USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №4, 2013 год
 Энергосбережение: тариф всему голова?
АРХИВ

Энергосбережение: тариф всему голова?

 

Алексей Нигай

 
 

В конце августа правительство утвердило программу «Энергосбережение-2020», которая призвана решить поставленную президентом задачу по снижению к 2015 году энергоемкости ВВП Казахстана не менее чем на 10%. Кроме того, уже в этом году чиновники обещают разработать новую тарифную политику в сфере ЖКХ. Последний вопрос особенно актуален для бизнеса и населения, которые в условиях постоянной эскалации тарифов превратились в «инвесторов поневоле».

 
 
По всем фронтам
 
 

27 августа под председательством Премьер-министра Серика Ахметова состоялось заседание правительства, в ходе которого была принята новая государственная программа «Энергосбережение-2020». Ее основным целевым индикатором является ежегодное снижение энергопотребления на 10%. Представляя программу, вице-министр индустрии и новых технологий Нурлан Сауранбаев отметил, что переход на новую модель энергосбережения предусматривает реализацию 78 мероприятий на общую сумму 1,2 трлн тенге. При этом 145 млрд тенге планируется выделить из республиканского бюджета, а 9,8 млрд – из местных бюджетов. И все же большую часть средств, это 1,0452 трлн тенге государство рассчитывает получить из внебюджетных источников, в том числе за счет собственных инвестиционных вложений предприятий.

 
 

По словам г-на Сауранбаева, в течение последних трех лет Мининдустрии предприняло ряд шагов, закладывающих основы для успешной реализации новой программы. Создана соответствующая нормативно-правовая база, вступил в силу Закон «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности». Принято более 3 тысяч нормативов энергопотребления, утверждено двести технических стандартов по энергоэффективности, пересмотрены и ужесточены все строительные нормы, а также запущено 16 региональных и 5 отраслевых планов энергосбережения.

 
 

Сама программа будет реализована в два этапа. В ходе первого в 2013–2014 годах необходимо завершить энергоаудит всех крупных потребителей. Так, в текущем году сформирован Государственный энергетический реестр, в который вошли 11 712 субъектов, в том числе 727 промышленных и 2938 государственных предприятий, а также более 8000 учреждений. «В соответствии с законом дан старт началу проведения масштабных энергоаудитов для всех крупных потребителей энергоресурсов. Особое внимание здесь будет уделяться промышленному сектору, являющемуся приоритетным не только с точки зрения своей доли в общем потреблении страны (более 50%), но и по уровню потенциала в энергосбережении (около 40%)».

 
 

Как отметил вице-министр, до июля 2015 года пройти энергоаудиты должны более 2 тысяч промышленных предприятий: «Необходимо отметить, что рынок аудиторов, аккредитуемых министерством, уже создается на сегодня существуют более 25 компаний, которые работают в данной сфере. Поэтому предприятиям необходимо активизировать работу по проведению энергоаудитов. Также большой интерес к казахстанскому рынку энергоаудита проявляют иностранные компании из Европы, США, Японии и России».

 
 

На втором этапе, то есть с 2015 года, по результатам энергоаудита будут проведены основные мероприятия по модернизации промышленности и энергетики.

 
 

В целом программа «Энергосбережение-2020» включает девять ключевых направлений:

 
  • Энергоэффективная промышленность. Обязательное повышение энергоэффективности промышленных предприятий на 30%.
  • Инновационная энергетика. Снижение удельных расходов на выработку электроэнергии на 14%.
  • Энергоэффективное ЖКХ. Повышение энергоэффективности в ЖКХ и снижение на 30% удельного энергопотребления на 1 м2.
  • Энергоэффективное строительство. Пересмотр и ужесточение всех строительных норм и правил, обеспечение энергоэффективного строительства (класса А и B) начиная с 2015 года.
  • Энергоэффективный транспорт. Обновление парка воздушных судов и железнодорожных локомотивов, стимулирование населения к покупке экономичных автомобилей со снижением потребления топлива на 30%.
  • Энергоэффективный бюджетный сектор. Снижение потребления энергоресурсов госпредприятиями до 25%.
  • Энергоэффективное освещение. Поэтапный переход на светодиоды, модернизация сектора уличного освещения и сокращение электропотребления в нем на 60%.
  • Энергоэффективное общество. Общественный мониторинг реализации программ энергосбережения местных исполнительных органов, пропаганда энергосбережения и подготовка кадров в данной области.
  • Экономная оплата. Формирование бережливой модели потребления энергоресурсов у населения.
 

Особый упор в реализации программы будет делаться на трех ключевых секторах экономики, потребляющих больше всего энергии: промышленности и энергетике (свыше 50% энергоресурсов, с потенциалом снижения до 40%), транспортном секторе (20%, до 35%), а также секторе ЖКХ и госучреждений (30%, до 25%).

 
 

Для повышения энергоэффективности промышленных предприятий   предусматривается введение законодательной нормы по обязательному снижению энергопотребления на 3% ежегодно. Эта мера будет касаться индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, потребляющих энергетические ресурсы в объеме, эквивалентном либо превышающем 1500 т условного топлива в год, а также государственных учреждений и субъектов квазигосударственного сектора, которые попали в Государственный энергетический реестр и должны пройти соответствующий аудит. По его результатам предприятия обяжут разработать планы по повышению энергоэффективности, а с 2014 года они должны внедрить у себя систему энергоменеджмента. В качестве стимула для них будут выступать такие меры господдержки, как гранты и технологическое бизнес-инкубирование, а также расширенная линейка инструментов для повышения энергоэффективности через программу «Производительность-2020».

 
 

Как подчеркнул в ходе обсуждения документа министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев, «программой предусмотрен как пакет мер ответственности – а их 8, так и стимулирования – от тарифной политики до льготных кредитов. По итогам первого года реализации программы мы посмотрим на эффективность этого пакета. Возможно, будем его корректировать. Например, в Японии сейчас приняты очень жесткие законы для предприятий – ежегодно они обязаны повышать энергоэффективность на 1–3%».

 
 

В транспортной сфере для того, чтобы казахстанцы охотнее пересаживались на экономичные автомобили, Мининдустрии предлагает повысить налоги на автотранспорт с большим объемом двигателя и снизить в отношении малолитражек.

 
 

Для снижения энергоемкости в сфере ЖКХ в новой программе предусмотрена термомодернизация жилищного фонда, проведение ремонта инженерно-коммунальных городских сетей и установка общедомовых приборов учета тепловой энергии. Для этого будут введены классы энергоэффективности для зданий и бытовых энергопотребляющих устройств. Кроме того, осуществляется пересмотр всех строительных норм и правил, направленный на ужесточение и соблюдение норм энергоэффективности.

 
 

В жилых домах уже идут ремонтные работы с элементами термомодернизации в рамках Программы модернизации ЖКХ, которую курирует Минрегионразвития. В результате экономия теплопотребления для жильцов может составить до 30%. Как отметил в ходе заседания вице-министр регионального развития Каирбек Ускенбаев, «в рамках разработки единой программы по развитию регионов министерством прорабатываются механизмы стимулирования населения к проведению полной термомодернизации жилых домов. Предполагается выделение субсидий в зависимости от достигнутой степени энергоэффективности».

 
 

По его словам, в настоящий момент завершается строительство трех центров энергоэффективности в Астане, Алматы и Актобе, которые станут площадками для демонстрации и продвижения энергосберегающих технологий и энергоэффективных материалов.

 
 

Кроме того, готовится к подписанию грантовое соглашение с Всемирным банком, в рамках которого в 2014–2016 годах в различных регионах страны планируется ежегодно проводить модернизацию 20 школ, 5 больниц и реализовать 1 проект уличного освещения.

 
 

Энергосберегающая реформа предполагает поэтапный переход на светодиодные лампы, а также с 1 января 2014 года – запрет на производство и продажу электрических ламп накаливания мощностью 25 Вт и выше. В Казахстане уже открыты 11 предприятий по выпуску светодиодов, при этом цены на лампы отечественного производства за последние три года снизились с 4–5 тысяч до 1,2 тысячи тенге.

 
 

Подводя итоги заседания, глава правительства Серик Ахметов, подчеркнув важность принимаемой программы, заявил, что повышение энергоэффективности стимулирует внедрение инновационных решений, развитие науки, трансферт новых технологий: «Об этом свидетельствуют новые примеры энергоэффективности в промышленности, ЖКХ, транспорте. Считаю, что всем центральным и местным исполнительным органам необходимо усилить работу по пропаганде. Учить наших людей, показывая им, что дает энергосбережение».

 
 
За чей счет банкет?
 

Сам факт того, что Казахстан нуждается в значительном повышении энергоэффективности своей экономики, вряд ли кто-то сегодня будет оспаривать. Достаточно сказать, что энергоемкость нашего ВВП в 19 раз выше японской. И меры, предложенные правительством в новой программе, наверняка вполне обоснованы. Другой вопрос – откуда возьмутся средства на их реализацию, тем более, что основное финансирование должно быть из внебюджетных источников? И если с крупными промышленными гигантами все более-менее ясно, то в сфере ЖКХ могут возникнуть серьезные проблемы.

 
 

Как утверждает член Экспертного совета по тарифообразованию НЭПК «Атамекен» Петр Своик, предпринимаемые с 2009 года попытки решения двуединой задачи обновления изношенных сетей и ввода новых мощностей в электроэнергетике и ЖКХ через переход на так называемые предельные, средне- и долгосрочные инвестиционные тарифы, уже подвели население и МСБ к «пределу платежеспособности». При этом проблема инвестирования в модернизацию и развитие коммунального сектора по-прежнему остается нерешенной, а уровень заявляемого износа основных средств не становится меньше (60–70%). Большинство электрогенерирующих станций построено в 60–80-е годы прошлого столетия. Более половины всех действующих ТЭЦ построены не менее 30 лет назад, и только около 13% из них имеют возраст меньше 10 лет.

 
 

При этом затраты на оплату счетов за электроэнергию и коммунальные услуги уже сейчас «съедают» почти все 40%, которые составляют непродовольственную часть официального прожиточного минимума. Мониторинг цен свидетельствует, что тарифная доля достигает 1520% (и даже выше) семейных бюджетов казахстанцев. По словам г-на Своика, это является пределом их «инвестиционных» возможностей и подводит социальное недовольство к опасной черте.

 
 

Положение малого бизнеса ничуть не лучше. Именно тарифные платежи становятся той частью затрат, на которые уходит большая часть текущей выручки, не оставляя средств на развитие. Более того, согласно опросам, до половины субъектов МСБ подумывают о закрытии своих предприятий как раз из-за быстрого роста тарифного обременения.

 
 

Тот факт, что тарифы опережают общий уровень роста цен и сами мультиплицируют нетарифные ценовые цепочки, подтверждает и статистика. Только за 2012 год при отчетной инфляции 6% платные услуги выросли на 9,3%, в том числе горячая вода – на 10,8%, электроэнергия – на 10,1%, услуги ЖКХ – на 8,2%. Причем это не стихийный тарифный рост, а итог сознательно применяемой политики предельных тарифов.

 
 

Однако в правительстве считают, что механизм инвестиционных тарифов доказал свою эффективность и имеет ряд плюсов. По словам министра экономики и бюджетного планирования Ерболата Досаева, первый из них это увеличение объема инвестиций на модернизацию и обновление основных и производственных активов за счет частных средств: «Сегодня практически все обновление и модернизация инфраструктуры в сфере ЖКХ осуществляются за счет бюджетных средств на республиканском и местном уровнях. При этом, учитывая ограниченность доступных бюджетов, мы имеем низкий объем обновлений и высокую степень износа инфраструктуры. Принцип же предельных тарифов сегодня уже подтвердил свою эффективность для электростанций как с точки зрения исключения бюджетного финансирования и стимулирования к инвестированию частников, так и с позиции обновления основных средств». Второй плюс стабильность и предсказуемость роста тарифов на услуги монополистов, которые составляют существенную часть затрат для индустриально-инновационных проектов. «Динамику роста тарифов на услуги субъектов естественных монополий за исключением электростанций невозможно спрогнозировать, и инвесторы при принятии ими решения о реализации проекта действуют вслепую. Применение же предельных тарифов, мы считаем, позволит субъектам бизнеса потенциальным инвесторам более качественно разрабатывать и в полном объеме реализовывать инвестиционные проекты, в том числе в рамках ГПФИИР».

 
 

Что же, сам по себе механизм сбора средств действительно работает. Так, по данным Мининдустрии, через утвержденные в 2009 году «предельные» тарифы для электростанций с потребителей за четыре года собрано 514,6 млрд тенге (или $3,43 млрд). Причем это только на генерацию, не считая таких же «инвестиционных» надбавок в электросетях.

 
 

Другой вопрос – как используются эти деньги. Например, в январе 2013 года Агентство по защите конкуренции и Генеральная прокуратура обнаружили, что средства от повышения тарифов в размере 2 млрд тенге энергокомпании направили на выплаты дивидендов учредителям и на празднично-культурные мероприятия.

 
 

В Счетном комитете отмечают, что государственная программа по тарифной политике и развитию конкуренции на 20102014 годы также реализовывается неэффективно. Из-за недостаточного контроля государства за тем, как монополии распределяют средства на модернизацию, было утеряно 2,2 млрд тенге. При этом за основу при формировании тарифов принимаются как раз таки расходы на реализацию инвестпрограмм. Кроме того, слабо контролировалось исполнение программы по развитию конкуренции, повышению прозрачности деятельности местных исполнительных органов, сокращению административных барьеров и созданию необходимой инфраструктуры.

 
 

Между тем тарифы на коммунальные услуги продолжают расти. Так, в июне нынешнего года в 14 регионах Казахстана вновь поднялись цены на электроэнергию. Наибольший рост наблюдался в Костанайской (+11,2%, на 1,29 тенге/кВтч) и Кызылординской (+9,3%, на 1,11 тенге/кВтч) областях. Как пояснил заместитель председателя Агентства по регулированию естественных монополий Аманжол Алпысбаев, изменение произошло, в основном, за счет роста тарифов на станциях, который составил от 40 до 80 тиын/кВтч. Причина этого увеличение инвестиционной составляющей, которая закладывается в производство электроэнергии в соответствии с долгосрочной политикой правительства «тариф в обмен на инвестиции». «Потребитель должен понимать, что рост тарифов – это вынужденная мера. Это необходимо для поддержания и модернизации активов, обеспечения качества услуг и развития экономики. Промедление при принятии непопулярных решений по тарифам может создать угрозу для бесперебойного снабжения жизненно необходимыми услугами».

 
 

Вместе с тем в мировой практике существуют различные источники финансирования как текущей деятельности коммунальных предприятий, так и капитальных затрат. Кроме собственных средств, это чаще всего банковские кредиты, а также займы, привлекаемые на фондовом рынке, в том числе за счет муниципальных облигаций (что практикуют администрации городов во многих странах), размещение акций, привлечение стратегического инвестора. Заемные средства компании вкладывают в расширение мощности и модернизацию и затем за счет большей экономии (если речь идет о более новом оборудовании) или новых источников доходов эти займы погашают.

 
 

Аргумент, что «инвестиционного» потенциала казахстанцев для решения вороха проблем в сфере энергосбережения и ЖКХ просто не хватит, похоже, услышали и сами чиновники. Так, например, председатель АРЕМ Мурат Оспанов на заседании правительства в июне заявил, что выход из сложившейся ситуации его ведомство видит в получении займов у институтов развития и банков второго уровня: «Привлечение заемных средств для реализации инвестпрограмм имеет значительный потенциал оно позволяет в короткие сроки провести широкомасштабную модернизацию тепловых сетей и водоканалов при минимальной нагрузке на тариф».

 
 

Он также поднял проблему низкого охвата многоквартирных домов общедомовыми приборами учета тепла, поскольку в действующем Законе «О естественных монополиях и регулируемых рынках» обязанности по их установке размыты и ложатся как на монополиста, так и на потребителей. В этой связи планируется внести изменения, которые возложат эту обязанность только на монополиста. «Новый подход предусматривает, что балансосодержателем приборов учета будут являться монополисты. Соответственно, содержание и охрана приборов будут осуществляться за их счет. Приборы учета, находящиеся на балансе потребителя, будут приобретены субъектом у жителей по остаточной стоимости. Периодическое снятие показаний приборов учета будет осуществляться с привлечением неправительственных организаций. Источником финансирования установки приборов учета на первом этапе станут средства от перерасчета за услуги по теплоснабжению с учетом температуры наружного воздуха, а также применение дифтарифов за счет корректировки инвестпрограмм. В последующем установка приборов учета станет одним из приоритетных мероприятий инвестпрограмм».

 
 

Кроме того, АРЕМ предлагает исключить из тарифов монополистов представительские и аудиторские расходы (кроме акционерных обществ), маркетинговые услуги, банковскую комиссию и затраты на финансовую техническую экспертизу.

 
 

При этом для повышения прозрачности тарифообразования будут установлены жесткие требования по проведению публичных слушаний и обязательных ежегодных отчетов монополистов. «Объявления о проведении публичных слушаний, отчетов об изменении тарифов будут размещаться на телевидении и в газетах, распространяемых в регионе наибольшим тиражом. Таким образом, вводятся новые требования к выбору СМИ и формату объявления».

 
 

То, что существующая система регулирования тарифов имеет ряд пробелов, признал и Премьер-министр Серик Ахметов. По его мнению, это прежде всего касается повышения прозрачности тарифообразования услуг субъектов естественных монополий и вопросов, связанных с контролем расходования средств. В этой связи он пообещал, что уже с текущего года в ряд правительственных документов будет внесено около 200 поправок. Насколько они окажутся действенными и помогут казахстанцам преодолеть тарифный синдром – покажет время.

 


Список статей
Нам любые дороги дороги?   Сергей Смирнов 
Рост через IT-инновации  Сакен Сарсенов 
Потреблять нельзя восполнить?!  Редакционный обзор 
Формула успеха   Гульжан Кудайкулова 
Проектов будет больше!  Редакционный обзор 
КНАУФ в Узбекистане  Кирилл Иванцов 
Красный код для акимов  Редакционный обзор 
Время для премий  Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem