USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №1, 2013 год
 Фондовый рынок: стагнация на фоне роста
АРХИВ

Фондовый рынок: стагнация на фоне роста

Алексей Нигай

14 марта в Алматы прошел VIII Казахстанский финансовый форум, организатором которого традиционно выступает компания Cbonds. В ходе его работы эксперты достаточно скептически оценили перспективы рынка коллективных инвестиций и ожидают снижение активности на KASE в связи с созданием Единого пенсионного фонда.

Открывая форум, генеральный директор Cbonds Сергей Лялин обратил внимание на тот факт, что главный индикатор состояния казахстанского рынка акций – индекс KASE сейчас колеблется около отметки в 1000 пунктов, что по-прежнему в 2,5 раза ниже предкризисного уровня. Более того, к марту прошлого года он снизился на 20%, и это притом, что казахстанская экономика растет, а мировая пока не испытывает глобальных катаклизмов. «Мне кажется, когда происходит отрыв рынка акций от реальной экономики, это свидетельствует о том, что нормального фондового рынка в стране нет», – констатировал сложившуюся ситуацию эксперт.

Не лучше, по его мнению, обстоят дела и в казахстанском сегменте паевых инвестиционных фондов (ПИФ), где количество управляющих компаний уменьшилось с 20 (до кризиса) до 5. На данный момент общий объем активов коллективного инвестирования не превышает и $9 млн. Тогда как, например, в Болгарии, которая беднее и меньше Казахстана, этот показатель составляет около 300 млн евро, и там это считается очень низким уровнем.

Для того чтобы хоть как-то смягчить оценки, глава Cbonds тут же добавил, что последние события все-таки дают повод для определенного оптимизма, имея в виду положительную динамику акций Kcell и «КазТрансОйла», весьма успешно вышедших на IPO.

Постепенная интеграция

Не обошли стороной на форуме и тему интегрированного финансового рынка Казахстана, России и Беларуси, который планируется создать в рамках ЕЭП к 2020 году.

По словам министра по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимура Сулейменова, гармонизация законодательств трех стран в банковском и страховом секторах, а также на рынках ценных бумаг будет происходить в несколько этапов.

На первом из них, то есть к 31 декабря 2015 года, предстоит осуществить гармонизацию понятийного аппарата, порядок и условия создания финансовых организаций, требования в отношении профессиональной квалификации и деловой репутации руководящих работников финансовых организаций.

На втором этапе – к 31 декабря 2017 года будет гармонизировано законодательство по выдаче, отказу и приостановлению лицензий, а также заложены нормы взаимного признания лицензий. ЕЭК рассчитывает максимально сблизить пруденциальные требования, гармонизировать порядок, процедуру и условия ликвидации, а также реорганизации финансовых организаций. Кроме того, будут приведены в соответствие требования, направленные на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем.

На третьем этапе, к 2020 году, планируется завершить гармонизацию норм законодательства, которое будет регулировать надзор в финансовой сфере, что станет конечной мерой государственного регулирования. Также будет установлен порядок осуществления надзора, составы административных правонарушений и сами санкции по ним. Только тогда будет поставлена конечная точка, которая позволит сказать, что правила игры на финансовых рынках трех стран практически едины.

«В целом 2020 год – это тот год, когда уже по имеющимся договоренностям и обязательствам мы должны прийти к единому финансовому рынку, когда будет обеспечено взаимное признание лицензий и прочих разрешительных документов, а также недискриминационный доступ стран-участников на рынки друг друга».

Вместе с тем уже до конца текущего года планируется разработать Стратегию развития финансового рынка ЕЭП, которая на данном этапе пока не будет учитывать перспективы формирования единого регулятора. Однако, уточнил г-н Сулейменов, в соответствии с уже имеющимися договоренностями к 2015 году стороны должны будут рассмотреть возможность и необходимость создания общего на три страны регулятора.

К тому же в 2013 году планируется подписать два важных документа. Первый – это Соглашение о требованиях к осуществлению деятельности на финансовых рынках ЕЭП, где определяются сроки и этапы, в которые будет проведена гармонизация национальных законодательств стран–участниц ЕЭП. Второй – Соглашение по обмену информацией между уполномоченными органами (включая информацию конфиденциального характера), которое позволит решить задачу повышения прозрачности финансового рынка и создания интегрированного информационного пространства между регуляторами.

Когда восстановится доверие?

Начатая главой Cbonds тема ПИФов была продолжена в ходе круглого стола «Финансовый рынок Казахстана: перезагрузка». Как известно, интерес к паевому инвестированию, зародившийся еще в период бурного роста ВВП, после кризиса резко уменьшился. Вместе с тем, как утверждает директор Департамента по развитию РФЦА и исламского финансирования Нацбанка Дархан Нурпеисов, по мере восстановления рынка (в ближайшие 3–5 лет) паевых фондов и управляющих компаний вновь станет больше.

Однако профучастники пока не проявили заинтересованности в развитии этого направления. Тем более с учетом того негативного опыта, который пайщики получили в период кризиса. В частности, председатель правления «Казкоммерц Секьюритиз» Шолпан Айнабаева напомнила, что казахстанская история развития движения коллективных инвестиций существенно отличается от российской: «Разница в том, что если в России первый закон об инвестиционных фондах появился еще в 1997 году, то в Казахстане – в 2004-м, и лишь в 2006–2007 годах было активное развитие этих фондов. Тогда очень трудно было убедить даже малую часть инвестиционно грамотного населения войти в этот бизнес. Потом сразу грянул кризис. И если российский инвестор к кризису подошел более или менее подготовленным и развитым, уже пройдя через какие-то волны, то для казахстанцев это было так: вошли – и потеряли. И после кризиса это доверие до сих пор не восстановилось. Чтобы восстановить его, нужно очень много поработать. А сейчас это нерентабельно».

Председатель правления «Halyk Finance» Еркебулан Тулибергенов согласился с коллегой: «У нас была идея создать индексные ПИФы, но те правила, которые были на тот момент, не позволили нам ее осуществить». В Казахстане не самая удобная среда для развития ПИФов, поскольку они требуют большого количества активов. Пайщики обожглись на кризисе, потеряв до 50–70% своих первоначальных инвестиций, а потому отвернулись от этого продукта. Те же управляющие компании, которые занимались ПИФами, свернули свою деятельность в этом направлении, поскольку расходы на ее поддержание были слишком высоки. «На текущем этапе развития данный продукт нам неинтересен», – резюмировал спикер.

О пенсионной системе и фондовом рынке

Практически все выступавшие на форуме эксперты согласились с тем, что объединение пенсионных фондов негативно скажется на состоянии дел на фондовом рынке. В частности, вице-президент KASE Андрей Цалюк признал, что в связи с созданием ЕПФ Казахстанская фондовая биржа может потерять определенную часть дохода на делистинге существующих десяти НПФ и тех компаний, которые пришли на биржу, чтобы получить доступ к пенсионным деньгам.

Он напомнил, что в 2012 году именно пенсионные фонды покупали 80% корпоративных бумаг, однако совершенно очевидно, что таких объемов торгов, как в прошлом, уже не будет. «Из того, что сейчас разрешено покупать пенсионным фондам и что – нет, у них уже нет возможности вкладываться в негосударственные компании. В общем, получается, что влияние однозначно будет негативным. Падение спроса снизит и интерес компаний к листингу на бирже».

По словам г-на Цалюка, раньше между НПФ наблюдалась конкуренция. «Эмитент при размещении мог пойти сначала в один пенсионный фонд и там поговорить насчет приобретения бумаг, а потом в другой фонд. А если такой возможности не будет, то могут возникнуть серьезные последствия».

В свою очередь, председатель Комитета по контролю финансового рынка и финансовых организаций Нацбанка Куат Кожахметов больше говорил о положительных моментах при создании ЕПФ, главным из которых он назвал запрет на проведение НПФ сделок с аффилированными лицами.

Примечательно, что, приведя тот же пример, что и г-н Цалюк, он усмотрел в нем и позитивную сторону: «Если раньше эмитенты ходили по нескольким фондам, то теперь все будет представлено одному. Снизятся издержки. Эмитентам нужно будет лишь обосновать свою состоятельность и перспективность».

В то же время глава КФН признал, что при переходе к ЕПФ возникнет и отрицательный социальный аспект, поскольку в результате слияния фондов многие специалисты останутся без работы. «В настоящее время в пенсионной системе работают 12 тысяч человек, и здесь возможны сокращения. По банковскому сектору наблюдается похожая тенденция – на протяжении последних двух лет доля сокращенных сотрудников доходит до 12%. Но и другие финансовые институты с начала кризиса значительно снизили штат».

Между тем директор департамента исследований Halyk Finance Сабит Хакимжанов считает, что одной из основных причин больших комиссионных расходов НПФ являются регуляторные нормы – высокие требования по капиталу и обязательства по компенсации низкой доходности: «Такая страховка за счет управляющей компании слишком дорого стоит для вкладчиков. Она создает потребность в капитале и повышает его стоимость».

Говоря о перспективах развития пенсионной системы в целом, он напомнил, что, помимо собственно накопительной функции, НПФ в Казахстане являются основными институциональными инвесторами, управляя активами в размере порядка 10% ВНП страны, что втрое выше, чем в России.

Другое дело, что в последнее время накопительная пенсионная система (НПС) испытывала экзистенциальный кризис (кризис существования, или состояние тревоги), который был связан со слишком низкой доходностью, и ожидаемые пенсии, которые можно было получать по аннуитету, замещали лишь очень маленькую долю ожидаемой зарплаты.

Так, при условии, что доходность НПФ примерно равна темпам роста доходов, накопительные пенсии для вкладчиков должны составлять около 25–30% от их зарплаты. Однако в последние 11 лет доходность НПФ в среднем была около 6%, тогда как зарплаты ежегодно увеличивались на 16%. По мнению г-на Хакимжанова, если эта тенденция сохранится, то в будущем накопительные пенсии смогут заместить не более 8% зарплаты.

При этом население нашей страны пока еще остается достаточно молодым, а потому пенсионные отчисления для них носят форму «налога». Казахстанцы привыкли, что доходы растут как бы сами собой, а потому желания сберегать средства у них нет. «Зачем накапливать под 5%, когда зарплата завтра вырастет на 20%? Люди накапливают только тогда, когда у них есть неопределенность в завтрашнем дне, если они ожидают снижения своего дохода, потери работы или трудоспособности».

Вместе с тем, как считает эксперт, в отличие от солидарной системы, которая имеет элементы демографической и финансовой пирамиды, НПС полностью обеспечена, однако она работает хорошо тогда, когда экономика находится не в лучшем состоянии. В этой связи г-н Хакимжанов ожидает, что разрыв между темпами роста зарплат и доходностью пенсионных активов в будущем будет снижаться. «Уже сейчас казахстанская и мировая экономика замедляется, и, скорее всего, темпы роста государственных расходов станут намного меньше. Правительство пытается сократить несырьевой дефицит бюджета. Рост нефтяных доходов тоже остановился. Поэтому рост расходов, а значит, и зарплат, замедлится. В то же время сокращение ненефтяного дефицита бюджета, скорее всего, приведет к большей потребности Минфина в выпуске ценных бумаг. Это повысит доходность пенсионных активов. Поэтому, следующее десятилетие будет хуже для экономики, но лучше для накопительной системы», – прогнозирует эксперт.

В заключение он обратил внимание на то, что проблема низких накопительных пенсий женщин может быть решена не только за счет повышения пенсионного возраста, но и путем признания пенсионных вкладов, накопленных за время совместной жизни, общей собственностью супругов. Это защитит права женщин, особенно домохозяек и многодетных матерей и снизит будущие расходы бюджета по их пенсионному обеспечению.

Облигационные рекорды

Участники форума обратили внимание на возможности, которые открывает перед казахстанскими эмитентами облигационное ралли, наблюдаемое на глобальных финансовых рынках. Так, директор управления бизнеса и взаимоотношений СНГ Fitch Ratings Михаил Соловьев рассказал о результатах опроса инвесторов, проведенного этим агентством в январе 2013 года. По его словам, большая часть респондентов (31% против 19%) считает, что кредитное качество корпораций с развивающихся рынков будет улучшаться.

Fitch ожидает, что суммарный объем выпуска еврооблигаций банками и корпорациями из Казахстана в 2013 году вырастет вдвое и достигнет $8 млрд (плюс $1 млрд составит заявленный выпуск суверенных еврооблигаций). При этом прогноз Fitch по рейтингам большинства казахстанских компаний – «Стабильный».

В свою очередь, член правления Halyk Finance Арнат Абжанов отметил, что глобальное облигационное ралли началось еще в ноябре 2012 года и привело к рекордно низким ставкам на рынке долгового капитала. Это позволило эмитентам из развивающихся стран привлечь более $415 млрд в 2012 году, что превысило более чем на 60% аналогичный показатель 2011 года и является самым высоким историческим уровнем. Предыдущий рекорд был зафиксирован в 2010 году, когда объем выпуска облигаций составил $284 млрд.

«Это ралли создало благоприятное окно для казахстанских эмитентов, чем и воспользовался целый ряд отечественных компаний во втором полугодии 2012-го и в I квартале 2013 года. Об этом свидетельствует значительный объем денежных средств в размере $3,2 млрд, привлеченный эмитентами из Казахстана в прошлом году через размещение еврооблигаций, что в 2,6 раза больше, чем в 2011 году».

О стабильном и растущем интересе международных инвесторов к казахстанскому риску также свидетельствует тот факт, что в настоящий момент стоимость 5-летней страховки суверенного дефолта (CDS) Казахстана находится в районе исторического минимума за последние 5 лет. Кроме того, уровни доходности казначейских облигаций США сейчас также находятся на исторических минимумах, что, как заявил эксперт, способствует дальнейшему росту выпусков еврооблигаций эмитентами из развивающихся стран.



Список статей
Новый курс Назарбаева  Сергей Гахов 
Три года на рельсах ФИИРа  Редакционный обзор 
Новая конкурентная высота  Еркебулан Ильясов 
Органический агропром  Алексей Нигай 
Наш самый сладкий бренд!  Анатолий Попелюшко 
Плюс газификация всей страны!  Редакционный обзор 
Страховой круговорот  Алексей Нигай 
Откройте ваше сердце детям!  Гульхан Исабаева 
Дотянувшись до мечты   Марат Омаров 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem