USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №4, 2013 год
 Финансовый сектор: то в жар, то в холод
АРХИВ

Финансовый сектор: то в жар, то в холод

 

Редакционный обзор

 
 

Несмотря на сезон отпусков жизнь в финансовом секторе летом 2013 года, что называется, била ключом. В центре внимания вновь оказалась ситуация на валютном рынке, а также события, развернувшиеся вокруг «БТА Банка», тогда как дебаты по поводу создания Единого процессингового центра и Единого накопительного пенсионного фонда, похоже, отошли на второй план.

 
 

Новой девальвации быть?

 
 

Дело в том, что с начала июля тенге начал заметно сдавать свои позиции доллару, перевалив в течение месяца за отметку 152. Вслед за этим в прессе начали появляться статьи о возможной очередной девальвации национальной валюты. Интересно, что в этой ситуации Нацбанк и его глава Григорий Марченко «поймали тишину», долгое время никак не реагируя на слухи о возможном обвале тенге. И только в конце июля главный банкир Казахстана выступил с заявлением о том, что никаких предпосылок для девальвации нет.

 
 

«В настоящее время отсутствуют как внутренние, так и внешние причины для девальвации тенге. Национальный банк намерен продолжить проведение валютной политики с целью сглаживания резких колебаний обменного курса тенге, не оказывая влияния на формирование общего тренда динамики обменного курса, задаваемого рыночными предпосылками», – заявил г-н Марченко в ходе онлайн-конференции на портале profinance.kz.

 
 

Глава Нацбанка в очередной раз напомнил, что среди фундаментальных факторов, определяющих внешние условия для курсовой политики национальной валюты, особенно выделяются конъюнктура на мировом рынке энергоносителей и колебание курсов валют стран – торговых партнеров Казахстана. При этом он отметил, что цены на нефть сохраняются на высоком уровне, составляя более $100 за баррель. Более того, в последние месяцы наблюдается тенденция их роста. Что касается курсов национальных валют наших торговых партнеров, то, по мнению главного банкира, они «демонстрируют стабильность, а их колебания не являются значительными». Для примера он привел ситуацию с российской валютой, заметив, что в этом году волатильность курса рубля к доллару США составила 9,4%.

 
 

При этом г-н Марченко признал, что именно колебания рубля исторически оказывали наибольшее воздействие на казахстанский валютный рынок, однако это воздействие происходило в случаях, когда ослабление валюты нашего северного соседа было весьма значительным: «В феврале 2009 года девальвации тенге предшествовало ослабление российского рубля более чем на 40%».

 
 

Сейчас, по словам главы Нацбанка, ситуация совсем иная. «Ослабление российского рубля, начавшееся около месяца назад (в июне – ред.), которое могло бы повлиять на девальвационные ожидания, уже прекратилось. После ослабления курса в июне 2013 года до 33,3 рубля за $1 началось его укрепление (до 32,3). Соответственно, курсовая политика России на данном этапе не является фактором для девальвации».

 
 
В тревожном ожидании
 
 

Можно предположить, что г-н Марченко использовал термин «данный этап» совсем не случайно. Дело в том, что Президент РФ Владимир Путин еще в начале этого года давал поручение правительству обеспечить рост ВВП не ниже 5%. Однако судя по показателям российской экономики за первое полугодие, кабинет Дмитрия Медведева с этой задачей пока не справляется – темпы роста ВВП продолжают замедляться. В этих условиях вкупе со снижением притока прямых инвестиций чуть ли не единственной возможностью для достижения целевого уровня в 5% остается девальвация российской валюты. Поэтому не исключено, что правительство РФ будет вынуждено пойти на постепенное ослабление рубля.

 
 

В таком случае есть большая вероятность того, что и наш Нацбанк предпримет аналогичный шаг, чтобы в очередной раз не обваливать тенге, как это было в 2009 году.

 
 

Конечно, не стоит сгущать краски, но и радостный оптимизм в этой ситуации неуместен. Вот и эксперты не предвещают ничего хорошего. Например, в социальной сети Facebook председатель совета директоров АО Visor Holding Айдан Карибжанов охарактеризовал текущее положение следующим образом: «Специалисты уже констатируют, что девальвация происходит. Теперь вопрос в глубине и скорости. Искусственно поддерживать курс можно в угоду «все хорошо и прекрасно», растранжирив резервы. И потом все равно придется делать девальвацию, но уже резкую и болезненную».

 
 

По мнению г-на Карибжанова, Нацбанку надо было загодя объяснить свое поведение, придав процессу плавность и логичность. «Теперь в очередной раз все зависит от российского Центробанка и Минфина. Когда в последние месяцы «эскалировалось» ослабление рубля, наш центральный банкир попросту исчез.

 
 

В заключение валютной темы следует отметить, что успокаивать рынок пришлось не только Нацбанку, но и самому президенту. В лаконичном сообщении Акорды по этому поводу указывалось: «Глава государства отметил, что в настоящее время, учитывая объемы золотовалютных резервов, а также темпы развития отечественной экономики, нет никаких оснований для девальвации национальной валюты». Между тем уже в первой декаде августа курс тенге по отношению к доллару США почти достиг отметки 154, правда, ближе к концу месяца вернулся в коридор 152–153.

 
 
«Народная» фронда
 

Еще одним информационным сюрпризом этого лета стало заявление руководства Народного банка Казахстана о том, что этот БВУ не намерен совершать обмен акций подконтрольного ему НПФ на акции «БТА Банка».

 
 

Как отметил еще в июне на пресс-конференции в Алматы председатель совета директоров Народного банка Казахстана Александр Павлов, сделки по БТА и пенсионному фонду должны быть «самостоятельными» и осуществляться «без всякого давления по справедливой цене». При этом решение по БТА в банке намерены принимать по результатам due diligence.

 
 

«Команда наших специалистов начала этот процесс, и в зависимости от того, какова будет оценка, мы будем принимать решение о вхождении или невхождении в БТА». Г-н Павлов не исключил того, что сделки по БТА и НПФ «Народного банка» могут проходить параллельно. «Но в любом случае должна быть не бартерная, а денежная сделка. Это принципиальная позиция». Такой подход вполне понятен, тем более что, судя по словам банкира, по справедливая стоимость БТА может оказаться меньше цены пенсионной дочки «Народного».

 
 

Уже после пресс-конференции Александр Павлов отметил, что в случае покупки БТА потребуются изменения в законодательстве, а сам банк, скорее всего, не будет объединен с «Народным» в единый финансовый институт.

 
 

Кстати, скорее всего, в этой сделке от лица БТА будет выступать экс-глава KASE Кадыржан Дамитов. Именно его 31 июля совет директоров «БТА Банка» назначил председателем правления этого финансового института. На то, что он будет вести сделку со стороны БТА, указывает его прежняя должность: ведь помимо нахождения на посту президента Казахстанской фондовой биржи г-н Дамитов параллельно входил в состав совета директоров Народного банка Казахстана.

 
 

Нам же остается напомнить, что с предложением обменять акции БТА на долевые бумаги пенсионной дочки «Народного» этой весной выступил вице-премьер Кайрат Келимбетов. Тогда он заявил, что при создании ЕНПФ предполагается выкуп у этого банка акций его пенсионного фонда, причем не исключался их обмен на акции БТА.

 
 

На сегодняшний день ситуация не сдвинулась с места. По словам г-на Павлова, сроки перехода этого НПФ под контроль государства затягиваются, хотя его стоимость уже оценена консультантами «Народного» в лице J.P. Morgan, которые вышли на сумму $576–715 млн. При этом он уточнил, что помимо пакета акций фонда, принадлежащего группе «Халык», в нее включена стоимость миноритарных долей «КазТрансОйла» и «Казахстан темiр жолы».

 
 

Как утверждает Александр Павлов, банк готов продать НПФ «по справедливой оценочной стоимости», но при этом он подчеркивает, что «еще будет оценка консультантов со стороны государства». Он не считает, что продажа НПФ в перспективе сильно скажется на прибыльности группы «Халык», даже несмотря на то что фонд ежегодно приносит прибыль в размере 10 млрд тенге.

 
 

«Для нас это не критично. Более того, у нас планы по прибыли перевыполняются. На этот год мы, скорее всего, будем пересматривать данный показатель в сторону увеличения (согласно действующему прогнозу банк намерен заработать 74 млрд тенге). Но посмотрим на итоги второго полугодия».

 
 
Что мешает работе ФПК?
 
 

Не менее интересными оказались оценки, которые сделало руководство Народного банка Казахстана в отношении перспектив Фонда проблемных кредитов, подконтрольного Нацбанку. Как заявил г-н Павлов, на условия, предложенные ФПК, «не пойдет ни один нормальный банк».

 
 

Более того, в этом БВУ пессимистично оценивают и возможности своих дочерних организаций по управлению проблемными кредитами: «Мы уже создали свою компанию. Но, к сожалению, и здесь есть вопросы, в том числе и к регулятору, потому что каждый бизнес-план приходится утверждать там. Например, пока мы утверждали бизнес-план по одному кредиту, на него нашелся покупатель. И мы его продали. Я думаю, что можно было бы упростить эту процедуру, чтобы сами банки утверждали решение о передаче кредитов в управляющую компанию».  

 
 

Нацбанк не остался в долгу и в свою очередь обвинил банкиров в неэффективности ФПК. Как говорится в сообщении главного банка, деятельность фонда по выкупу прав требований по займам БВУ осложняет нежелание последних передавать проблемные активы по стоимости, предложенной ФПК: «Имеются разногласия в существенных различиях между рыночной стоимостью актива по данным независимого оценщика, нанятого фондом, и стоимостью по оценке самих банков. Банки не выражают согласия с оценочной стоимостью активов, что служит основанием для их отказа в совершении сделки ввиду ее невыгодности».

 
 

Однако и это еще не все. Оказывается, работе ФПК, по мнению Нацбанка, препятствуют законодательные нормы. Проблема заключается в том, что для передачи проблемных активов банками в ФПК необходимо согласие заемщиков на передачу сведений о них третьим лицам, которые составляют банковскую тайну. Для решения этой проблемы в Нацбанке предлагают рассмотреть «вопрос внесения соответствующих изменений в законодательство о банковской тайне в части возможности передачи сведений фонду без согласия заемщиков на раскрытие банковской тайны».

 
 

Как отмечается в сообщении Нацбанка, «в настоящее время подходит к завершению реализация пилотного проекта по передаче в фонд пула проблемных активов, направленного на налаживание механизма взаимодействия с банками и проработку основных условий сотрудничества с фондом». В настоящий момент ФПК рассматривает проекты «Казкоммерцбанка», «Народного банка Казахстана» и «Сбербанка». Кроме того, завершен один проект с АО «АТФБанк».

 
Про ЕПЦ забыли?
 
 

Интересно, что на фоне валютного ажиотажа из информационного поля выпала тема создания Единого процессингового центра. Напомним, что выступивший с этой инициативой Нацбанк оказался под мощным огнем критики со стороны БВУ.

 
 

Приведем только одно мнение председателя правления Народного банка Казахстана Умут Шаяхметовой, по словам которой, создание ЕПЦ не только убьет конкуренцию, но и может обойтись госбюджету в сотни миллионов долларов: «Казкоммерцбанк» уже выразил свою позицию. Мы, Народный банк, тоже против. Но я хотела бы сказать, что неправильно заявлять о том, что все остальные банки – за (что утверждал Нацбанк – ред.). У нас есть письмо, подписанное Ассоциацией финансистов Казахстана, на имя г-на Марченко и на имя премьер-министра о том, что все банки против создания вот такой безальтернативной государственной площадки, такого Единого процессингового центра».

 
 

Как считает г-жа Шаяхметова если и создавать ЕПЦ, то этим должна заниматься негосударственная структура. Тем более что регулятор уже имеет провальный опыт в этом деле: «В 2000 году при Нацбанке уже создавали ЕПЦ. В него было вложено 1,2 миллиарда тенге. «Халык банк» был акционером и вложил туда свои деньги, передал свое оборудование. Но ЕПЦ не заработал, потому что не было дополнительных вложений в его развитие. И государственные деньги, можно сказать, ушли в мусор».

 
 

Сейчас же, когда рынок стал конкурентным, «посадить все банки в одну систему» банкоматов будет очень сложно, уверена она. Более того, Нацбанк до сих пор не провел с БВУ никаких переговоров по покупке банкоматов и не предоставил никаких расчетов: «Мы сделали свои расчеты, и по ним расходы государства на создание ЕПЦ могут составить $300–600 млн, включая оборотные средства. Все это ляжет на плечи государства. Зачем это нужно, если уже создан функционирующий и конкурентный рынок?»

 
 

По мнению Умут Шаяхметовой, вместо того, чтобы создавать единый процессинг, необходимо решать «более актуальные задачи». Например, активизировать работу по линии Фонда проблемных кредитов, «который существует уже полтора года, но по нему мало что сделано».

 
 

Примечательно, что на последней встрече Григория Марченко с главой государства, состоявшейся в конце июля, тема Единого процессингового центра не поднималась. По крайней мере в официальных сообщениях об этом ничего не говорилось. И это обстоятельство лишь укрепило слухи о снятии президентом страны соответствующей инициативы с финансовой повестки дня.

 
 

«Про свое феерическое фиаско с банкоматами (Марченко – ред.) просто промолчал. Про создание Единого пенсионного фонда признал, что там «конь не валялся», и свалил все на «Самрук». Именно за эти месяцы прошлая пенсионная система была окончательно развалена, а новую даже и не пытались строить. Зато кипятился по поводу новой купюры, которая к большим экономическим событиям иррелевантна», – эмоционально прокомментировал Айдан Карибжанов выступление главного банкира во время онлайн-конференции на profinance.kz.

 
 

«По существу, ни общественность, ни рынок, ни инвесторы не получили ни одного вменяемого ответа на свои вопросы. Отнюдь не праздные вопросы. Ни про девальвацию, ни про пенсионные фонды, ни про статус приватизации банков».

 
 

В целом такая ситуация, по мнению эксперта, чрезвычайно опасна не только для финансового сектора. «Это настоящий кризис, но на этот раз рукотворный. Нет падения цен на нефть, нет кризиса в мире. Есть доведенная до крайней степени кипения ситуация», – заключил г-н Карибжанов.

 


Список статей
Нам любые дороги дороги?   Сергей Смирнов 
Рост через IT-инновации  Сакен Сарсенов 
Потреблять нельзя восполнить?!  Редакционный обзор 
Формула успеха   Гульжан Кудайкулова 
Проектов будет больше!  Редакционный обзор 
КНАУФ в Узбекистане  Кирилл Иванцов 
Красный код для акимов  Редакционный обзор 
Время для премий  Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem