USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN №3, 2014 год
 Конкурентоспособность: пять развенчанных мифов
АРХИВ

Конкурентоспособность: пять развенчанных мифов

Мы уже много лет сотрудничаем с Международным институтом менеджмента, публикуя его обзоры конкурентоспособности. Представляем нашим читателям статью Артуро Бриса — руководителя Центра глобальной конкурентоспособности IMD.

 

Повышение национальной конкурентоспособности сегодня является бурно развивающейся сферой, поскольку и правительства, и международные организации принимают ее в качестве одной из основных целей экономической политики. При этом под конкурентоспособностью следует понимать способность страны создавать благосостояние, используя все ресурсы и компетенции собственной экономики. И хотя универсального способа возглавить глобальные рейтинги не существует (что, впрочем, не так уж и плохо), проблема в том, что (как это часто бывает с широко используемыми понятиями) сама по себе страновая конкурентоспособность зачастую истолковывается неверно.

Принимая во внимание это обстоятельство, следует внести свои коррективы в пять наиболее распространенных мифов и заблуждений относительного того, что именно делает государство конкурентоспособным.

 

Конкурентоспособность страны — это не игра с нулевой суммой

Страны не конкурируют также, как это делают компании или отрасли. Фирмы борются за то, чтобы занять большую долю на рынке, получить экономию за счет роста производства или использовать преимущества первопроходцев в новых продуктах и нишах. Вот почему традиционно конкуренция на уровне компаний является игрой с нулевой суммой: «Вы выигрываете, я проигрываю».

В отличие от этого, повышение национальной конкурентоспособности, наряду с конкуренцией, подразумевает сотрудничество. Это означает, что торговля и рынки позволяют экономикам совместно работать над повышением всеобщего благосостояния.

Так, по данным Центра глобальной конкурентоспособности IMD, с 1994-го по 2013 год «средняя экономика» в выборке из 60 рассматриваемых стран получила увеличение ВВП на душу населения на уровне 43% (по паритету покупательной способности), то есть за этот период он вырос с $17 691 до $25 278. При этом в целом ни у одной из 60 экономик не было снижения этого показателя за 20-летний период, и только в 15% случаев в наблюдалось его падение по сравнению с предыдущем годом. Таким образом, в состязании стран за конкурентоспособность в долгосрочной перспективе может выиграть каждый.

 

Конкурентоспособность страны — это не только увеличение объема экспорта

Трудно спорить с тем, что возможность экспорта — один из основных стимулирующих факторов конкурентоспособности. Детальный анализ демонстрирует положительную корреляцию (0,41) между результатом страны по индексу Глобальной конкурентоспособности IMD и критерием, который определяет ее вклад в мировой экспорт (в процентном выражении, на основании данных 2012 года).

Тем не менее некоторые из наиболее конкурентоспособных стран рейтинга IMD по версии 2013 года являются чистыми импортерами, включая США, которые занимают в нем первое место. То есть если страна не имеет сравнительных преимуществ в определенных отраслях, то целесообразным может быть развитие сильного рынка внутреннего потребления и местных компаний, которые покупают импортные товары и услуги.

Достижение экспортного превосходства должно быть приоритетом для государства только в тех случаях, когда это создает новые рабочие места и способствует росту благосостояния страны. Например, экспорт строительных и банковских услуг не обязательно создает внутренние рабочие мес-та. Зато это делает успешным экспорт туристических услуг, а также готовых товаров и сельскохозяйственной продукции. Более того, страна рискует замедлить рост своей конкурентоспособности, если развивает отрасли, которые создают рабочие места в основном за ее пределами.

 

Для конкурентоспособности страны не требуются демократические институты

Четыре участника первой десятки рейтинга IMD входят в 20 наименее демократических стран мира по версии Отдела разведывательной экономической информации (Economist Intelligence Unit). История свидетельствует, что демократия приводит к снижению уровня коррупции, большей прозрачности и повышению уважения к правам собственности — факторам, стимулирующим конкурентоспособность. Однако похоже, что демократия является скорее достаточным, нежели необходимым условием для повышения рейтинга конкурентоспособности. (Вообще, это весьма интересный эмпирический вопрос: приводит ли демократия к повышению конкурентоспособности или же конкурентоспособность в конечном итоге ведет к потребности в демократии. Например, Сингапур и ОАЭ, не будучи развитыми демократическими странами, занимают очень высокие места в нашем рейтинге.

Для государств, находящихся на начальных этапах развития конкурентоспособности, встает вопрос о том, какой модели придерживаться. Сегодня беспристрастный и объективный экономист (вопреки тому, что еще 20 лет назад посоветовали бы МВФ или Всемирный банк) не может однозначно утверждать, что демократия несомненно является отправной точкой для достижения процветания.

 

Конкурентоспособность страны не означает увеличения счастья

Рейтинг глобальной конкурентоспособности IMD не дает картины того, в какой стране люди живут лучше или более счастливо (если, конечно, не измерять качество жизни только лишь доступностью экономических ресурсов и финансовых средств). Самые конкурентоспособные страны являются самыми процветающими, но при этом не обязательно самыми счастливыми.

Счастье — понятие относительное. Обычно оно измеряется посредством опроса людей, входящих в контрольную группу, о том, как они себя чувствуют. Счастье не может быть целью государственной политики и, следовательно, не является ключевым показателем эффективности в гонке за конкурентоспособностью. Имеющиеся индикаторы счастья показывают, что первое место по ним занимает Дания, которая в рейтинге IMD находится на 12-м месте. В то же время Украина имеет наименее счастливое население из 60 стран рейтинга, занимая при этом 49-е место по конкурентоспособности. Как бы то ни было, нет четкой связи между счастьем и конкурентоспособностью.

 

Конкурентоспособность страны — это не только рост экономики

В долгосрочном плане экономический рост — это всего лишь побочный продукт конкурентоспособности. Сегодня эксперты все чаще сходятся во мнении, что так называемые страны МИНТ (Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция), являются одними из самых перспективных экономик на следующие несколько десятилетий.

При этом было бы большой ошибкой концентрироваться на макроэкономических цифрах как на единственном показателе их успеха. Как свидетельствуют исследования Центра глобальной конкурентоспособности IMD, проведенные за последние 25 лет, конкурентоспособность является результатом объединения экономических показателей, восприятий, ценностей, ресурсов и компетенций. А потому, только избавившись от неверного понимания конкурентоспособности, страны смогут достойно ответить на вызовы глобальных рынков.  

www.imd.ch

 



Список статей
Под флагом Господдержки  Редакционный обзор 
В фокусе – модернизация  Сейтгали Галиев 
Золотой шанс Казахстана  Светлана Карягина 
Рынок цветных металлов  Редакционный обзор 
Железные перспективы  Николай Филькевич 
Уран возвращается...  Сергей Смирнов 
Формула успеха для Евразии  Аскарбек Махмутов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem