USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №5, 2013 год
 Как нам преодолеть бензинодефицит?
АРХИВ
Как нам преодолеть бензинодефицит?
 
 
Алексей Нигай
 
 

Ситуация, сложившаяся на казахстанском рынке ГСМ в 2013 году, стала очередным подтверждением того, что с вхождением в Таможенный союз наше правительство лишь добавило себе головную боль в этой сфере. Причем начали давать сбои такие, казалось бы, уже давно проверенные механизмы регулирования, как манипуляции с ограничением импорта либо экспорта нефтепродуктов, которые чиновники более-менее успешно использовали для сдерживания цен и ограничения дефицита ГСМ в течение последних трех лет.

 
 

В середине августа казахстанские СМИ и интернет-ресурсы захлестнула волна публикаций, в которых нефтепереработчики заявляли, что запрет на экспорт нефтепродуктов, введенный правительством с 1 июля 2013 года, еще сильнее усугубит ситуацию, в которой  оказались отечественные НПЗ, поскольку их продукцией затоварены не только собственные, но и коммерческие нефтебазы.

 
 

«Запрет – это непрофессиональное решение, которое лишено логики и направлено против интересов своей же страны. Чиновники в кабинетах не отслеживают, сколько потребляется ГСМ внутри страны, сколько заходит импорта, сколько уходит на экспорт, отсюда неграмотное регулирование рынка Все собственные нефтебазы залиты под завязку, чужие – опечатаны, за ответственное хранение нефтепродуктов руководство этих нефтебаз взимает с нас чуть ли не посуточно. Если бы регулирование было грамотным и своевременным, то запрет, наоборот, сейчас должен быть снят. И тогда излишки нефтепродуктов нашего производства можно было бы отправить на экспорт и получать от этого выручку в бюджет страны и налоги», – отметил один из  представителей казахстанских НПЗ на условиях анонимности.

 
 

Процесс затоваривания заводов начался еще в начале года, что было связано с ситуацией, сложившейся на рынке нашего северного соседа. Запрет на оборот нефтепродуктов ниже стандарта Евро-3, введенный в России с 1 января 2013 года, привел к тому, что казахстанские нефтетрейдеры стали по демпинговым ценам скупать ставший некондиционным по российским меркам бензин. Так, только в январе–феврале его импорт в Казахстан увеличился до 458 тыс. т против 386 тыс. т годом ранее. Спустя еще два месяца на нашем рынке оказалось уже 610 тыс. т бензина, что превысило половину годовой нормы.

 
 

«Мы накопили 50 тыс. т (нефти – ред.) в емкостях «КазТрансОйла», а в своих резервуарах – порядка 150 тыс. т. Мы затоварились и продукцией. Но чтобы не остановить завод, порядка 97 тыс. т нефтепродуктов (а это бензин Аи-80 и Аи-92) отгрузили на нефтебазы в Усть-Каменогорск, Семей, Костанай, Караганду и Петропавловск. Дошло до того, что оттуда пришли отказные телеграммы, что там больше принимать не могут», – рассказывал еще в апреле генеральный директор АО «ПНХЗ» Шухрат Данбай.

 
 

Положение не улучшилось и после 7 мая, когда было принято постановление правительства об ограничении импорта ГСМ из России. Тогда Серик Ахметов поручил НК «Казахстан темир жолы» полностью ограничить поставки в Казахстан российского топлива марок Аи-92, Аи-95, Аи-96, Аи-97, Аи-98 до 1 июля, дизельного топлива – до 1 октября, а бензина Аи-80 и мазута – до конца 2013 года. Несмотря на это, российский бензин продолжал поступать в Казахстан автоцистернами и по трубопроводам.

 
 

Как результат, например, Павлодарский завод, прежде всего ориентированный на внутренний рынок, был вынужден остановить с апреля по август одну из установок каталитического крекинга, а также снизить годовой план по переработке нефти с 5,2 млн до 4,8 млн т.

 
 

Неудивительно, что решение продлить запрет на экспорт ГСМ до конца 2013 года (которое правительство по привычке приняло в преддверии уборочной кампании) наши НПЗ и трейдеры, надеющиеся вернуть хотя бы часть упущенной выгоды, восприняли крайне эмоционально. По их словам, сейчас самое время для того, чтобы разрешить вывоз светлых нефтепродуктов, поскольку в соседней России существенно выросли цены на ГСМ.

 
 

Кроме того, необходимо учесть, что за каждую тонну импортного бензина, например российского, который заходит на казахстанский рынок, наша республика должна рассчитываться нефтью перед бюджетом России. Таким образом, введенный запрет на экспорт казахстанских нефтепродуктов направлен против отечественных нефтепереработчиков и интересов страны, отмечают представители бензинового бизнеса.

 
 

Вместе с тем некоторые эксперты считают, что ситуация на рынке прямо противоположна той, о которой рассказывают нефтепереработчики. 

 
 

В частности, старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Ерлен Бадыхан уверен, что в Казахстане вполне реальна угроза дефицита бензина: «Скорее всего, он постигнет страну уже в октябре. Базы, о затоваривании которых говорили еще совсем недавно, сейчас полупусты и имеют запасы до конца сентября. Далее Казахстан, по всей вероятности, столкнется с нехваткой бензина и сопутствующим ростом цен». Свои выводы г-н Бадыхан объяснил недостаточным объемом производства бензина внутри республики, а также действующими в России экспортными ограничениями.

 
 

Как бы то ни было, приходится констатировать, что в условиях ЕЭП и ТС, когда из-за упрощения таможенных процедур движение товаров становится все более свободным, прежние методы регулирования не позволяют правительству вовремя реагировать на изменение текущей рыночной конъюнктуры. Конечно, ситуация может измениться в случае выравнивания казахстанских и российских цен, но это значит, что их дальнейшего роста на нашем внутреннем рынке вряд ли удастся избежать.

 
 

Модернизация плюс четвертый НПЗ

 
 

Понятно, что корень проблем отечественного топливного рынка лежит в низкой конкурентоспособности и технологической отсталости трех действующих казахстанских НПЗ. Так, сегодня глубина переработки нефти на ПНХЗ составляет до 85%, на Шымкентском НПЗ (PKOP) – 72%, а на Атырауском – 62%. Для сравнения, в США, Канаде и Великобритании данный показатель приближается к 86–92%.

 
 

Как утверждает Фабьен Ланди, региональный менеджер по продажам в области лицензирования процессов фирмы Axens, согласно индексу конкурентоспособности Нельсона (уровень технологии переработки нефти), лидером здесь является Северная Америка с показателем 11,7. У Европы – 8,3;  АТР – 6,7; Южной Америки – 6,4; а у СНГ – только 5,5. Хотя это выше, чем у Ближнего Востока (5,2) и Африки (4,2).

 
 

Весьма низким остается и уровень выхода высокооктанового бензина. По данным Шухрата Данбая, у ПНХЗ этот показатель в среднем составляет около 21%, у PKOP – около 11%, а у АНПЗ – около 4% (да и то это бензин марки Аи-92).

 
 

Кроме того, наши заводы не приспособлены к переработке специфической казахстанской нефти. Как результат, на фоне хронической недозагрузки НПЗ отечественный рынок ГСМ на 57% зависит от поставок российской нефти и на 40% − от экспорта российских же нефтепродуктов.

 
 

В этой связи в Казахстане принят Комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов на 2009–2015 годы, в рамках которого осуществляется модернизация НПЗ.  Ее завершение позволит увеличить глубину переработки и улучшить качество бензина и дизельного топлива, доведя его до мировых стандартов. Уже с 1 января 2014 года казахстанские НПЗ должны перейти на Евро-3, а с 2016 года – на Евро-4. В целом, как обещают в правительстве, уже к 2025 году в республике не должно быть проблем с качественным горючим, в том числе и авиационным, а бензин Аи-80 уйдет в историю.

 
 

Если говорить о конкретике, то уже в декабре 2013 года на заводе в Атырау должно завершиться строительство комплекса по производству ароматических углеводородов, с запуском которого Западный регион Казахстана будет обеспечен продукцией для нефтехимии. На АНПЗ будет ежегодно выпускаться 133 тыс. т бензола и 496 тыс. т параксилола. Кроме того, в начале 2016 года на предприятии завершится сооружение комплекса глубокой переработки нефти, что позволит увеличить производство высокооктанового бензина, авиационного и дизельного топлива. Так, при переработке 5,5 млн т нефти в год завод будет выпускать 1,745 млн т автомобильного бензина, 1,640 млн т − дизтоплива и 244 тыс. т − авиакеросина. При этом выпуск мазута сократится до 193 тыс. т. В стадию практической реализации этот проект, выполняемый с привлечением технологии передовых иностранных разработчиков Axens (Франция), UOP (Великобритания), FosterWheeler (Италия), вступил в конце прошлого года.

 
 

В начале 2013 года премьер-министр поручил Министерству нефти и газа приступить к практической фазе долго откладываемой модернизации PKOP. Ожидается, что в результате строительства семи новых, а также реконструкции трех существующих технологических установок мощности по переработке вырастут до 6 млн т нефти в год, а выход светлых нефтепродуктов – с 61% до 89%. Кроме того, ожидается увеличение ассортимента продукции предприятия за счет полипропилена, бензола и элементарной серы.

 
 

Что касается ПНХЗ, то 30 июля 2013 года этот завод подписал контракт с румынской компанией SC Pominserv SRL (100% дочка НК «КазМунайГаз») на разработку рабочей документации, закупку оборудования и материалов, а также проведение строительно-монтажных работ. «С подписанием контракта мы выходим на этап практической реализации проекта модернизации завода. Подготовительный период завершился», отметил Шухрат Данбай. В общей сложности на предприятии должно быть построено 8 новых установок и автоматическая станция смешения бензинов, а также реконструировано 6 существующих объектов. Как результат, в 2016 году ПНХЗ начнет выпуск бензина, соответствующего экологическому классу К4, а также дизельного топлива класса К5. По сравнению с 2012 годом объем производства бензина вырастет на 56%, а дизтоплива – на 48%. Мощность завода по переработке будет увеличена до 7 млн т нефти в год. При этом здесь можно будет использовать не только западносибирское, но и казахстанское сырье.

 
 

Другой вопрос сможет ли Казахстан найти излишки нефти для загрузки возросших мощностей своих НПЗ и по какой цене она будет поставляться? Помнится, еще в прошлом году глава ПНХЗ рассказывал, что его завод в качестве эксперимента уже пробовал (и вполне успешно) работать на местном сырье. Правда, поставщики установили такую цену на нефть, что она оказалась выше российской.

 
 

Между тем не стоит забывать, что уже к 2024 году внутренние потребности Казахстана могут возрасти настолько, что для их обеспечения на 100% трех действующих НПЗ (даже после модернизации) просто не хватит. Такое мнение в апреле озвучил тогда еще министр нефти и газа Сауат Мынбаев, заявивший, что уже к 2016 году республике надо приступать к строительству четвертого НПЗ.

 
 

Спустя полгода новый глава Миннефтегаза Узакбай Карабалин по этому поводу заявил журналистам следующее: «На сегодняшний день этот вопрос достаточно активно обсуждается, и точно – в каком месте и когда – сегодня сказать не могу, потому что просто рано. Но, тем не менее, сейчас рассматривается весь комплекс по ФИИР, где будет большая концентрация потребления, в том числе большое значение имеют и транспортные расходы. Поэтому выбор точки закладки этого завода непростой».

 
 

Вместе с тем он подтвердил сам факт необходимости нового НПЗ. «Если кто-то сегодня получает у нас сырую нефть, транспортирует в Европу, там перерабатывает, там продает, то почему бы нам не оставлять нашу продукцию здесь и не получать прибыль?! Это тоже является одной из целей четвертого НПЗ. Самое главное – обеспечить максимальные потребности экономики нашей страны в соответствии с планом развития».

 
 

Ну а пока правительство занимается реконструкцией действующих заводов и определяется с новым НПЗ, проблема дефицита будет решаться за счет переработки казахстанской нефти на заводах Китая. С этой целью 11 мая прошлого года в Налоговый кодекс были внесены изменения, согласно которым от рентного налога освобождаются толлинговые операции по переработке нефти на территориях других государств при условии возвращения ГСМ в Казахстан. Первые 26 тыс. т высокооктанового бензина уже были поставлены из КНР в прошлом году. В нынешнем объемы переработки в Китае планируется увеличить до 500 тыс. т, а в дальнейшем и до 1 млн т нефти.  Речь идет о поставках на НПЗ в Душаньцзы и Урумчи, которые расположены рядом с границей Казахстана и технологически ориентированы на переработку нашей нефти.

 
 

Как заверяют чиновники, мера эта временная и рассчитана на период до 2016 года, когда модернизированные НПЗ заработают в полную силу. Между тем влияние Китая на отечественную экономику усиливается, а потому далеко не факт, что, если схема окажется достаточно эффективной, правительство захочет заморачиваться отказом от услуг китайских партнеров и вкладывать усилия и средства в строительство еще одного НПЗ.

 


Список статей
Пик добычи еще впереди  Узакбай Карабалин 
Кашаган, Китай, сентябрь   Редакционный обзор 
Драйверы новой экономики  Редакционный обзор 
Инновации KIOGE 2013  Юрий Бородихин 
Газ Каспия войны клонов  Сергей Смирнов 
Mitsubishi: опережая время  Арсений Сидоров 
Пятьдесят – не предел   Сергей Гахов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem