USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №3, 2014 год
 Сделки по слияниям и поглощениям в ГМК
АРХИВ

Сделки по слияниям и поглощениям в ГМК

2013 год прошел для глобального ГМК под знаком инерции и самоанализа. В отрасли наблюдался явный сдвиг от стратегии инвестирования внешнего роста к внутренней оптимизации капитала. Традиционные покупатели сосредоточились на финансовой дисциплине, улучшении балансов и максимизации доходности. Крупные игроки стремились избавиться от непрофильных активов, тогда как юниоры – получить дополнительные средства. Все это создало хорошие возможности для сделок, однако ощущения срочности их проведения так и не возникло. Вот основные выводы традиционного ежегодного обзора M&A в горнодобывающей и металлургической отраслях, подготовленного компанией EY.

 

Прошлый год стал уже третьим подряд годом снижения стоимости и числа M&A в горно-металлургическом секторе. Так, по сравнению с предыдущим годом, количество сделок снизилось на 25%, а их общий объем увеличился на 20% — до $124,7 млрд. Вместе с тем последний показатель не должен вводить в заблуждение, поскольку он прежде всего обусловлен завершением слияния компаний Glencore и Xstrata. Без учета этой сделки общая стоимость M&A упала на 16% — до $87,3 млрд, что полностью соответствует понижательному тренду последних лет.

Горнодобывающая и металлургическая индустрия по-прежнему страдают от нестабильности на рынках сырьевых товаров и макроэкономической неопределенности, характерных для последней пятилетки. В связи с явным уменьшением прибылей и доходности от предыдущих капиталовложений, компании не хотят расставаться с капиталом: их вера подорвана, а инвестиционные настроения в отрасли находятся на рекордно низком уровне.

И все же, по крайней мере для крупных производителей, это причиняет уже меньше проблем, а их балансовые отчеты выглядят намного лучше. Ключевые диверсифицированные компании стремятся оптимизировать свои портфели с упором на повышение общей прибыли, а потому многие из них объявили о широкомасштабных программах дивестиций.

Так, в течение прошлого года первая пятерка игроков осуществила дивестиции на сумму $6,3 млрд (включая продажу компанией Vale своих акций Norsk Hydro за $1,8 млрд, что выходит за пределы данных по слияниям и поглощениям в данном отчете), а также достигла договоренности по сделкам на $5,5 млрд, которые будут закрыты уже в течение нынешнего года. Среди примеров вывода инвестиций 2013 года можно отметить следующие:

  • Компания BHP Billiton продала медный рудник Pinto Valley и связанную с ним ж/д компанию San Manuel Arizona Railroad Company ($650 млн), свои доли в алмазном бизнесе EKATI Diamond Mine and Diamonds Marketing ($553 млн), а также доли в двух газовых активах — East Browse и West Browse ($1,63 млрд).
  • Vale реализовала свои акции в алюминиевом концерне Norsk Hydro ($1,82 млрд), и объявила о продаже завода удобрений в Араукарии ($234 млн), а также доли в нефтегазовой концессии в бразильском проекте BM-ES-22А ($40 млн).
  • Rio Tinto продала 80% в золотомедном месторождении Northparkes ($820 млн), согласовала продажу медно-никелевого проекта Eagle с компанией Lundin ($325 млн), завершила реализацию 57,7% пакета в медном производителе Palabora Mining ($373 млн), части активов Alcan Cable в Северной Америке ($151 млн, 2012 год), а также 50% акций угольного рудника Clermont ($1 млрд).
  • Кроме того, сделав ставку на реализацию только первоклассных проектов, большинство крупных компаний сосредоточило свои усилия на последовательной экономии и оптимизации капитальных расходов. Вот несколько примеров.
  • Rio Tinto сократила к концу 2013 года свои операционные расходы на $2 млрд и намерена в ближайшие два года добиться ежегодного снижения капитальных затрат на 20%.
  • Anglo American будет ежегодно получать около $1,3 млрд путем снижения накладных расходов, уменьшения портфеля разрабатываемых проектов и генерации большей прибыли от продажи продукции.
  • AngloGold Ashanti планирует сократить свои корпоративные и разведочные расходы на $460 млн а также сберечь $500 млн за счет экономии на операционных затратах.

Эти и другие меры, наряду с ростом цен на железную руду в конце прошлого года, позволили усилить денежные потоки и балансовую отчетность, а также ослабили давление, связанное с необходимостью избавляться от непрофильных или неэффективных проектов.

Таким образом, инвестиционная активность в 2013 году оставалась слабой, и любые ожидания распродажи активов по низкой цене казались неуместными. В совокупности это указывает на инерцию сделок в сфере слияний и поглощений. Возникла патовая ситуация, когда покупатели хотят только самую низкую цену, а продавцы не готовы продать свои активы дешево.

 

Разрыв в оценке активов: договориться все сложнее

Вместе с тем гэп в стоимостных ожиданиях продавцов и покупателей не является прерогативой только крупных производственных компаний. В общей сложности 74% респондентов исследования компании EY «Capital Confidence Barometer Survey», выпущенного в октябре 2013 года, считает, что разрыв в оценке на данный момент составляет 10–30%. Кроме того, большинство из них полагает, что этот разрыв будет сохраняться или даже увеличится.

Несовпадение мнений аналитиков в прогнозах цен на металлы, подпитываемое различными ожиданиями глобального экономического роста, ведет к тому, что оценки активов варьируются в очень широком диапазоне. Это только усиливает разрыв между ожиданиями покупателя и продавца и мешает осуществлению сделок. Пока одни считают, что акции сейчас сильно недооценены, другие называют это необходимой рыночной коррекцией. С любой точки зрения — это весьма непростой фон для принятия инвестиционных решений. Период высокой волатильности цен может продлиться еще несколько лет, поскольку баланс спроса и предложения не может достичь точки равновесия. А это значит, что и продавцам, и покупателям нужно искать новые подходы к оценке активов.

 

Возможности для финансовых инвесторов

Похоже, что, несмотря на сложные рыночные условия, новым участникам все же удается найти способ, чтобы успешно ориентироваться на рынке M&A. Доля сделок с участием финансовых институтов увеличилась с 5% от их общего объема в 2012-м до 19% в 2013 году. Это объясняется тем, что многие финансовые инвесторы действуют контрциклично, поскольку их привлекает перспектива потенциально высоких доходов, обусловленных низкой текущей оценкой активов. Так, в 2013 году они провели 5 из 19 мега-сделок стоимостью свыше $1 млрд каждая. Вот как выглядит эта пятерка.

  1. Инвестиционные компании Lizarazu и Receza совместно инвестировали $3,6 млрд в Polyus Gold International.
  2. Группа «ОНЭКСИМ» вложила $3,5 млрд в «Уралкалий».
  3. Chengdong Investment Corp купила в «Уралкалии» 12,5% за $2 млрд.
  4. ФНБ «Самрук-Казына» инвестировал $1,7 млрд в «Казцинк».
  5. Crispian Investments вложила $1,5 млрд в «Норильский никель».

Эти сделки показывают диспаритеты в рыночных оценках и базовой стоимости, которые могут быть выявлены стратегическим (и более терпеливым) инвестором. По большей части такие мега-сделки продемонстрировали веру финансовых институтов в то, что рынок стремится к чрезмерному уклонению от рисков. Данная группа инвесторов обычно ориентирована на миноритарные доли. Об этом свидетельствует тот факт, что 88% всех прошлогодних сделок с их участием не превышали сумму в $50 млн, а в 64% случаев приобретались менее чем 50% пакеты.

Список новых инвесторов включает в себя бывшего руководителя Xstrata Мика Дэвиса, недавно учредившего X2 Resources, бывшего генерального директора Barrick Аарона Риджента, который основал Magris Resources, а также экс-CEO компании Vale Роджера Аньелли, который совместно с фондовой компанией Grupo BTG Pactual SA создал B&A Mineração.

Как утверждает Ники Крабтри, менеджер, консультационные услуги по сделкам, подразделение горнодобывающей и металлургической промышленности компании EY: «Мы ожидаем продолжения этой тенденции. Мы также предполагаем, что в ближайшие 12 месяцев интерес специализированных фондов и физических лиц только усилится. Этот процесс будут возглавлять бывшие лидеры горнодобывающей отрасли, которые делятся своим экспертным опытом со сферой частного капитала».

Текущая ситуация в сфере привлечения финансирования открывает «окно возможностей» для имеющих средства фондовых компаний, а также для горнодобывающих и металлургических предприятий, которым столь необходимы вливания капитала. В ближайшие годы, пока не возродится доверие к рынку ценных бумаг и не вернутся традиционные покупатели, специализированные финансовые инвесторы скорее всего станут ключевыми, заполнив образовавшийся пробел.

Смотреть график объема сделок по видам сырья в 2013 г., $ млрд
Смотреть график сравнительной динамики цен на сырье и металлы в 2012–2013 гг.

 

Предпочтение отдается небольшим сделкам

Учитывая, что 2013 год характеризовался изменениями в составе топ-менеджмента компаний, а также риторикой в отношении финансовой дисциплины, вовсе не удивительно, что важнейшие мега-сделки часто отменялись. Вместо этого лидеры отрасли проводили менее значимые сделки с гораздо меньшим риском.

Как результат, состоялась всего 1 сделка стоимостью свыше $10 млрд — слияние «Glencore» и «Xstrata» — и только 19 сделок свыше $1 млрд каждая (для сравнения: в 2012 году их было 26). На эти мега-сделки пришлось 72% от общей стоимости M&A и лишь 2,7% от их количества.

Крупные M&A, которые все же сос-тоялись, носили уникальный характер и не отражали настроения участников рынка в целом. Например, слияние Dubai Aluminium (DUBAL) и Emirates Aluminium (EMAL) в новую компанию Emirates Global Aluminium — единственная сделка 2013 года, состоявшаяся в ОАЭ, — была обусловлена националистским желанием Дубаи и Абу-Даби объединить собственных производителей алюминия и укрепить их позиции в мире.

В свою очередь, два крупных нефтегазовых приобретения компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, которые составили 7% от стоимости всех прошлогодних M&A (10%, если исключить слияние Glencore и Xstrata), были вызваны ее стремлением диверсифицировать свой бизнес за пределы ГМК.

Смотреть таблицу количества и стоимости сделок в 2004–2013 гг., $ млн

Остальные мега-сделки в основном имели незначительный риск и были направлены на увеличение уже существующей доли, достижение внутренней консолидации или подразумевали под собой стратегические попытки обеспечить будущие поставки. До тех пор, пока крупные компании сохраняют фокус на увеличение доходности, упрощение портфелей и избежание волатильности, вряд ли можно ожидать роста мега-сделок, за исключением тех, которые дают уникальные возможности или высокий синергетический эффект.

Смотреть таблицу общей стоимости сделок, $ млрд


Трансграничные M&A: падающая популярность

В прошлом году впервые после глобального финансового кризиса 2008 года наблюдалось падение доли трансграничных сделок. По сравнению с аналогичным периодом 2012 года вклад внешних приобретений в общее количество M&A снизился с 52% до 42%, при этом на них пришлось лишь 18% от общей стоимости.

Положительным эффектом этой тенденции стало значительное увеличение объема внутренних сделок — он вырос с $43,3 млрд в 2012-м до $65,1 млрд в 2013 году (за исключением слияния Glencore и Xstrata), то есть до 75% от стоимости всех прошлогодних M&A. Так, все сделки, входящие в топ-10, были связаны с покупкой активов внутри страны, а две из крупных — слияние DUBAL с EMAL и Sterlite Industries с Sesa Goa — были связаны с консолидацией по национальным соображениям.

Остальные мега-сделки по большей части носили низкорисковый характер и были нацелены на увеличение существующей доли, внутреннюю консолидацию или попытки обезопасить свои поставки.

Смотреть таблицу мега-сделок M&A в горнодобывающей и металлургической отрасли в 2013 г.

 

Региональные тренды

В 2013 году, благодаря слиянию Glencore и Xstrata, Европа вышла на первое место по активности в сфере M&A. И все же если исключить эту сделку, то наиболее привлекательным регионом с точки зрения покупки активов стала Северная Америка, которая обеспечила 31% всего объема M&A, незначительно обогнав Азиатско-Тихоокеанский регион (29%). Они оба оказались наиболее активными на внешних рынках, обеспечив себе по 33%.

На страновом уровне (за исключением Швейцарии с ее слиянием Glencore и Xstrata) наибольший интерес с точки зрения объемов приобретений имели активы в США ($18 млрд 21% от общего объема M&A) и с точки зрения количества сделок в Канаде (153 сделки, 22% от числа M&A). Эти страны также лидировали в скупке активов за рубежом: США оказались первыми по стоимости (21%), а Канада — по количеству сделок (30%). Высокие показатели они продемонстрировали и по внутристрановым сделкам: в США их объем вырос с $2 млрд до $16,6 млрд, а в Канаде — с $2,2 млрд до $6,8 млрд. Внутренние покупатели в основном ориентировались на активы аналогичного сырьевого направления, а также были заинтересованы в достижении стратегического роста и эффективности на локальном уровне.

Нетипично высокая стоимость сделок на Ближнем Востоке объясняется исключительно завершением слияния DUBAL и EMAL, а не общим всплеском активности в регионе.

Более чем втрое увеличили свой показатель стоимости M&A страны СНГ. Это произошло благодаря шквалу активности крупных местных частных инвесторов в сфере добычи золота и угля, а также $5,5 млрд, вложенным Группой «ОНЭКСИМ» и Chengdong Investment Group в производителя калийных удобрений — «Уралкалий».

По сравнению с прошлым годом, объем сделок, ориентированных на Латинскую Америку и Африку, снизился соответственно на 80% и 85%. И это неудивительно, поскольку в период ограниченности капитала инвестиции идут прежде всего в зрелые, развитые и стабильные страны. Кроме того, инвесторы предпочитают вкладываться в активы, которые не предполагают дополнительного бремени в виде затрат на создание инфраструктуры, что часто сопутствует крупномасштабным проектам на развивающихся рынках. Прибавляет надежды тот факт, что это, скорее всего, кратко-срочное явление.

Падение стоимости внешних и внутренних сделок в Китае (соответственно на 42% и 22%) можно объяснить сменой руководства и крупными структурными реформами — экономика страны переключилась с экспортно ориентированной модели к модели внутреннего потребления. В частности, на горнодобывающую и металлургическую промышленность Китая повлияли более строгие экологические нормы, а также требования общественности повысить стандарты в сфере охраны труда и техники безопасности. Избыток поставок угля, стали и железной руды сказался на краткосрочном ценообразовании, а это привело к тому, что инвестиции в китайские активы (за исключением высокомаржинальных проектов) в данный момент неоправданны.

В течение 2013 года произошло замедление реализации Китаем своей посткризисной стратегии, направленной на обеспечение поставок за счет крупномасштабных приобретений (хотя он по-прежнему зависит от сырьевых товаров для обеспечения широкомасштабного развертывания собственных производств). Многие из недавних сделок подверглись более тщательному изучению, в частности с точки зрения разумности заплаченной цены, что привело к более осторожному подходу китайских компаний к новым M&A.

Соответственно, покупатели в качестве метода обеспечения поставок, альтернативного прямому приобретению активов, все чаще изучают возможность заключения договоров на отгрузку и предэкспортное финансирование. К примеру, вместо приобретения доли в проекте по разработке полигалита, компания Yunnan TCT Yong-Zhe Company подписала с Sirius Minerals контракт на отгрузку по фиксированной цене и намерение о дальнейшем сотрудничестве.

Смотреть таблицу объема сделок по регионам – объектам сделок в 2008– 2013 гг., $ млн
Смотреть таблицу объема сделок по регионам – покупателям сделок в 2008–2013 гг., $ млн

 

Наиболее востребованные полезные ископаемые

В 2013 году золото обогнало сталь, возглавив список самых востребованных сырьевых товаров. На его долю пришлось 237 сделок (34% от их общего числа) на общую сумму $12 млрд. 47% покупателей пришло из отраслей, не связанных с золотом, в том числе 22% составили финансовые инвесторы.

Эта тенденция, вероятно, будет продолжаться, поскольку цены на золото остаются под давлением, затраты увеличиваются, а уменьшение стоимости акций юниоров делают их привлекательными для тех, кто желает извлечь выгоду из неустойчивой ценовой конъюнктуры в краткосрочной перспективе. Финансовые инвесторы будут оставаться растущим источником капиталовложений, поскольку приток заемных средств и собственного капитала у мелких золотодобывающих и разведочных компаний исчезающе мал. Поскольку маржа все больше сокращается, а спектр обесценивания активов остается в последние годы прежним, то наибольшую прибыль получат те игроки на рынке золота, которые имеют возможность рационализировать свои операции, а также разделять риск с помощью создания совместных предприятий, обеспечения экономии средств и улучшения денежных потоков путем дивестирования активов.

Во многом благодаря слиянию DUBAL и EMAL на сумму $7,5 млрд, объем алюминиевых M&A в 2013 году оказался необычно высоким. Эта сделка, связанная с интеграцией металлургических мощностей Дубаи и Абу-Даби, позволила создать пятую крупнейшую алюминиевую компанию в мире, способствовав снижению зависимости экономики ОАЭ от нефтяной отрасли.

На фоне приобретения Freeport-McMoRan Copper & Gold компаний Plains Exploration and Production и McMoRan Exploration продемонстрировал рынок M&A в сфере нефти и газа. Эта сделка на сумму $8,6 млрд обеспечила 94% всего объема углеводородных M&A с участием горнодобывающих игроков. Компания Freeport McMoRan Copper & Gold, ранее уже имевшая активы в этой сфере, была привлечена сильными фундаментальными показателями нефтегазового сектора, а также возможностью уменьшить свою подверженность колебаниям цен на металлы.

Медь, несмотря на снижение активности с ней по сравнению с 2012 годом, по-прежнему остается одним из самых популярных товаров. Об этом свидетельствуют несколько крупных сделок, заключенных в прошлом году. Так, в качестве примера можно назвать приобретение компанией Capstone Mining за $650 млн медного рудника Pinto Valley, принадлежавшего BHP Billiton, покупку канадской First Quantum Minerals за $5,1 млрд корпорации Inmet Mining, а также приобретение China Molybdenum рудников Northparkes у Rio Tinto за $820 млн. Как и в случае с золотом, перспективы долгосрочного спроса и текущая заниженная оценка дают финансовым инвесторам хорошие возможности для вложения в медные активы.

В числе аутсайдеров оказались M&A, связанные с энергетическими активами, что связано с сохраняющейся слабостью рынка и угрозой со стороны альтернативных источников энергии. Так, объем угольных сделок упал на 56%, а урановые M&A сократились на 51%. Кроме того, мы стали свидетелями 55% падения стоимости M&A с железорудными активами, где нестабильная ценовая конъюнктура осложняла исполнение сделок.

Ситуация, как ожидают в компании EY, может измениться, поскольку активы, связанные с углем и железной рудой, все чаще становятся мишенью для трейдеров. К примеру, Rio Tinto скорее всего продаст свою долю в австралийском угольном активе Clermot компаниям Glencore Xstrata и Sumitomo, в то время как BHP Billiton объявила о намерениях продать Itochu Corp and Mitsui & Co долю в железорудном месторождении Jimblebar. Кроме того, в 2013 году Noble Group завершила покупку миноритарных долей угледобывающих компаний Resource Generation и Pan Asia Corp, а также недавно заявила о покупке 21% акций Cockatoo Coal. В связи с планами в отношении таких емких рынков, как Китай и Индия, сырьевые трейдеры стремятся обеспечить долгосрочное предложение этих товаров через офтейкерные соглашения, кредиты и инвестиции в активы с низкой стоимостью. Возможность стабильных поставок из Австралии делает этот регион особенно привлекательным для такого рода договоренностей.

 

Прогноз

В 2014 год ГМК вступает с более позитивным прогнозом: уверенность в экономике растет, компании приняли меры по делевериджу балансов, а общеотраслевой фокус на производительность и эффективность должен начать приносить результаты. В этой связи можно ожидать постепенного укрепления акций горнодобывающих игроков, а также большей для них доступности к капиталу.

Вместе с тем нестабильность глобальной экономики сохраняется, что связано с ситуацией в Еврозоне, китайским экономическим ребалансированием, а также политикой ФРС США. Поиск баланса между спросом и предложением, который бы соответствовал завершению суперцикла, продолжается, а потому (по крайней мере, в ближайшие два года) можно ожидать сохранения волатильности цен. Будет сохраняться настороженность — оживление в сфере M&A и улучшение условий привлечения капитала будет постепенным и потребует инноваций в ценообразовании, чтобы стабилизировать волатильность.

В целом в первой половине года эксперты компании EY прогнозируют рост активности M&A, благодаря финансовым инвесторам и поддержке альтернативных поставщиков капитала. Двигателем этого роста станет не только ожидаемое восстановление сырьевых цен, но и применение собственного технического опыта для улучшения оперативных, технических и финансовых мер воздействия. Это может стать наиболее интересной тенденцией 2014 года. Сможем ли мы увидеть достойное применение капиталу, который столь лихорадочно привлекался в 2013 году? Если да, то приведет ли это к новому витку инвестиционной дея-тельности компаний-производителей?

Учитывая низкий уровень привлечения новых капиталов и инвестиций, горнодобывающему сектору, возможно, будет лучше посеять семена для будущего бума, поскольку предложение отстает от спроса. Будут ли фонды прямого инвестирования, финансовые и контрциклические инвесторы способны заполнить нехватку капитала в 2014 году? Как считают в компании EY, для долгосрочной стабильности ГМК важно иметь более устойчивые формы создания капитала. Такой капитал будет нужен как для того, чтобы заменить «горячие деньги», которые покинут сектор, как только краткосрочные прибыли упадут по сравнению с их рекордным уровнем, так и для финансирования новых проектов, необходимых для восстановления поставок или удовлетворения роста будущего спроса.

 

Полная версия обзора на английском языке доступна на сайте www.ey.com

 



Список статей
Под флагом Господдержки  Редакционный обзор 
В фокусе – модернизация  Сейтгали Галиев 
Золотой шанс Казахстана  Светлана Карягина 
Рынок цветных металлов  Редакционный обзор 
Железные перспективы  Николай Филькевич 
Уран возвращается...  Сергей Смирнов 
Формула успеха для Евразии  Аскарбек Махмутов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem