USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN №3/4, 2001 год
 Кредитование нефтегазового сектора Казахстана: текущая ситуация и перспективы
АРХИВ
Кредитование нефтегазового сектора Казахстана: текущая ситуация и перспективы
 
 
Кожахан Абенов, член правления АБН АМРО Банк Казахстан
 
Несмотря на доминирующую роль нефтегазового сектора в экономике Казахстана, объем заемного финансирования в отрасли остается сравнительно невысоким. В данной статье анализируются основные причины сложившейся ситуации и делается прогноз ожидаемых изменений.
 
Введение
 
Роль нефтегазового сектора для экономики Казахстана сложно переоценить, поскольку на его долю приходится более 55% экспорта страны, 70% иностранных инвестиций и 30% валового внутреннего продукта. Более того, в связи с завершением строительства каспийского трубопровода (КТК) и ускоренной разработкой наиболее крупных месторождений (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган) нефтегазовая отрасль и дальше будет развиваться быстрыми темпами. Об этом свидетельствуют и производственные планы таких компаний, как ННК «Казахойл» и «Харрикейн Кумколь Мунай».
 
Общеизвестно, что проекты по разработке нефтегазовых месторождений и созданию соответствующей инфраструктуры являются весьма капиталоемкими. Поэтому для их реализации во всем мире используют значительный объем заемных средств в виде банковских кредитов или выпуска облигаций. Тем не менее, в Казахстане сложилась парадоксальная ситуация, когда практически все нефтегазовые проекты (как чисто казахстанские, так и с участием иностранного капитала) финансируются за счет собственных средств акционеров. Доля банковских кредитов в нефтегазовом секторе республики составляет всего 10% от кредитного портфеля казахстанских банков, что значительно ниже доли финансирования торговых операций. Что касается иностранных банков, то объем их кредитования нефтегазовых проектов в Казахстане также сравнительно невысок - до сих пор иностранные банки предоставляли синдицированные займы в основном наиболее крупным казахстанским банкам, а не производителям нефти.
 
Как показал российский кризис 1998 г., кредитование крупных нефтегазовых компаний является, как правило, менее рискованным, чем кредитование торговых операций, либо кредитование местных банков. Возникает вопрос: так с чем же связана крайняя скудность заемного финансирования казахстанского нефтегазового сектора? Очевидно, что существуют объективные причины, сдерживающие заемное финансирование столь привлекательной для банков отрасли. Понимание этих причин может помочь нефтегазовым компаниям и банкам прогнозировать развитие ситуации и, возможно, скорректировать свою финансовую стратегию.
  
Основные источники заемного финансирования
 
Существуют несколько основных источников заемного финансирования, не связанного с акционерами заемщика.
Казахстанские источники:
• кредиты от казахстанских банков;
• выпуск облигаций на местном рынке ценных бумаг;
• кредиты от недавно созданного государственного Банка развития.
 
Международные источники:
• кредиты от иностранных банков;
• выпуск облигаций на международном рынке ценных бумаг (евробонды);
• финансирование от партнеров по бизнесу, т.е. поставщиков оборудования, покупателей нефти, либо партнеров по проекту;
• финансирование от экспорто-кредитных агентств стран-членов ОЭСР;
• финансирование от международных банков развития, таких как Европейский банк реконструкции и развития, Всемирный банк, Азиатский банк развития;
• финансирование от венчурных фондов.
 
В данной статье мы, не углубляясь в характеристику каждого из вышеперечисленных источников, рассмотрим наиболее важные их требования и возможности по финансированию нефтегазовых проектов в Казахстане.
 
Финансирование из казахстанских источников
 
Приведем основные факторы, сдерживавшие финансирование нефтегазового сектора со стороны казахстанских банков.
 
Высокая стоимость заемных средств. До недавнего времени процентные ставки по кредитам казахстанских банков были, как правило, не менее 15% годовых для кредитов в долларах США, а в период до 1999 г. - не менее 20% годовых. Такую стоимость заемных средств могли окупить только краткосрочные торговые операции, в то время как большинство долгосрочных проектов по разработке нефтегазовых месторождений столь высокую стоимость заемных средств окупить не могут. Высокие ставки по кредитам были только отчасти связаны со стоимостью средств (депозитов) для банков. Основной причиной (до 2000 г.) высоких процентных ставок являлась сравнительно высокая доходность государственных ценных бумаг. Поскольку доход от инвестирования в государственные ценные бумаги не облагается налогом, в отличие от процентов по кредитам, процентные ставки по кредитам были сравнительно высокими.
 
Краткосрочность кредитования казахстанскими банками. В связи с тем, что депозитная база казахстанских банков состоит в основном из краткосрочных депозитов и счетов до востребования, банки до последнего времени предпочитали краткосрочные кредиты сроком до 1 года.
 
Небольшой объем кредитных ресурсов. Большинство нефтегазовых проектов являются капиталоемкими, требующими десятков или даже сотен миллионов долларов, а в случае реализации проектов, подобных освоению Тенгиза, счет идет на миллиарды долларов. В то же время, даже для самых крупных казахстанских банков риск по одному проекту не может превышать $20-30 млн., поскольку риск на одного заемщика ограничен в 25% собственного капитала банка. Следовательно, казахстанские банки в состоянии финансировать только небольшие и средние по размерам проекты, либо финансировать потребности заемщика в оборотном капитале.
 
Хотелось бы отметить, что за последний год наметились тенденции по существенному улучшению ситуации в контексте вышеперечисленных факторов. 
 
Произошло значительное снижение процентных ставок, связанное как с притоком ликвидности на банковский рынок (в виде растущей депозитной базы, остaтков по счетам клиентов-экспортеров, роста объемов синдицированных займов от иностранных банков), так и резким снижением доходности по государственным ценным бумагам до уровня ниже 6 % годовых. 
 
«Удлинились» сроки депозитной базы банков. Наиболее крупные банки начали выпускать долгосрочные облигации, что позволило им выдавать кредиты на более долгие сроки (от 2 до 5 лет).
 
Происходит дальнейший рост банковской системы и укрупнение банков за счет их слияния, что позволяет банкам увеличить лимит риска на одного заемщика и, следовательно, увеличить объемы кредитования отдельных проектов.  
 
Мы полагаем, что в результате действия наметившихся тенденций в среднесрочной перспективе возрастет роль казахстанских банков в финансировании нефтегазовых проектов среднего масштаба, т.е. производителей нефти объемом до 5 млн. тонн в год. Для финансирования более крупных проектов финансовые возможности банков в среднесрочной перспективе останутся недостаточными.
 
В течение последнего года мы наблюдали рождение принципиально нового источника заемного финансирования - выпуск корпоративных облигаций на местном рынке ценных бумаг. Появление этого пока небольшого, но крайне перспективного источника финансирования в значительной мере обусловлено быстрым ростом частных пенсионных фондов и снижением доходности по государственным ценным бумагам. 
 
Новый источник финансирования является чрезвычайно перспективным ввиду следующих факторов:
 
Сроки финансирования. Выпуск облигаций позволит получить финансирование на сравнительно долгий срок - от 5 до 7 лет, а в перспективе возможны выпуски на срок более 10 лет. Это связано с долгосрочной природой инвестиционных средств пенсионных фондов.
 
Объемы финансирования. В случае продолжения сложившейся тенденции быстрого роста пенсионных фондов и возможной приватизации государственного накопительного пенсионного фонда (ГНПФ), мы ожидаем, что к концу следующего года объем выпуска облигаций для финансирования одного заемщика (проекта) может превысить $80 млн., а к середине 2003 г. превысит $100 млн. Это является значительной суммой для проектов среднего размера и значительно превысит возможности казахстанских коммерческих банков. В долгосрочной перспективе развитие рынка облигаций  также будет стимулироваться притоком средств от страховых компаний и казахстанских банков.
 
Стабильность. В отличие от иностранных банков и рынка международных облигаций, казахстанский рынок облигаций намного более стабилен и не подвержен изменению настроений по отношению к «развивающимся рынкам». 
Мы ожидаем, что в ближайшие 2-3 года местный рынок облигаций вытеснит казахстанские банки из сферы финансирования среднемасштабных нефтегазовых проектов. Следовательно, мы рекомендовали бы потенциальным заемщикам ознакомиться с требованиями по эмиссии и получению листинга категории «А» на казахстанской фондовой бирже. Этот процесс является достаточно дорогим и трудоемким, поскольку требует проведения финансового аудита. Поэтому он имеет смысл только для достаточно крупных заемщиков - скажем, с годовым оборотом не менее $10 млн. Для более мелких компаний основными источниками заемных средств останутся кредиты банков.
 
Финансирование из международных источников
 
 До недавнего времени объемы финансирования казахстанского нефтегазового сектора со стороны иностранных кредиторов оставались невысокими, если не принимать во внимание кредиты от акционеров (которые мы рассматриваем как финансирование из собственных средств). При этом, для крупных проектов с участием иностранного капитала (Тенгизшевройл, Карачаганак, КТК, OKIOC) и для чисто казахстанских проектов и компаний существует определенное различие в причинах сложившейся ситуации.
 
Вот, на наш взгляд, основные причины, сдерживавшие заемное финансирование проектов с участием иностранного капитала:
 
Финансовые затраты. Нежелание иностранных акционеров проекта нести существенные затраты по организации проектного финансирования (т.е. заемного финансирования без регресса к акционерам). Поскольку стоимость заимствования для самих акционеров - таких как «Шеврон», «Аджип», «ЭксонМобил» - будет значительно ниже, чем стоимость заимствования их казахстанских проектов, то акционеры предпочитали «поднимать» займы сами и передавать средства в казахстанский проект в виде займов от акционеров. Высокая стоимость проектного финансирования (т.е. прямых займов на проект от независимых кредиторов, без регресса к акционерам) была связана с негативным восприятием на финансовом рынке политических рисков, связанных непосредственно с Казахстаном, а также политических рисков, связанных с Россией в контексте транзита казахстанской нефти через ее территорию. В то же время, акционеры проектов воспринимали политические риски региона намного более спокойно, чем международный финансовый рынок.
 
Затраты времени. Организация проектного финансирования требует не только финансовых затрат, но и затрат времени от 1 года до 2 лет. Поэтому на начальных стадиях развития проектов усилия многих иностранных нефтяных компаний, в основном, концентрировались на ускоренной разработке проектов без задержек на организацию проектного финансирования.
 
Потеря операционной гибкости. Кроме финансовых и временных затрат, проектное финансирование может значительно ограничить свободу действий проектной компании и акционеров, а также может потребовать раскрытия коммерчески важной информации.
 
«Гармонизация» акционеров. Во всех крупных казахстанских проектах участвуют несколько акционеров (крупные нефтяные компании), которые могут иметь различные взгляды на приемлемую структуру и стоимость проектного финансирования. 
 
В силу вышеуказанных причин, до сих пор мы наблюдали сравнительно небольшой объем коммерческих займов из иностранных источников. Одной из самых крупных сделок был выпуск в США и Канаде облигаций «Харрикейн Хайдрокарбонз» объемом около $200 млн., предназначенный для финансирования покупки в 1996 году «Южнефтегаза». Облигации были куплены, в основном, венчурными фондами, некоторые из которых являлись акционерами «Харрикейн Хайдрокарбонз».
 
Тем не менее, в последнее время произошло существенное изменение ситуации по всем вышеперечисленным факторам: 
 
Увеличение риска акционеров. Из-за слияния крупных иностранных нефтяных компаний и увеличения объемов капитальных затрат в крупных проектах сумма инвестированных средств для отдельных иностранных акционеров исчисляется миллиардами долларов. Это существенный риск в Каспийском регионе даже для крупной иностранной нефтяной компании. Поэтому некоторые из иностранных инвесторов могут склоняться к привлечению проектного финансирования как методу снижения собственной вовлеченности (т.е. риска) в финансирование проектов в регионе. Таким настроениям также способствуют заявления казахстанских властей о возможном пересмотре контрактов, отмена гарантий по стабильности юридического и налогового режима и попытки установления экспортных квот.
 
Ситуация на финансовом рынке. В последний год на финансовом рынке произошло улучшение восприятия казахстанских и российских политических рисков. Это в частности отражается в повышении кредитного рейтинга Казахстана до уровня BB (Ba2) и возвращении российских заемщиков на рынок среднесрочных займов. В то же время возможно значительное снижение риска транзита казахстанской нефти через территорию России с запуском трубопровода КТК и развитием альтернативных маршрутов транспортировки через Каспий. Ввиду улучшения восприятия политических рисков стоимость проектного финансирования может снизиться до приемлемого уровня. Этому способствует также тот факт, что многие проекты вошли в стадию стабильного производства, доказав свою жизнеспособность и способность обслуживать займы.
 
Ввиду вышеуказанных изменений ситуации в ближайшие 2-3 года мы станем, вероятно, свидетелями крупных сделок по проектному финансированию в Казахстане с участием как иностранных коммерческих банков, так и, возможно, банков развития либо экспортно-кредитных агентств. До сих пор такие примеры имелись в Азербайджане (финансирование AIOC) и России (финансирование проектов Сахалин-2, Голубой Поток и др.).
 
«Чисто казахстанские» проекты. Перейдем теперь к казахстанским компаниям и проектам без участия крупных иностранных акционеров. Как и в ранее рассмотренном сегменте крупных проектов, объем заемного финансирования в данном секторе до сих пор сравнительно невысок, но причины этого совершенно иные:
 
Недостаточная прозрачность. Вполне понятно, что иностранный кредитор не будет кредитовать казахстанского заемщика без ясного понимания его финансового состояния, нефтяных запасов, деловых партнеров, и т.д. До недавнего времени большинство казахстанских компаний не отличалось высокой прозрачностью - не проводились финансовый аудит и аудит запасов по международным стандартам, информация о торговых партнерах считалась конфиденциальной, и т.п. В этом отношении многие крупные российские компании были гораздо более открытыми и, соответственно, достигли больших успехов в привлечении иностранных займов.
 
Отсутствие критической массы. Для привлечения заинтересованности иностранных финансистов сумма сделки должна быть достаточно крупной - не менее $50 млн. в случае краткосрочного кредита и не менее $100-200 млн. в случае долгосрочного проектного финансирования либо выпуска облигаций. До недавнего времени количество казахстанских проектов и компаний, способных эффективно освоить такой объем заемных средств, было очень невелико.
 
Недостаточное понимание требований иностранных кредиторов. Большинство казахстанских заемщиков понимают требования и механизм принятия решений в казахстанских банках и экстраполируют их на иностранных кредиторов. Тем не менее, существуют значительные различия между казахстанскими и иностранными кредиторами в восприятии рисков, в кредитной политике и механизме принятия решений.
 
Мы хотели бы отметить, что в последнее время происходит улучшение ситуации в разрезе всех вышеперечисленных факторов. Во-первых, наиболее крупные казахстанские компании стали более прозрачными. Например, ННК «Казахойл» провел аудит нефтяных запасов и финансовый аудит по международным стандартам, раскрыл большой объем информации в процессе подготовки к первой эмиссии облигаций на местном рынке и подготовке к эмиссии евробондов. Аналогичный процесс финансового аудита и раскрытия информации происходит и в других крупных казахстанских компаниях. Во-вторых, произошла реструктуризация индустрии и консолидация активов нескольких крупных национальных компаний - «Казахойл», «Казтрансойл», «Казтрансгаз». В результате появились заемщики, которые обладают «критической массой» для привлечения иностранных кредитов и выпуска облигаций на международных рынках капитала. Кроме появления крупных компаний-заемщиков, началось развитие крупных проектов, таких как реконструкция Атырауского НПЗ (стоимость около $308 млн.), строительство трубопровода Кенкияк-Атырау (стоимость около $170 млн.), разработка месторождения Алибекмола и Амангельдинского месторождения. В-третьих, наиболее крупные казахстанские компании приобрели опыт работы с иностранными кредиторами и инвесторами и намного более ясно понимают их требования и возможности.
 
Прогресс по вышеперечисленным направлениям совпал с ростом цен на нефть, улучшением макроэкономической ситуации в Казахстане и восприятия политических рисков страны на международном финансовом рынке. Это позволит в ближайшее время наиболее крупным казахстанским компаниям начать привлечение крупных займов на международном финансовом рынке. Успешное размещение евробондов НКТН «Казтрансойл» на сумму $150 млн. свидетельствует о качественном изменении ситуации. Кроме выпуска еврооблигаций крупных казахстанских эмитентов, мы ожидаем начала привлечения крупных синдицированных займов от иностранных банков на сроки от 1 до 5 лет, с размером сделок от $50 до 200 млн.  
 
Заключение
 
Существуют различные объективные причины сдерживавшие заемное финансирование нефтегазовых проектов и компаний в Казахстане. Тем не менее, ожидается, что в ближайшие 2-3 года произойдет быстрый рост объемов заимствования нефтегазовых компаний как из казахстанских, так и международных источников. Для того чтобы воспользоваться предоставленными финансовыми возможностями, потенциальные заемщики должны обладать «критической массой», понимать особенности и требования потенциальных кредиторов и строить правильную стратегию финансирования. 
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem