USD/KZT 367.3  +0.24
EUR/KZT 419.68  +3.51
 KAZAKHSTAN №1, 2014 год
 Тарифный марафон
АРХИВ

Тарифный марафон

Алексей Нигай
 
Несмотря на систематический рост тарифов на коммунальные услуги, ситуация в электроэнергетическом секторе и ЖКХ далека от идеальной. Возможности модернизации за счет дальнейшего повышения цен уже уперлись в потолок платежеспособности населения. Поэтому для решения накопившихся проблем правительству придется искать более эффективные механизмы.

 
Новый, 2014 год уже традиционно начался для казахстанцев с повышения коммунальных тарифов: в 5 городах выросли цены на холодную воду, в 4 – на теплоэнергию, в 14 – на электроэнергию. Неудивительно, что, по данным соцопроса, проведенного с 19 ноября по 22 декабря прошлого года Институтом общественной политики партии «Нур Отан», проблема увеличения стоимости коммунальных услуг сегодня наиболее актуальна для 52% опрошенных респондентов. Она уже перекрыла озабоченность населения по поводу высоких цен на товары первой необходимости (46%), низких доходов (40%), безработицы (33%) и жилищных проблем (27%).

Как отмечает координатор проектов этого института Салтанат Ермаханова, повышение тарифов, опережающее средний уровень инфляции в стране, может быть главным мультипликатором общего ценового роста. Оно также негативно влияет на бизнес, увеличивая затраты на производство и снижая конкурентоспособность предпринимателей. При этом, согласно оценкам АРЕМ, динамика снижения показателей износа коммунального сектора по базовым субъектам не превышает 1% в год. Сегодня в четырех регионах – Западно-Казахстанской, Костанайской, Алматинской областях и городе Алматы каждый второй житель называет состояние ЖКХ более чем неудовлетворительным. Многие казахстанцы задают вопрос об эффективности использования финансовых средств, собираемых с потребителей предприятиями-монополистами.

Прошедшая девальвация только усиливает негативные ожидания и напряженность в обществе, хотя глава Агентства по регулированию естественных монополий Мурат Оспанов пообещал, что роста тарифов на услуги монополистов из-за изменения курса тенге не будет. Более того, до 1 мая 2014 года все коммунальные цены останутся на текущем уровне. «Дальнейшие изменения будут осуществляться в плановом порядке. В перспективе также отсутствуют предпосылки сильного влияния девальвации на регулируемые коммунальные услуги в связи с тем, что при их оказании в основном используются товары местного производства. Необходимо отметить, что услуги на тепло-, электро- и водоснабжение регулируются государством, а потому находятся под контролем. Мы не допустим необоснованного роста тарифа. Все изменения будут осуществляться в рамках рекомендуемого коридора инфляции, установленного государством».

Между тем у независимых экспертов такие заверения вызывают большие сомнения. Как считает председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии Петр Своик, совершенно очевидно, что девальвация пусть не сразу, но в первую очередь скажется именно на тарифах. «Неизбежное подорожание всего на внутреннем рынке плюс фактическое удорожание импорта в ближайшее время «съест» все те предельные инвестиционные и долгосрочные надбавки к тарифам, которые энергетики и коммунальщики получили начиная с 2009 года. Они вернутся в состояние не только отсутствия инвестиций, но даже оборотных средств для эксплуатации. Рано или поздно их тарифы придется подтягивать, и они войдут в привычную для себя роль ценового мультипликатора, потому что все последние годы коммунальные тарифы задавали общий рост цен в стране».

 
Итоги спорны, перспективы туманны

Основным драйвером роста цен в «коммуналке» является стоимость электроэнергии. За последние пять лет средний рост тарифов на нее был почти в два раза выше, чем на другие комуслуги. Это связано с тем, что в 2009 году, чтобы избежать прогнозируемого дефицита, правительство решило ввести для электростанций так называемые предельные тарифы, в которые закладывается инвестиционная надбавка на модернизацию генерирующих объектов.

Эта программа, по оценке чиновников, оказалась вполне эффективной. Так, по словам министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева, на сегодняшний день в рамках предельных тарифов уже введено более 1700 МВт мощности. «Уменьшен разрыв между установленной и располагаемой мощностями на 20%. Остановлен износ оборудования. Количество технологических нарушений в отрасли снизилось на 11,4%, а травматизм – на 14,7%. Создано около 600 постоянных рабочих мест. Еще более 1 500 МВт новых и восстановленных мощностей планируется ввести до конца 2015 года».

Вместе с тем, как считает председатель Казахстанской электроэнергетической ассоциации Шаймерден Уразалинов, за годы действия инвестиционных тарифов так и не была решена основная проблема отрасли – износ основных фондов предприятий, до сих пор превышающий 60%. Более того, ситуация с потерями электроэнергии только ухудшилась. Так, если в 2009 году их объем несколько снизился – с 7 млрд кВтч до 6,5 млрд, то затем он вновь начал увеличиваться, достигнув в 2012 году 8,9 млрд кВтч (то есть почти 10% от общей выработки электроэнергии). При этом лидерами роста стали Павлодарская область, где потери выросли в 3,6 раза, а также Алматы – в 2,2 раза.

Весьма критически к «дивидендам», полученным, за счет предельных тарифов, относится и Петр Своик. По его подсчетам, за пять лет в рамках программы компании, используя инвестнадбавки, собрали 700 млрд тенге, или $4,7 млрд, что даже больше, чем дала эксплуатационная часть тарифов. При этом инвестиционная эффективность предельных тарифов составила $2800 на каждый восстановленный кВт. Для сравнения: строительство новой, Балхашской ТЭС по проекту обойдется в $1705 за кВт.

Как считает эксперт, сегодня «ремонтно-восстановительный» запас наращивания генерации исчерпан, а потому в полный рост встает проблема нового строительства. Так, по данным «Самрук-Энерго», объем инвестиций, запланированный на развитие электрогенерирующих мощностей Казахстана до 2030 года, составляет 9,5 трлн тенге, или более чем 600 млрд тенге в расчете на год. Судя по «Концепции развития электроэнергетики до 2030 года», поступление этих средств должно быть обеспечено за счет повышения среднего тарифа на электроэнергию для конечного потребителя с 13 тенге/кВтч в 2014 году до 23 тенге к 2020-му и 42 тенге к 2030 году. То есть, в среднем, на 13% ежегодно. Причем на ближайшие годы разработчики закладывают рост на 19% в год.

Огромные средства в срочном порядке требуется вложить и в коммунальную сферу. Так, в «Программу модернизации ЖКХ до 2020 года» заложены затраты 1099 млрд тенге, из которых 550 млрд должны быть получены из бюджета, 452 млрд собрано через тарифы, а остальные 97 млрд тенге – за счет средств граждан. Более того, по расчетам Казахстанского центра модернизации и развития ЖКХ Минрегионразвития, коммунальная отрасль нуждается во много раз больших инвестициях, чем те, что заложены в программу. По оценке экспертов этого центра, потребуется около 5,4 трлн тенге (или по 900 млрд в год).

Другими словами, если решать все более усугубляющуюся проблему модернизации ЖКХ простым, «арифметическим», способом, то тарифы придется, по крайней мере, удваивать. Понятно, что это будет болезненно для населения, поскольку необходимых денег у потребителя просто нет. Так, по данным г-на Своика, годовой объем всей заработной платы в нашей стране равен 4 трлн тенге, из которых от четверти до трети уже сейчас идет на «коммуналку». При этом предлагаемая инвестиционная дозагрузка тарифов энергетиков и коммунальщиков составляет 1500 млрд тенге в год, то есть еще 38% от всех официальных зарплат в Казахстане.

«Курс на долгосрочные инвестиционные тарифы уже сейчас явно не оправдывает себя, ведь в лучшем случае удается поддерживать штаны, но никак не обеспечивать развитие. Тем не менее ничего другого не предлагается, а попытки переосмысления отсутствуют. По-прежнему ставка делается на то же самое, а все государственные программы зависли», – подводит печальный итог Петр Своик.

 
Что предлагают эксперты

Как бы то ни было, износ электросетевой и коммунальной инфраструктуры, аварии, влекущие в том числе и человеческие жертвы, а также регулярные перебои в тепло-, водо-, газо- и энергоснабжении свидетельствуют, что сектор недоинвестирован и требует модернизации. Вот как видят выход из ситуации эксперты.

Шаймерден Уразалинов предлагает срочно перераспределить предельные тарифы, уменьшив их размеры для крупных электростанций и увеличив для региональных, которые также отвечают за теплоснабжение. Иначе они рискуют в 2016 году, когда должна быть свернута программа инвестнадбавок, остаться у разбитого корыта. «Многие региональные станции, к сожалению, все эти годы направляют средства только на восстановление и модернизацию вспомогательного оборудования. Мы начали задавать вопросы: где турбины, турбоагрегаты, их модернизация, обновление, замена? Ответ: от этих предельных тарифов средств не хватает». И это притом, что крупные энергокомпании сегодня направляют на реализацию инвестпроектов лишь малую часть своих доходов, а остальное распределяется в качестве дивидендов.

В свою очередь, депутат Мажилиса Парламента Сеитсултан Аимбетов предложил снизить цены на электроэнергию путем упразднения энергоснабжающих организаций. По его словам, структура конечного тарифа сегодня выглядит следующим образом: около 60% занимает цена электростанции, до 6% – это стоимость услуг системного оператора KEGOC, (который организует передачу электроэнергии по национальной электросети) и до 34% – снабженческие надбавки распределительных и энергоснабжающих организаций, (доставляющих энергию до потребителей и осуществляющих их обслуживание). «Здесь совершенно очевиден вопрос: зачем населению платить 34% снабженческую надбавку и содержать эти излишние структуры? Поэтому мы полагаем, что настало время пересмотреть тарифы на электроэнергию и исключить из него посреднические надбавки путем упразднения энергоснабжающих организаций и укрупнения региональных энергетических компаний».

Похожую позицию высказывает и профессор Международной академии бизнеса Геннадий Косолапов, который видит решение проблем коммунального сектора в формировании вертикально интегрированных компаний по территориальному признаку. «Ведь главная проблема в том, что эта сфера была дезинтегрирована. Вместо 60–70 мощных энергосистем было создано более 100 мелких, финансово несостоятельных компаний. И я думаю, что в этом причина, почему не идут инвестиции в отрасль. Это привело к тому, что прибыль извлекалась из промежуточного производства. И в этом основа роста тарифов. Энергетику разделили не на монопольный и рыночный секторы, а на центр прибыли – электростанции и центр затрат – электросетевые предприятия. Поэтому единственный выход – это формирование вертикально интегрированных компаний, когда в конечную цену тарифов будет заложена прибыль всей технологической цепочки». По словам эксперта, исключив процесс промежуточного распределения, можно будет обеспечить минимальную себестоимость в энергосистеме.

Генеральный секретарь Конфедерации труда Мурат Машкенов уверен, что преобразования в коммунальной области нельзя осуществлять в отрыве от социальных реформ. По его мнению, важным этапом в этой работе должен стать пересмотр минимальной заработной платы и индексация расходов казахстанцев: «Соответственно, население будет относиться более терпеливо и адекватно к регулярному росту тарифов. Сейчас этому мешают протестные настроения, в первую очередь со стороны неплатежеспособных граждан, особенно – социально-незащищенных – пенсионеров и студентов. В данный момент ситуация обострилась еще и потому, что с 1 января, после того как подняли на 9% пенсию, одновременно произошел скачок цен естественных монополистов. Следом случилась девальвация. Вся эта череда событий больно ударила по карманам простых граждан. И если сейчас государственную политику в области индексации и регулирования минимальной заработной платы не привести в порядок, то можно сколько угодно говорить, а денег никто не получит. Порочный круг надо рушить именно с этого, а не рассматривать в контексте проблем ЖКХ, тепловых сетей, водоснабжения, канализации и т. д. Когда у населения будет уровень доходов, адекватный уровню расходов, тогда и тарифы можно повышать. Сейчас люди и так на взводе».

Свою точку зрения на проблему дальнейшего развития ЖКХ имеет и заместитель председателя АРЕМ Аманжол Алпысбаев, который считает, что часть проблем коммунального сектора поможет решить, с одной стороны, максимальное разгосударствление, а с другой – установление таких тарифов, которые смогли бы обеспечить гарантированную доходность коммунальных предприятий на уровне 30%. «Надо договориться, чтобы частный инвестор за год-два полностью поменял старое оборудование, что значительно собьет себестоимость. Он вытащит обратно свои средства в течение 5–7, а может, 10 лет. При этом чем дальше он отодвинет сроки возврата, тем меньше повысится тариф. В некоторых городах тарифы трогать вообще не придется, потому что там для этого действующих тарифов уже достаточно».

С ним не согласен Петр Своик, который считает, что в Казахстане частные инвесторы, которые имели бы реальные ресурсы для вложения в сектор, попросту отсутствуют. По его мнению, формирование псевдорынка в электроэнергетике, ставка на «частного инвестора» и ГЧП, приватизация главных электростанций и распределительных сетей – все это приводит лишь к оттоку и без того остродефицитных ресурсов. «Казахстан не та страна, где в ЖКХ могут прийти частники и все решить. Поэтому государство должно пойти на серьезные реформы и ввести жесткую систему нормирования и аудита, так как сейчас ни одно ведомство не располагает достоверной информацией о ситуации в коммунальном секторе».

Дело в том, что нынешнее тарифное «регулирование» электростанций и естественных монополий со стороны как МИНТ, так и АРЕМ имеет чисто «кабинетный» характер, превращающий его фактически в «саморегулирование» монополистов. Заявители сами себе «рисуют» как тарифные сметы, так и инвестиционные проекты. Причем еще до стадии разработки проектно-сметной документации. Соответственно, следом «рисуются» результаты исполнения эксплуатационных смет и освоения инвестиций. Регулятору же остается все это принимать к сведению, поскольку ни МИНТ, ни АРЕМ не располагают ни кадровыми, ни квалификационными ресурсами, чтобы сверять такую «отчетность» с фактическим состоянием дел.

Выход из сложившейся ситуации г-н Своик видит в создании системы нормирования основных показателей предприятия. Например удельного расхода топлива на полезный отпуск тепла и электроэнергии для конкретной ТЭС, ТЭЦ или котельной. Это позволит понять, насколько они реально эффективны. Данную функцию необходимо передать в специализированную бизнес-среду путем создания национальной лаборатории с подразделениями в регионах.

Кроме того, нужно обеспечить профессиональный внешний аудит, который бы регулярно осуществляли специализированные бизнес-организации. Причем он должен быть комплексным, технико-экономическим и охватывать только исполнение утвержденных нормативов. Именно по его результатам Регулятор будет принимать решения о сохранении или корректировке тарифа.

Что касается вопросов финансирования, то, по мнению эксперта, электроэнергетике нужны долгосрочные займы со сроком от 15 до 20 лет, по ставке, не превышающей 3–4%.

И конечно, бессмысленно ожидать, что казахстанские банки захотят финансировать инфраструктурные проекты в коммунальной отрасли, где прибыль формируется за счет тарифов. Например, в программе модернизации ЖКХ такой источник финансирования, как банковское кредитование, даже не рассматривается.

Вместе с тем если за счет введения системы нормирования и аудита обеспечить прозрачность тарифного процесса, то появится возможность долгосрочного вложения в электроэнергетику и ЖКХ таких длинных денежных ресурсов, как пенсионные накопления и средства Национального фонда. Как считает г-н Своик, это позволит убить сразу двух зайцев. С одной стороны – решить остро стоящую перед естественными монополиями проблему больших и «длинных» нетарифных инвестиций. А с другой – обеспечить эффективное хранение и приумножение «зависших» на данный момент 3,6 трлн пенсионных тенге.


Список статей
Лоббисты для бизнеса  Зангар Ногайбай 
Экспорт всему голова  Мейержан Майкенов 
Быть первым по праву  Редакционный обзор 
«Легкой» нефти не будет  Редакционный обзор 
Тарифный марафон  Алексей Нигай 
Когда куры не клюют  Редакционный обзор 
Интеграция без крайностей  Сергей Смирнов 
Анатомия девальвации  Редакционный обзор 
Куда кривая выведет  Алексей Нигай 
Новые кадры для бизнеса  Сергеяй Олифиров 
Защитим наших детей  Гульзира Амантурлина 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem