это миф, зачастую искусственно создаваемый самими недропользователями.

Задачу по повышению местного содержания в нефтегазовом секторе пытался решить не один состав правительства, считая нефтянку «локомотивом» казахстанской экономики. Однако, несмотря на все усилия, этот локомотив пока тянет за собой далеко не все «вагоны» – смежные отрасли, где могли бы развиваться местные производства, обеспечивающие нужды нефтяников. В конце концов в Казахстане прибегли к административному «стимулированию» недропользователей, которые с 2010 года несут материальную ответственность за неисполнение контрактных обязательств по местному содержанию. Результат не заставил себя ждать: по данным ответственного секретаря Миннефтегаза Канатбека Сафинова, в последние три года закупки местных товаров, работ и услуг выросли как на дрожжах с 681 млрд до 1,4 трлн тенге.

И все же надо понимать, что это лишь общая цифра. Если же брать по отдельности товары, работы и услуги (ТРУ), то самый капиталоемкий показатель из этой троицы – казахстанские товары – по итогам 2012 года достиг рубежа в 48 млрд, а это всего 12,2% от общего объема закупок недропользователей по данной категории. То есть почти 88% товаров по-прежнему ввозятся из-за рубежа. Это при том, что доля закупок местных работ в 2012 году составила 66,8%, или 817 млрд тенге, а услуг – 49%, или 549,5 млрд. «Эти цифры говорят о том, что мы хотя и не достигли предела, но испытываем определенный дефицит предложения по местному содержанию, особенно в части товаров», – констатировал в своем выступлении на форуме г-н Сафинов. Причем, если проанализировать номенклатуру поставленных товаров с брендом «Сделано в Казахстане», нетрудно заметить, что речь идет прежде всего о некапиталоемкой продукции – трубах, арматуре, задвижках и железобетонных изделиях.

Вместе с тем введение административных рычагов воздействовало далеко не на всех недропользователей в равной мере: сегодня имеется класс «аутсайдеров» (а это 19 компаний), у которых доля местного содержания составляет 5% и менее. «С этими компаниями мы будем очень плотно работать, будем выстраивать отношения», – пообещал Канатбек Сафинов.

И тут же напомнил о законодательном праве Миннефтегаза по наложению штрафных санкций в случае неисполнения контрактных обязательств по КС. Пользоваться этим правом на практике министерство начало с 2011 года, по итогам которого было начислено 180 млн тенге штрафов, а в 2012 году эта цифра возросла почти вдвое – до 350 млн тенге, что является прямым свидетельством масштабного уклонения недропользователей от своих контрактных обязательств. Причем подавляющее большинство оштрафованных в 2011 году компаний (21 из 25) уже перечислили штрафы в бюджет, даже не пытаясь оспорить их в судах со ссылкой на низкое качество местных ТРУ. И это неудивительно, поскольку многие казахстанские производители, как правило, отсеиваются не в конкурентной борьбе с иностранными поставщиками, а просто не допускаются до участия в конкурсах.

«Особенно это касается трех крупных наших недропользователей: Карачаганакского проекта, «Тенгизшевройла» и Кашаганского проекта. Здесь зачастую производятся конкурсы по особым регламентам, закрытые для наших товаропроизводителей. Думаю, пришло время их менять. Мы понимаем, что нельзя допускать на серьезные работы, особенно в море, компании, которые не имеют соответствующих международных сертификатов, но у нас есть еще очень много инфраструктурных проектов, а также ежегодно повторяющиеся операционные расходы на техническое обслуживание заводов и других объектов. Для таких видов затрат необходимо обеспечить максимальную транспарентность. Возможно, нужно переходить на электронный формат, чтобы не было жалоб от производителей. Чтобы они могли знать четкие правила, участвовать в конкурсах и не быть отклоненными в них», – считает г-н Сафинов.

При этом иногда недропользователи ведут себя алогично: сначала помогают казахстанским заводам сертифицировать их продукцию в соответствии с международными стандартами, а потом сами же отказываются размещать на этих сертифицированных мощностях свои заказы. В частности, такая ситуация сложилась во взаимоотношениях между NCOС и Усть-Каменогорским арматурным заводом. Еще один пример связан с НК «КазМунайГаз», которая обещала обеспечить «Казнефтегазмаш» заказами на несколько сотен миллионов тенге, а разместила лишь на 17 млн. Как результат, даже крупнейшие казахстанские заводы, обладающие всеми необходимыми международными сертификатами, жалуются, что годами не могут получить заказ от китов нефтегазовой индустрии.

«МНГ не может каждый раз разрешать эти конфликтные ситуации. Есть общие правила закупок, есть общие правила международных стандартов, и мы будем применять со своей стороны санкции. Однако я считаю, что наши крупные компании должны показывать пример в этом направлении», – воззвал к ним представитель Миннефтегаза.

Одновременно в министерстве признают, что штрафы не являются эффективным инструментом для мотивации недропользователей. Хотя бы потому, что Казахстан стремится в ВТО, где от излишнего административного давления на рынок придется отказаться. И если работа по повышению КС будет держаться исключительно на законодательном кнуте, то после вступления в ВТО она просто рухнет. Не сразу, разумеется, поскольку в настоящее время МНГ пытается добиться для республики переходного периода по ряду действующих законодательных норм.

«Вместе с тем мы считаем, что есть жесткие нормы, которые нужно снимать. Такие нормы, как предоставление условной 20-процентной скидки заводам-товаропроизводителям, со временем применяться не будут», – подчеркнул г-н Сафинов. В этой связи отечественным поставщикам необходимо заранее переосмыслить принципы работы. «Есть у недропользователей справедливое нарекание в части неразветвленной логистики, несвоевременных поставок товара, низкого качества продукции. И здесь мы не должны прятаться за 20-процентной условной скидкой, а предпринять все усилия для того, чтобы быть конкурентоспособными... Мы уже добились многих успехов в этом направлении, но есть еще ряд сложных вопросов, которые, я надеюсь, мы обсудим в рамках сегодняшнего форума», – резюмировал представитель МНГ.

В свою очередь, вице-министр индустрии и новых технологий Нурлан Сауранбаев считает, что будущее казахстанского содержания при реализации нефтегазовых проектов – прежде всего за развитием сервисного бизнеса. По его оценке, порядка 50% всех затрат недропользователей уходит на услуги и создание инфраструктуры, а это, даже по данным на начало 2000-х годов, порядка $80 млрд.

Объясняя свою позицию, представитель МИНТа сослался на анализ процессов развития крупных нефтегазовых проектов. «Оно (развитие – прим. авт.) идет волнообразным образом, когда техника и оборудование нужны на очень короткий период, и под них создавать заводы очень сложно. Пройдет 3–4 года, а потом чем загружать эти предприятия? Непонятно. В то же время сервисный сектор обеспечен работой на время действия всего проекта – 40–50 лет». Одновременно г-н Сауранбаев заметил, что Казахстану пора определиться со своей нишей с точки зрения международного разделения труда и не пытаться изготавливать ту продукцию, которая никогда не производилась в республике, зато выпускается в другой стране и имеет общемировое признание.

«Сегодня нефтегазовые компании нам отчитываются по около 20 тысячам товарных позиций и мы их «кошмарим» по каждому пункту, хотя физически мы можем производить условно 300–500 позиций. Мы могли бы договориться, например, не требовать, чтобы насос (который для всего мира делают в другой стране) соответствовал местному содержанию. Но то, что могут сделать наши, – это «отрежь и положи», – это даже не обсуждается». В этой связи государству и недропользователям необходимо совместно сформировать круг работ, товаров и услуг, за который с компаний «должны спрашивать, то есть за те, которые мы сейчас делаем, и те, которые будем производить в будущем». Причем этот список нужно регулярно пересматривать, производя «апгрейд» с его постепенным увеличением.

Свои предложения по такой модели взаимоотношений с недропользователями МИНТ представит на ближайшем заседании СИИ, которое будет посвящено как раз вопросам местного содержания.

С мнением Сауранбаева о необходимости сделать акцент в развитии КС именно на сервисной сфере, естественно, согласился и председатель Союза сервисных компаний Казахстана Алмас Кудайберген. По его оценке, только в 2011 году объем сервисного рынка составил около 800 млрд тенге, то есть более $5 млрд, с перспективой дальнейшего постоянного роста. За последние 15 лет этот рынок уже увеличился более чем на 1000%. «Среди 500 самых крупных казахстанских компаний 76 являются сервисными, потому что возле одной большой нефтегазовой компании могут находиться 5–7 крупных сервисных». Говоря о проблемах во взаимоотношениях отечественных сервисников и недропользователей, самой распространенной из них он назвал то, что последние постоянно пытаются сделать казахстанские компании субподрядчиками. «Иногда бывают тендеры, где иностранные компании выигрывают, а потом передают (заказ – прим. авт.) на субподряд нашим участникам. Мы выходим на различные уровни с жалобами и просьбами проверить законность таких тендеров».

Глава отраслевой ассоциации также заявил, что, на его взгляд, в Казахстане не нужно строить заводы, которые будут ориентированы на экспорт. Ведь даже на ближайших рынках нашу продукцию не особо ждут, и за них еще нужно будет бороться.

«Большой и неохваченный потенциал – на западе Казахстана. Нужно браться за этот рынок, нужно приглашать сюда наши средние и малые компании. Так работают по всему миру. Вот такие небольшие производства нам и нужно создавать». В то же время, по словам г-на Кудайбергена, в Казахстане есть сервисные компании, которые активно работают за рубежом, однако даже в ближнем зарубежье, в частности в Туркменистане, нашим специалистам сложно получить рабочую визу. В связи с чем он попросил правительство провести соответствующую работу с туркменскими коллегами.

Комментируя фразу главы Союза сервисных компаний о необходимости вложений в Западный Казахстан, заместитель председателя правления АО «НК «КазМунайГаз» Магзум Мирзагалиев сообщил, что иностранные компании уже выразили намерение инвестировать в экономику региона около $375 млн. Такая договоренность была заключена в ходе инвестиционного форума, прошедшего в Актау 24–26 сентября прошлого года. «Эти соглашения предусматривают создание индустриального парка в Жанаозене, предприятий по производству различных видов нефтегазового оборудования, а также в области автоматизированных систем управления технологическими процессами и контрольно-измерительных приборов, строительство завода по производству премиальных соединений на трубы нефтепромыслового сортамента, а также завода по переработке битуминозных пород в Мангистауской области».

Что касается самого национального оператора, то он планирует увеличить свои показатели КС с прошлогодних 60% до 63% в 2013 году. Для справки: по предварительным итогам 2012 года, общий объем закупок в группе компаний «КазМунайГаз» составил 1,162 трлн тенге. При этом КМГ, похоже, является одной из немногих нефтегазовых компаний, способных «похвастаться» относительно большим объемом заказов, размещенных на машиностроительных мощностях Казахстана. По данным того же Магзума Мирзагалиева, в прошлом году он составил 36 млрд тенге. При этом для ряда казахстанских предприятий «КазМунайГаз» является генеральным заказчиком. Так, заказами КМГ на 100% загружено АО «Мунаймаш», АО «АЗНО» – на 94%, а АО «ПЗТМ» – на три четверти.

В свою очередь, заместитель генерального директора ТОО «Тенгизшевройл» Ануарбек Джакиев сообщил, что с 1999 года доля КС в закупках ТШО превысила $13 млрд с «положительной динамикой по товарам».

Ему оппонировал Эдуард Креймер, генеральный директор ТОО «КSP Steel», производящего стальные бесшовные трубы и другую продукцию. В своем выступлении он заявил, что уже в течение нескольких лет это СП под разными предлогами тянет с обещанным размещением заказа на его предприятии.

Он также выступил против мифа о низком качестве казахстанской продукции, рассказав о случае, когда один из заказчиков, грубо нарушив условия и технологию монтажа, незаслуженно обвинил «КSP Steel» в некачественной работе. «Это нечестное отношение к поставщикам. Кто из нас может похвастать, что его выслушали на месторождении и внесли в совместный протокол разбирательства его точку зрения? Никто! Между тем уже сформировано мнение, что казахстанское содержание – плохого качества», – посетовал г-н Креймер. И тут же предложил присутствующим на форуме представителям госорганов по аналогии со списком недобросовестных поставщиков составить и список недобросовестных заказчиков: «На нас вешают обвинения, которых мы не заслуживаем, и мы хотели бы получить защитный механизм».

Одновременно г-н Креймер попросил МНГ и МИНТ продумать вопрос учета интересов отечественного производителя при вступлении в ВТО. «Мы открываем свои границы в соответствии с уставом этой организации, и, конечно, в отношении нас делают то же самое. Но куда я повезу свою трубу – в страны, где дешевая рабочая сила? Чем нам на это ответить? Может, тоже привезти рабочих из Мозамбика? …Сейчас кризис: у нас объем производства упал в пять раз в тоннаже. Тем не менее мы ни одного человека не уволили, не отправили в неоплачиваемый отпуск, хотя законодательство позволяет нам это сделать. Мы поддерживаем социальную политику главы государства и хотели бы, чтобы при принятии решений по ВТО этот социальный вопрос был рассмотрен глубже. Не механически – мол, все конкурируют на равной основе… Сейчас Китай платит заградительные пошлины США и Канаде. Из Европы китайские производители также, по сути, удалены, то есть все «ветераны» ВТО защищают свой рынок. А в Казахстане нас уже сейчас приучают к мысли, что нам нужно будет честно конкурировать», – заключил директор «КSP Steel».

Общий итог обсуждению накопившихся проблемных вопросов фактически подвел генеральный директор ассоциации KAZENERGY Асет Магауов, который обозначил пути их решения. По его мнению, во-первых, необходимо обеспечить унификацию требований к казахстанским подрядчикам, чтобы они «не проходили квалификацию по всем крупным проектам по очереди», чтобы была одна стандартизированная процедура, единые критерии и требования к поставщикам, которые бы признавались всеми недропользователями. Во-вторых, обеспечить доступность и систематизированность информации, касающейся долгосрочного спроса на товары и услуги, чтобы казахстанские поставщики и подрядчики имели возможность подготовиться. В-третьих, провести унификацию тендерных процедур, чтобы правила игры у всех недропользователей были одинаковыми.

Помимо этого, г-н Магауов попросил представителей госорганов провести централизацию системы управления и мониторинга КС, поскольку в этой сфере создано множество рабочих групп – при СИИ, при правительстве, при министерствах. «Нам бы хотелось, чтобы у этих групп были понятные и четкие цели, задачи, функции, и, если есть возможность, их надо оптимизировать, чтобы действительно было несколько ответственных за казсодержание министерств, чтобы было понятно, за что каждое из них отвечает». Он также подчеркнул, что казахстанское содержание – это не только вопрос исполнения контрактных обязательств, но и социальной ответственности бизнеса, а потому подходы здесь должны пересматриваться. «Конечно, могут быть определенные конфликты интересов между проектами и поставщиками по графику, срокам, стоимости, но я думаю, эти вопросы можно своевременно учитывать и нивелировать негативные последствия», – заключил представитель KAZENERGY.

 



Список статей
Новый курс Назарбаева  Сергей Гахов 
Три года на рельсах ФИИРа  Редакционный обзор 
Новая конкурентная высота  Еркебулан Ильясов 
Органический агропром  Алексей Нигай 
Наш самый сладкий бренд!  Анатолий Попелюшко 
Плюс газификация всей страны!  Редакционный обзор 
Страховой круговорот  Алексей Нигай 
Откройте ваше сердце детям!  Гульхан Исабаева 
Дотянувшись до мечты   Марат Омаров 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem