USD/KZT 354.12  +1.58
EUR/KZT 416.73  +1.58
 KAZAKHSTAN №2, 2013 год
 Финансовый сектор: опять на перепутье
АРХИВ

Финансовый сектор: опять на перепутье  

 
Редакционный обзор
 
 

Последние заявления Правительства Казахстана свидетельствуют о том, что в банковском секторе и во всей финансовой системе страны грядут большие перемены. С одной стороны, государство формально готово ослабить контроль над банками путем выхода из капитала ряда БВУ, с другой, оно намерено, по сути, национализировать частные пенсионные фонды. 

 
 

На пути к денационализации

 
 

Начнем с того, что Нурсултан Назарбаев поручил главе правительства уже в этом году обеспечить выход государства из капитала «БТА Банка», «Альянс Банка» и «Темiрбанка».

 
 

Очередное поручение президента стало своеобразным продолжением его заявления о пропаже $10 млрд антикризисных средств, которое он сделал на совещании правительства 23 января. Однако тогда министру экономики и бюджетного планирования Ерболату Досаеву, комментируя  журналистам заявление главы государства, вроде бы удалось поставить точки над i. «Они не пропали. Нурсултан Абишевич (если вы слышали) добавил, что использовать их «обещали на возвратной основе», и дал нам поручение разобраться… Куда они были вложены? Конечно, в первую очередь в банковский сектор. Я уверен, что после продажи банков, которые находятся в государственной собственности, эти деньги должны вернуться. Просто, как вы видите, эти банки еще не проданы».

 
 

Следом последовало заявление главы ФНБ «Самрук-Казына» Умирзака Шукеева о том, что в результате проведенной реструктуризации и других мероприятий внешний долг «БТА Банка» сокращен с $9 млрд до $750 млн. Очевидно, что тем самым г-н Шукеев попытался привлечь внимание инвесторов к БТА.

 
 

Однако наблюдатели по-разному оценили возможность продажи трех национализированных банков. Так, независимый эксперт Сергей Плисак поставленную перед правительством задачу назвал «амбициозной». При желании ее можно решить, однако, как он считает, все будет упираться в условия сделки.

 
 

«В первую очередь, покупатели будут смотреть на цену. Второе –это поддержка со стороны государства. В случае с БТА надо признать, что государство сейчас поддерживает его, и вряд ли инвестор будет готов сразу брать на себя такую нагрузку. Кроме того, наверное, необходимо предоставить время для выравнивания показателей до требований пруденциальных нормативов, ну и многое другое».

 
 

При этом аналитики не исключили, что продажа трех банков может идти как по отдельности, так и посредством их объединения. Напомним, что для последнего варианта уже сейчас создана законодательная база. Так, в законы «Об акционерных обществах» и «О банках и банковской деятельности» внесен ряд поправок, в которых говорится о том, что решение об объединении принимается большинством голосов акционеров, а правлению банка передается право на подписание договора о присоединении банков.

 
 
Планы есть, результатов нет
 
 

Впрочем, каких-то серьезных практических шагов по продаже национализированных БВУ по-прежнему нет. Зато есть зондаж общественного мнения со стороны чиновников. Так, вице-премьер Казахстана Кайрат Келимбетов в качестве одной из возможных мер по выходу государства из капитала «БТА Банка» предложил обменять его акции на акции НПФ Народного банка. Другими словами, отдать БТА в собственность Народному в обмен на его НПФ. Аналогичное предложение он сделал и «Казкоммерцбанку».

 
 

«По НПФ Народного банка и «Грантуму» предполагается следующая схема. Если мы у Народного банка выкупаем акции его НПФ, то мы взамен предлагаем, в том числе, рассмотреть возможность расчета акциями БТА. Соответственно, если мы предлагаем «Казкоммерцбанку» приобрести у него акции «Грантума», то взамен мы предлагаем акции Казкоммерцбанка, которые нам же принадлежат. Это нормальная практика, так как мы все равно из капитала «Казкоммерцбанка» собирались выходить», – заявил вице-премьер.

 
 

Ответ банков не заставил себя долго ждать. Но если «Казком» согласился на такое предложение, то Народный банк заявил, что с целью прояснения сложившейся ситуации сначала планирует провести предварительные консультации с представителями АО «Самрук-Казына» и правительства. Как сказано в сообщении банка, он будет рассматривать возможность продажи или обмена доли в пенсионном фонде «только в случае поступления официальных предложений».

 
 

Как считают эксперты, заявление г-на Келимбетова вполне укладывается в рамки поручения Президента вернуть антикризисные деньги. Однако они отнеслись скептически к предложенной вице-премьером схеме. Например, бывший член правления ФНБ «Самрук-Казына», а ныне председатель совета директоров АО «VISOR Capital», Айдан Карибжанов на своей странице в Facebook дал следующую оценку идеи: «К Кайрату Нематовичу хорошо отношусь и профессионально и лично. Но с опаской отмечаю, что его «фабрика по изготовлению сложных построений» вновь заработала на полную мощность».

 
 

Впрочем, каких-то конкретных договоренностей между банками и фондом «Самрук-Казына» заключено пока не было. Тем не менее, с учетом намерений правительства объединить все пенсионные фонды в один государственный, уже в ближайшее время следует ожидать определенных шагов в этом направлении. 

 

Что касается «Альянса» и «Темiра», то не так давно агентство Bloomberg сообщило, что возможность их покупки рассматривает внештатный советник президента, владелец банка Kassa nova и экс-собственник «АТФБанка» Булат Утемуратов.

 
 

Кипр тревоги нашей

 
 

Немало шума, в том числе и в Казахстане, наделало намерение правительства Кипра ввести единовременный налог в размере до 25% на депозиты более 100 тыс. евро. Предполагалось, что в случае принятия соответствующего законопроекта он поможет островной республике вовремя собрать 5,8 млрд евро, необходимых для получения финансовой помощи от Евросоюза.

 
 

При этом сбор должен был коснуться не всех банков, а только счетов крупнейшего из них – Bank of Cyprus. Фактически речь шла о том, что развитые страны с молчаливого одобрения Европейского союза и МВФ были готовы к экспроприации огромных средств, находящихся в офшорных юрисдикциях. Однако этот проект не поддержало абсолютное большинство кипрских парламентариев. Зато сама инициатива вызвала международный общественный резонанс, поскольку в банках этих офшоров хранили свои средства не только состоятельные частные лица со всех уголков мира, но и крупнейшие компании.

 
 

Конечно, можно было бы делать вид, что к Казахстану эта глобальная акция не имеет никакого отношения, но тем не менее больших денег могли лишиться физические и юридические лица из нашей страны. При этом намеки на то, что казахстанская сторона может потерять довольно значительные активы, были весьма прозрачными.

 

И все же поначалу глава Нацбанка Григорий Марченко уверял, что ситуация на Кипре не затронет Казахстан. В частности, в ходе одной из онлайн-конференций он заявил, что «депозитов наших юридических и физических лиц в кипрских банках не просматривается и у наших банков нет отношений с ними».

 
 

Впрочем, на последней, апрельской пресс-конференции г-н Марченко был вынужден скорректировать свою позицию. Он признался, что на конец прошлого года на Кипр приходилось более $1,1 млрд казахстанских инвестиций. «По состоянию на 31 декабря 2012 года все инвестиции Казахстана на Кипр составили $1162 млн. Из них $513 млн – прямые, 22 млн – портфельные и 627 млн – это прочие инвестиции».

 
 

Глава Нацбанка также поделился информацией об объеме финансовых вложений Кипра в нашу страну, отметив, что инвестиции из Республики Кипр составили $1,2 млрд. При этом существенная часть этих денег просто возвращена в Казахстан через зарегистрированные на Кипре компании.

 
 

При этом г-н Марченко напомнил, что в 2006 году в Казахстане был снят разрешительный, а с 2009 года и официально-уведомительный порядок извещения соответствующих государственных органов об открытии физическими лицами счетов за границей.

 
 

«Но банки, если это производится легально, то есть человек переводит деньги со своего счета в казахстанском банке на счет в каком-то зарубежном банке, дают сводную информацию. При этом ни одного вклада казахстанских физических лиц в соответствии с этой сводной информацией за эти последние пять лет на Кипр сделано не было. И только одно юридическое лицо с 2007 года открыло счет. По этому счету – нулевые остатки и нулевое движение», – обратил он внимание журналистов.

 
 

Прозвучало такое заявление весьма странно даже для не специалистов в офшорных делах – ведь очевидно, что казахстанским компаниям и вкладчикам не было никакого смысла заходить на Кипр напрямую, поскольку это проще делать через российские банки, которые имеют там развитую инфраструктуру и дочерние структуры. Например, у работающего в нашей стране ВТБ на Кипре есть Русский коммерческий банк, занимающий третье место по размеру активов с объемом клиентских депозитов около 2 млрд евро.

 
 

Чем обеспокоены в S&P?

 
 

Теперь несколько слов о том, как оценивают ситуацию в банковском секторе Казахстана в международном рейтинговом агентстве Standard & Poor`s. Недавно оно выпустило пресс-релиз, в котором высказывает обеспокоенность двумя наметившимися тенденциями. Во-первых, это быстрый рост потребительского кредитования: «Мы наблюдаем очень сильную конкуренцию в этом сегменте, которая заставляет банки увеличивать клиентскую базу за счет привлечения менее кредитоспособных клиентов и предложения продуктов с более высоким уровнем риска, что приводит к повышению кредитных рисков».

 
 

Второй тревожной тенденцией агентство назвало возобновление интереса к финансированию сектора строительства жилой и коммерческой недвижимости на фоне повышения цен на нее.

 
 

В качестве позитива можно отметить прогноз S&P по увеличению банковского кредитования. «В целом мы ожидаем, что в 2013 году рост кредитов в банковской системе в номинальном выражении будет немного выше, чем в 2012 году (11%), но не превысит 20%», – отмечается в сообщении.

 
 

При этом в S&P ожидают, что в 2013 году различия в темпах роста кредитных портфелей разных банков будут выражены «более отчетливо». По мнению аналитиков агентства, балансы крупных казахстанских БВУ, имеющих значительные портфели проблемных кредитов, могут оставаться стабильными благодаря передаче проблемных кредитов в Фонд стрессовых активов, списаниям и более низким темпам роста новых активов, чем в среднем по банковской системе. В то же время, по прогнозу экспертов S&P, некоторые новые агрессивные игроки средней величины продемонстрируют рост на уровне 20–40% в год.

 
 

Как считают в агентстве, наиболее благоприятные перспективы роста по-прежнему будут связаны с потребительским кредитованием, поскольку несколько банков, обслуживающих преимущественно корпоративных клиентов, будут стремиться увеличить свое присутствие в розничном сегменте.

 
 

В качестве негативного фактора рассматривается увеличение объема задолженности домохозяйств, особенно учитывая их низкую в международном контексте способность обслуживать свои долговые обязательства. По мнению S&P, это может привести к значительному ухудшению качества активов в менее благоприятных макроэкономических условиях.

 
 

Как предполагает агентство, в 2013 году качество активов БВУ улучшится незначительно. Причем образование Фонда стрессовых активов и банковских специальных юридических лиц, а также списание проблемных активов вряд ли приведут к существенному сокращению объема проблемных кредитов, накопленных до начала мирового финансового кризиса. «Фонд стрессовых активов использует жесткие критерии приема проблемных кредитов и высокие ставки дисконтирования, что снижает готовность банков использовать эту возможность», – считают аналитики S&P.

 
 

Назад, в прошлое

 
 

Свои оценки ситуации в банковском секторе республики дал и Нацбанк в своем очередном отчете о финансовой стабильности. Причем охарактеризовал он ее далеко не в светлых тонах: «Несмотря на высокий спрос на кредитные ресурсы со стороны заемщиков, низкий риск-аппетит банков продолжает оставаться ключевым фактором, сдерживающим кредитование реального сектора экономики. При этом имеющееся предложение кредитов ограничивается отдельными секторами экономики, которым присущ более низкий уровень рисков, а также более высокая оборачиваемость вложенных средств».

 
 

Другими словами, ситуация в лучшем случае осталась такой же, какой и была до кризиса, хотя, казалось бы, регулятор и правительство усиленно пытались развернуть ее в пользу диверсификации экономики.

 
 

Более того, как следует из отчета, отношение денежной массы и кредитов к ВВП осталось на уровне, сопоставимом с 2005–2006 годами, то есть времени, когда только начинался кредитный бум. В нем также указывается на тяжелые потери, понесенные финансовым сектором за время кризиса начиная с 2007 года. В частности, количество страховых организаций уменьшилось со своей  пиковой величины: с 44 (на начало 2009 года) до 35 (на 1 октября прошлого года), число профессиональных участников рынка ценных бумаг упало с 213 до 134, ипотечных организаций, – с 12 до 3, а организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций – с 22 до 5. Добавим к этой, и без того нерадужной картине, что уже совсем скоро рынок могут вовсе покинуть частные накопительные пенсионные фонды.

 
 

Что касается собственно банков, то их число за этот период особо не изменилось: если пиковое значение на начало 2011 года составляло 39 БВУ, то к концу III квартала прошлого года – 38. Зато снизилась степень концентрации в банковском секторе: если на начало 2012 года доля активов пяти крупнейших банков достигала 65,3%, то к 1 октября этот показатель упал до 60,8%.

 


Список статей
Геологоразведке – зеленый свет!  Редакционный обзор 
Шире круг нефтесервисных услуг!  Редакционный обзор 
Зеленая альтернатива   Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem