USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №2, 2013 год
 Зеленая альтернатива
АРХИВ
Зеленая альтернатива

Алексей Нигай

 
 

Для Казахстана с его огромными запасами нефти, газа, угля проблема доступа к дешевым энергоресурсам в принципе не актуальна. Тем не менее правительство постоянно заявляет о своей приверженности принципам «зеленой экономики», поскольку развитие альтернативной энергетики создает абсолютно новые технологические и производственные ниши. Это общемировая тенденция, а потому остаться от нее в стороне было бы недальновидно.

 
 

В рамках перехода к «зеленой экономике» Президент Казахстана поставил задачу по развитию производства альтернативных и возобновляемых видов энергии (ВИЭ), на которые к 2050 году должно приходиться не менее половины совокупного энергопотребления страны. В этой связи в начале текущего года правительство приняло План мероприятий по развитию альтернативной и возобновляемой энергетики на 2013–2020 годы, согласно которому уже к 2020 году мощности ВИЭ должны быть доведены до 1040 МВт. К этому времени в республике должны будут действовать 13 ветроэлектростанций (ВЭС общей мощностью 793 МВт), 14 гидроэлектростанций (ГЭС, 170 МВт), а также 4 солнечные электростанции (СЭС, 77 МВт).

 
 

В целом ожидаемую динамику развития «зеленой» энергетики в Казахстане можно охарактеризовать следующими цифрами. В 2014 году объем выработки электроэнергии ВИЭ должен составить 1% от ее общего потребления, в 2020 году 3%, а уже к 2050 году – 50%.

 
 

По данным министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева, на сегодняшний день этот показатель не превышает 0,5%. Для сравнения: в Исландии и Дании он равен 29%, в Португалии – 18%, на Филиппинах – 17%, в Испании, Финляндии и Германии – более 12%, в Австрии – 11%, а в Нидерландах – свыше 10%.

 
 

Между тем у Казахстана огромные возможности в этой сфере. По ресурсам ветроэнергетики республика находится на третьем месте в СНГ, уступая лишь России и Таджикистану. Ее общий ветроэнергетический потенциал оценивается примерно в 920 млрд кВт/ч, а в целом по ВИЭ приближается к 1 трлн кВт/ч. Поэтому вполне логично, что государство стремится сделать данное направление приоритетной сферой своей технологической и индустриальной политики.

 
 

Кстати, за последние десять лет общемировое потребление традиционных энергоресурсов возросло примерно на четверть, тогда как совокупный мировой ВВП вырос более чем на 40%. Прямой взаимозависимости между этими показателями нет, однако косвенно можно говорить о росте использования энергосберегающих технологий, общем снижении энергоемкости промышленных производств и более широком использовании ВИЭ.

 
 

Еще один аспект, с точки зрения которого Правительство Казахстана рассматривает развитие ВИЭ, – социальный. Дело в том, что в стране около 70 населенных пунктов (а это более 16 тыс. человек) не обеспечено централизованным электроснабжением. Оптимальное решение этого вопроса видится именно в комбинированном использовании ВИЭ.

 
 

«У нас уже реализован совместный с южнокорейскими партнерами проект «Жасыл ауыл» в Алматинской области. Долгое время в селе Сарыбулак не было ни воды, ни электричества. Поставили солнечные батареи, провели электричество и установили насос для воды. Сейчас электроэнергией и питьевой водой обеспечено 16 домов. Этот проект является хорошим примером того, как рационально можно решить проблему энергоснабжения при помощи применения инновационных технологий», – отмечает Асет Исекешев.

 
 

В целом, по его словам, на данный момент в Казахстане уже реализовано 25 «зеленых» проектов, тем не менее основная масса объектов ВИЭ будет вводиться в последующие семь лет.

 
 
Поднять коммерческий интерес
 
 

Как считает председатель Комитета по ВИЭ Казахстанской электроэнергетической ассоциации (КЭА) Гульбану Пазылхаирова, наша страна вызывает значительный интерес у потенциальных инвесторов, особенно в части ВИЭ, поскольку любой инвестор знает, что шансов на скорейшую окупаемость вложений больше у того, кто начинает финансировать первым.

 
 

И все же действующих объектов ВИЭ в республике пока немного. В качестве примера можно назвать недавно построенную в Жамбылской области первую очередь Кордайской ВЭС с предполагаемой мощностью до 10 МВт, а также СЭС на 52 кВт/ч, введенную в эксплуатацию в Алматинской области.

 
 

В целом, по данным г-жи Пазылхаировой, в настоящее время имеется около 20 проектов с различной стадией согласования тарифов, ТЭО, разрешений на землепользование и т. д.

 
 

Главной движущей силой сотрудничества в сфере ВИЭ являются отдельные представители бизнес-сообщества Казахстана, России, КНР, Украины, США, Германии и других стран. Они самостоятельно продвигают новые идеи и проекты в различных направлениях развития, будь то производство или поставки оборудования, услуги консалтинга, рабочее проектирование или научные изыскания.

 
 

По словам г-жи Пазылхаировой, характер обращений предпринимателей в КЭА свидетельствует о том, что одной из главных проблем при развитии ВИЭ в Казахстане является отсутствие или недостаток информации о состоянии рынка. Инвесторов интересуют прогнозы на цены, уровень спроса, данные о состоянии инфраструктуры, наличие поставщиков, гарантии сбыта, инструменты господдержки, административные и правовые барьеры и т. д. «Часть из этих проблем можно было бы решить, например, путем формирования пула инвесторов, созданием единого информационно-ресурсного центра по поддержке ВИЭ с соответствующим международным статусом в рамках СНГ или ЕЭП. При этом надо отметить, что потенциал для международного сотрудничества на только формирующемся казахстанском рынке ВИЭ чрезвычайно велик, он ждет лишь объективной оценки и начала реализации», – полагает глава Комитета по ВИЭ.

 
 

Многие эксперты-энергетики убеждены, что действующее положение закона «О поддержке использования ВИЭ», согласно которому энергия, производимая объектами ВИЭ, должна в обязательном порядке покупаться электросетевыми компаниями, является оптимальным решением на начальном этапе их использования и внедрения. Вместе с тем, по их мнению, такие гарантии сами по себе – недостаточный стимул для роста инвестиций.

 
 

Практическая реализация проектов затруднена из-за нестыковок в законодательстве. В частности, речь идет об определении фиксированной отпускной цены для объектов ВИЭ. В этой связи МИНТ разработало новый проект закона с учетом мировой практики и существующего положения дел в нашей стране.

 
 

В нем предусматривается ряд гарантий в отношении цены, обеспечивающей возврат инвестиций и покрытие рисков, сроков действия установленной цены для проекта, закупа электроэнергии от ВИЭ, а также беспрепятственной интеграции ВИЭ в сеть. Кроме того, в проект заложены меры господдержки для потребителей, использующих энергию ВИЭ. Они будут выражены в предоставлении физическим лицам, подключенным к энергосистеме, возможности реализации излишков электроэнергии, вырабатываемой объектами ВИЭ. В свою очередь, физическим лицам, не имеющим подключения к энергосистеме (удаленные потребители), будет выплачиваться компенсация из республиканского бюджета в размере 50% от стоимости приобретения установок ВИЭ мощностью до 5 кВт.

 
 

Речь идет об электрификации 1,2 тыс. фермерских хозяйств и отгонных пастбищ. Правительство готово ежегодно покрывать часть затрат для 400 хозяйств из расчета, что цена на установку объекта ВИЭ мощностью 5 кВт для одного дома составит 4430 тыс. тенге. Премьер-министр поручил внести все поправки в законопроект с принятием необходимых подзаконных актов до конца первого полугодия.

 
 

Гульбану Пазылхаирова отмечает, что внедрение фиксированных тарифов станет гарантией для инвесторов в отношении возвратности вложенных средств, поможет внести ясность по величине необходимых капиталовложений для отдельных объектов и видов ВИЭ. Это также позволит сформировать более четкие показатели доходности при финансировании проектов ВИЭ со стороны банковских структур.

 
 

Что касается инновационных подходов в реализации проектов ВИЭ, то здесь эксперты сходятся во мнении, что наиболее эффективным как с технологической, так и с экономической точки зрения, является комбинированное использование энергии воды, ветра и солнца. Конечно, такой подход потребует финансовых затрат и дополнительных научных исследований. Вместе с тем в Казахстане есть все условия для внедрения комбинированных проектов.

 
 
Не упустить шанс
 
 

Конечно, сегодня необходимость развития ВИЭ в первую очередь связана с решением экологических проблем. Ни одна страна мира, даже самая развитая, самостоятельно не справится с выбросами парниковых газов, эрозией почв, опустыниванием, разрушением озонового слоя, истощением запасов пресной воды, исчезновением отдельных видов флоры и фауны. Поэтому в ближайшей перспективе отсутствие жизнеспособной энергетической альтернативы может крайне негативно сказаться в глобальном масштабе. Быстрое истощение традиционных энергоносителей (по отдельным прогнозам, нефть может закончиться уже к 2050 году) и ужесточение экологических требований приведут к удорожанию удельных капиталовложений в строительство традиционных генерирующих мощностей. В результате традиционная энергетика окажется просто не по карману даже далеко не самым бедным странам.

 
 

Не стоит забывать и о том, что Казахстан, являясь участником Киотского протокола, планирует до 2020 года сократить объем выбросов парниковых газов в атмосферу на 15%, причем во многом практическая реализация этих обязательств будет зависеть от уровня развития ВИЭ.

 
 

Вообще, к 2020 году в Казахстане запланирован ввод в строй 13 ВЭС общей мощностью 793 МВт. География проектов довольно обширная – это Алматинская, Жамбылская, Костанайская, Северо-Казахстанская, Акмолинская и Карагандинская области. При этом самый крупный объект будет запущен в селе Бадамша Каргалинского района Актюбинской области. Мощность новой ВЭС там достигнет 300 МВт. И хотя для Казахстана это огромный показатель, все же он весьма скромен по сравнению с другими странами, где уже давно работают с проектами совсем иного уровня.

 
 

Так, например, только за прошлый год США и Китай ввели на базе ветрогенераторов по 13 ГВт новых генерирующих мощностей. Крупнейшую в мире ветряную электростанцию к 2020 году намерена запустить Япония. Она сможет генерировать 1 ГВт электроэнергии, что вдвое превышает возможности нынешнего лидера – британской ВЭС Greater Gabbard. При этом в борьбу за лидерство включаются не только экономически развитые страны, но и считающийся аутсайдером Африканский континент. Так, в 2012 году заработал коммерческий ветропарк мощностью 52 МВт в одной из наиболее бедных стран – Эфиопии. А в ЮАР началось строительство ВЭС мощностью более 500 МВт.

 
 

Строительство огромных станций нового поколения подстегивает производство ветряков, что заставляет внедрять новые инженерно-строительные технологии. И это, пожалуй, даже более важное преимущество развития «зеленой энергетики», поскольку оно создает совершенно новые сервисные рынки и производственные ниши.

 
 

Казахстан же со своими небольшими проектами рискует лишиться всех этих преимуществ. Несмотря на то что в стране есть весьма перспективные технологические наработки отдельных энтузиастов, говорить о масштабном серийном производстве оборудования в сфере ВИЭ (тем более с экспортной направленностью) пока не приходится.

 
 

Поднять тарифы для развития «зеленой экономики»

 
 

Казахстан не сможет улучшить экологическую обстановку и развиваться по пути «зеленой экономики» без увеличения тарифов на коммунальные услуги для населения, отметил министр охраны окружающей среды республики Нурлан Каппаров, выступая на Форуме американской торговой палаты.

 
 

«Почему у нас плохая экология в стране? Потому что у нас нет денег на это в тарифах. Потому что за экологию надо платить. Мы говорим об экономической модели: сейчас мы выделяем по 3–4 миллиарда субсидий. Если уровень ВВП будет расти, то эта цифра вырастет до 20 миллиардов в 2030 году. И данные субсидии не мотивируют людей, они приучают к дешевому топливу, дешевой энергии. И это неправильный менталитет, неправильная экономика. Не остается пространства для новых технологий».

 
 

По его оценке, в последующие 20 лет в Казахстане необходимо модернизировать 70% электростанций, что даст дополнительные 15 лет их эксплуатации. Вместе с тем из 32 ГВт мощности, которые будут нужны экономике страны к 2030 году, только 7 ГВт будут обеспечены за счет существующих электростанций. «Нужны новые мощности, но если нет тарифов – невозможно их построить, потому что не будет возврата инвестиций». Кроме этого, низкие тарифы на ресурсы не позволяют модернизировать водно-энергетический и коммунально-бытовой секторы.

 
 

Вместе с тем глава МООС подчеркнул, что тарифы должны расти постепенно, чтобы не допустить негативного влияния на социально-экономическое положение граждан и предприятий.

 
 

ЕАБР профинансирует строительство ВЭС

 
 

Евразийский банк развития 30 апреля подписал договор с ТОО «Первая ветровая электрическая станция» (входит в группу компаний АО «Самрук-Энерго») об открытии кредитной линии на сумму 14,2 млрд тенге (около $94 млн) сроком на 10 лет. Проект предусматривает строительство в городе Ерейментау Акмолинской области ветряной электростанции мощностью 45 МВт. Его реализация обеспечит выработку электроэнергии в объеме 172,2 ГВтч в год, что позволит снизить ожидаемый в регионе энергодефицит. Одновременно проект имеет выраженный инновационный характер.

 
 

По словам заместителя председателя Правления ЕАБР Каната Досмукаметова, это первый в Казахстане промышленный проект в сфере генерации ветровой электроэнергии. В декабре прошлого года проект был включен в Региональную карту индустриализации. Как считают в ЕАБР, вовлечение в электроэнергетику ВИЭ объективно ведет к оптимизации структуры генерирующих мощностей через снижение доли традиционной энергетики, а значит – к экономии топливно-энергетических ресурсов и минимизации негативного влияния на окружающую среду.

 
 
Грядет мировой бум ВИЭ
 
 

Согласно исследованию New Energy Finance, подготовленному агентством Bloomberg, к 2030 году на долю возобновляемых источников придется половина мировой генерации электроэнергии. При этом ВИЭ обеспечат 69–74% новых мощностей, введенных в строй к этому времени. Чтобы достичь таких результатов, альтернативная энергетика должна расти минимум на 6,7% в год.

 
 

В прошлом году ежегодные расходы на проекты, связанные с производством «чистой» энергии, составили $190 млрд, что на 37% больше, чем прогнозировалось. По оценкам, этот показатель к 2030 году должен увеличиться до $630 млрд.

 
 

На сегодняшний день установка мощностей по выработке одного гигаватта (удовлетворяет потребности 800 тыс. домов в США) «зеленой» энергии обходится на 10% дешевле, чем ожидалось в 2011 году.

 
 

В исследовании отмечается, что компании увеличили расходы на устройства по выработке возобновляемой энергии благодаря снижению их стоимости. Такое падение цен произошло во многом благодаря политике Китая, который предоставляет своим производителям солнечных панелей и ветрогенераторов государственную помощь. Субсидии КНР привели к росту конкурентоспособности китайских компаний и перенасыщению рынка, в результате чего и упали цены на продукцию для ВИЭ. В связи с этим около 30% компаний, занятых производством оборудования для выработки «зеленой» энергии, были вынуждены попросить защиты от кредиторов, начав процедуру банкротства. Среди них — немецкая Q-Cells, китайская Suntech, американская Solyndra.

 
 

Вместе с тем изменения, которые подкосили производителей, в то же время позволили застройщикам установить больше мощностей ВИЭ, чем планировалось ранее.

 


Список статей
Геологоразведке – зеленый свет!  Редакционный обзор 
Шире круг нефтесервисных услуг!  Редакционный обзор 
Зеленая альтернатива   Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem