USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №3, 2013 год
 Редкие элементы: рынок дает добро
АРХИВ

Редкие элементы: рынок дает добро

 
Редакционный обзор
 
 

На мировом рынке редкоземельных металлов грядут большие перемены. Китай больше не будет единственным поставщиком этих металлов на мировой рынок, где его доля уже снижается из-за осознанного ограничения своего экспорта. Это спровоцировало дефицит и резкий рост цен на редзем, открыв возможности для других стран по наращиванию их добычи и экспорта, в том числе и для Казахстана.

 
 

Редкоземельные металлы (РЗМ) – это группа из 17 элементов, включая скандий, иттрий и лантан, а также лантаноиды (гадолиний, гольмий, диспрозий, европий, иттербий, лютеций, неодим, празеодим, прометий, самарий, тербий, тулий, церий и эрбий). В свою очередь, литий, бериллий, цирконий, тантал, ниобий и другие элементы образуют группу редких металлов. Обе эти группы формируют список из 35 «редких элементов».

 

Несмотря на свое название, РЗМ довольно распространены, однако капитальные затраты на их добычу относительно высоки и составляют порядка $40 тыс. на тонну. Наиболее важными источниками РЗМ служат минералы монацит, лопарит, бастнезит, ксенотим и гадолинит. Значительные объемы РЗМ и РМ, в качестве попутных компонентов, содержат урановые месторождения.

 

Лантан, церий, празеодим, неодим и самарий относятся к категории легких РЗМ и являются менее ценными поскольку встречаются чаще. Остальные, включая иттрий, называются среднетяжелыми и тяжелыми РЗМ и ценятся на рынке гораздо выше.

 

Редкие металлы и земли весьма востребованы в высокотехнологичных отраслях промышленности – станкостроении, электронике, космической технике, ВПК, атомной технике, машиностроении, химической и стекольной промышленности. Одно лишь автомобилестроение ежегодно потребляет тысячи тонн РЗМ. Многие «зеленые» инновации, на которые сегодня ориентируется Казахстан, также зависят от этих элементов. Их используют в производстве ветровых турбин, энергосберегающих лампочек и гибридных автодвигателей. Неудивительно, что основными потребителем РЗМ в настоящее время являются такие высокоразвитые страны, как Япония (на долю которой приходится более 50% мирового рынка РЗМ), а также США, Франция и Германия.

 
 
Доминирование Китая снижается
 

В течение последних 15–20 лет порядка 90–97% мировых потребностей в РЗМ покрывал Китай, который и сейчас остается практически монопольным производителем и экспортером РЗМ. Еще 3% их мировой добычи обеспечивают американская Molycorp Inc., а также компании из Австралии, Индии и Бразилии.

 

Вместе с тем КНР еще в 2003 году начал постепенно снижать объемы экспорта РЗМ, введя в 2009-м его квотирование в рамках внедрения стратегии разумного природопользования и охраны окружающей среды. При этом, если сначала квота составляла 50 145 т, то в 2010-м и 2011 году она снизилась соответственно до 30 258 и 30 184 т. В сентябре 2011 года китайские власти сообщили, что остановили производство на трех из восьми крупнейших рудниках.

 

Как результат, потребители РЗМ по всему миру озаботились поиском альтернативных источников их поставок. При этом многие из них стали закупать РЗМ для создания стратегических запасов.

 

Опасения импортеров, связанные с нестабильностью будущих поставок из Китая, естественным образом отразились и на ценовой конъюнктуре: цена отдельных оксидов редкоземельных металлов с момента введения первых квот и до начала 2011 года увеличилась в разы.

 

И все же на данный момент дефицита на мировом рынке РЗМ не наблюдается. Даже при урезанных объемах экспорта Китай вполне справляется с удовлетворением спроса. Так, например, в 2012 году при квоте в 30 996 т объемы экспортных поставок китайских РЗМ упали до 16 235 т, или на 3,3% по отношению к предыдущему году. Более того, с конца III квартала 2011 года РЗМ дешевеют, поскольку основные потребители снизили объемы закупок. Так, по данным сайта www.mineralprices.com, стоимость иттрия с содержанием не менее 99,9% в течение 2012 года упала на 40%, составив $120 за килограмм.

 

По информации австралийской корпорации Lynas Corp., цены на РЗМ еще больше снизились в первые 3 месяца текущего года, тем самым продолжив тренд их падения с рекордных максимумов 2011 года. Так, среднее значение цены Lynas на сырье, добываемое на месторождении Mount Weld, уменьшилось за прошедший квартал на 13% – до $37,22 за кг. И это притом, что годом ранее она составляла $92,2.

 

Некоторые аналитики опасаются, что в краткосрочной перспективе цены на РЗМ могут продолжить падение, что прежде всего связано с сокращением спроса на эти металлы в самом Китае – на фоне замедления темпов роста его экономики. Еще одно обстоятельство, давящее на котировки, ввод в эксплуатацию новых мощностей по производству РЗМ за пределами КНР и, как следствие, увеличение профицита на рынке. Так, американская Molycorp Inc. уже завершила расширение мощностей своего основного предприятия Mountain Pass. В свою очередь, Lynas продолжает строительство ГОКа редкоземельных металлов в Малайзии.

 

Однако в долгосрочной перспективе стремление потребителей РЗМ диверсифицировать источники их поставок вызовет дальнейший рост спроса и цен. Не стоит забывать и о том, что в этом году правительство Китая ввело новый пакет квот на экспорт РЗМ, снизив его по сравнению с прошлым годом почти в два раза: вывоз из страны легких РЗМ ограничен на уровне 13 563 кг, а тяжелых – 1938 т. Более того, ожидается, что уже к 2015 году уровни китайской добычи и потребления РЗМ могут сравняться и КНР сама превратится в их импортера.

 

Служба геологии, геодезии и картографии США (USGS) ожидает, что в 2015 году китайское производство редких земель составит около 175 тыс. т, что будет соответствовать примерно 78% их мировой добычи. Выпуск остальных 50 тыс. т РЗМ должны обеспечить другие страны, в том числе Россия и Индия, где в настоящее время производится лишь 4–8 тыс. тонн.

 

По прогнозу аналитической группы Core Consultants, к 2015 году мировой дефицит критических РЗМ, к которым относятся неодим, европий, тербий, диспрозий и иттрий, может составить 20 тыс. т. Этот процесс будет поддерживаться развитием конечных рынков сбыта, базирующихся на экологически чистых технологиях, таких как производство ветровых турбин и электромобилей.

 

По оценкам консалтинговой компании Industrial Mineral Company of Australia (IMCOA), ежегодный мировой спрос на редкоземельные металлы к 2016 году должен достигнуть 160 тыс. т, а к 2020-му он вырастет еще на 50%, достигнув 200–240 тыс. т. Из них 130–150 тыс. т придется на потребности Китая.

 

Таким образом, благоприятная долгосрочная конъюнктура на мировом рынке РЗМ создает возможность развивать собственные мощности таким производителям редких элементов, как США, Австралия и Казахстан. Довольно амбициозные  планы в отношении этого рынка имеет и Россия, которая поставила цель занять к 2020 году 10% мирового производства РЗМ.

 

При этом, даже если Россия, Америка, Европа, Австралия и Африка одновременно начнут наращивать экспорт, цены будут оставаться относительно высокими, а спрос на редкоземельные материалы будет только расти, поскольку мир становится все более высокотехнологичным.

 
 
Казахстанский первенец
 

Как известно, наша страна обладает крупными запасами редких металлов и РЗМ. По данным Института геологических наук, редкоземельные элементы содержатся в титано-редкоземельном месторождении Кундыбай, редкометалльных – Жанет, Южный Жаур, Коктенколь, Верхнее Эспе, Карасу, а также в фосфоритовом массиве Каратау. При их рациональном освоении Казахстану вполне по силам развить производство экспортно ориентированной редкометалльной и редкоземельной продукции, непрерывно повышая ее чистоту и степень готовности для использования в самых высокотехнологичных отраслях.

 

Между тем до недавнего времени в нашей стране редкие металлы в основном, выпускались как попутные продукты цветной металлургии. Так, РГП «Жезказганредмет» из отходящих газов металлургического производства корпорации «Казахмыс» получает рений, а АО «Алюминий Казахстана» при производстве глинозема – галлий. На Усть-Каменогорской металлургической площадке ТОО «Казцинк», наряду с основными продуктами – свинцом, цинком и кадмием, выпускают индий, таллий и селен. Их извлекают из пыли свинцового производства, а из щелочных сплавов рафинирования черного свинца – теллур. АО «Казатомпром» производит тантал, бериллий, ниобий и молибден, ТОО «Казниобий» – ниобий, АО «Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат» – ванадий. При этом, как правило, флагманы ГМК Казахстана сфокусированы прежде всего на производстве базовых (наиболее рентабельных) компонентов, а потому потери при добыче, обогащении и металлургической переработке редких и редкоземельных металлов доходят до 80–85%.

 

Надежда на реальное изменение ситуации появилась в конце прошлого года, когда была запущена первая очередь завода по выпуску коллективных концентратов и соединений редкоземельных металлов в г. Степногорске Акмолинской области. На данный момент ТОО «СП «SARECO» (Summit Atom Rare Earth Company) – единственное в стране предприятие, в стратегию которого входит развитие высокотехнологических отраслей металлургической промышленности на основе РЗМ. Учредителями компании являются АО «НАК «Казатомпром» (51% акций) и японская Sumitomo Corporation (49%).

 

Завод в Степногорске построен с учетом всех экологических стандартов и представляет собой комплекс термической и гидрометаллургической переработки различных типов сырья, который был создан совместными усилиями казахстанских, японских и европейских ученых и инженеров.

 

Проект, в который «Казатомпром» и Sumitomo Corporation вложили 4,4 млрд тенге (около $30 млн), рассчитан на ежегодное производство 1,5 тыс. т TREO (сумма оксидов РЗМ) с дальнейшим увеличением мощностей до 3 тыс. т в 2015-м и до 5–6 тыс. т – в 2017 году. Предполагаемая стоимость товарной продукции, производимой в течение года, оценивается в 6,8 млрд тенге.

 

По словам генерального директора ТОО «СП «SARECO» Антона Маныча, основными задачами для первенца отечественной редкоземельной металлургии является отработка промышленных технологий производства и разделения коллективных концентратов на индивидуальные РЗМ, а также вывод этой продукции на внешние рынки.

 

Как пояснила начальник управления по связям с общественностью НАК «Казатомпром» Кристина Подшивалова, в 2013 году здесь планируется произвести около 1 тыс. т TREO, а уже в 2014 году выйти на полную мощность первой очереди. При этом около 40% всего производства будут составлять РЗМ т. н. тяжелой группы, наиболее дефицитной и востребованной в настоящее время. До конца текущего года на заводе будет проводиться отладка и совершенствование технологии.

 

Основным целевым рынком SARECO является Япония, куда уже с начала следующего года будет отгружена первая казахстанская редкоземельная продукция. Ежегодно планируется импортировать 1,5 тыс. т РЗМ (что составляет около 7,5% всего объема, необходимого Стране восходящего солнца), в том числе около 20 т диспрозия (около 3% годового японского спроса на этот металл).

 

Предприятие не ограничится лишь проектом по выпуску коллективного концентрата РЗМ. Если его обеспечить долгосрочными источниками сырья, то к 2015 году будет создано разделительное производство, а еще через несколько лет – налажен выпуск магнитов на основе РЗМ.

 

На данный момент завод потребляет в качестве сырья концентраты РЗМ, накопленные с советских времен. В первую очередь здесь будут перерабатываться материалы техногенных минеральных образований (хвостохранилищ). В дальнейшем планируется и разработка природных месторождений.

 

Такая поэтапная стратегия вполне логична, ведь техногенные отходы, накопленные за годы работы горно-металлургического и химического комплексов Казахстана, отличаются высоким содержанием недоизвлеченных основных и сопутствующих ценных компонентов. По данным различных экспертов, в стране накоплено от 14 до 25 млрд т техногенных отходов. При этом содержание РЗМ в них достигает 0,6 %, что сопоставимо с некоторыми рудными месторождениями, а потому их можно рассматривать как самостоятельную сырьевую базу. В настоящее время в республике перерабатывается не более 2 % таких техногенных отходов.

 

Один из последних примеров касается наследия давно усопшего гиганта химической промышленности советской эпохи Шымкентского фосфорного завода. В марте 2013 года ученые Южного Казахстана нашли РЗМ в отходах его производства. Как отмечает доктор биологических наук, профессор Акмарал Исаева, это фактически полноценное месторождение редкоземельных элементов: в 700 тысячах т шлама, находящегося на территории города, содержится 700 т галлия, 600–650 т германия, 500 т скандия, до 2 т таких оксидов, как лантан, неодим, самарий и так далее.

 

Реальные перспективы для развития редкоземельной промышленности в Казахстане открывает и такой на первый взгляд негативный факт, как истощение запасов богатых руд. Как результат, возникла необходимость вовлечения в разработку руд с низким содержанием, рентабельная переработка которых возможна только при использовании кардинально новых способов вскрытия с комплексным извлечением всех ценных компонентов.

 

Благо у казахстанских ученых уже имеются соответствующие наработки. В частности, Национальный центр комплексной переработки минерального сырья уже  разработал и проверил в опытно-промышленных условиях универсальную технологию, позволяющую комплексно и рентабельно вовлечь в переработку большинство месторождений редких металлов и РЗМ. В основу технологической схемы заложен новый подход, исключающий классическое обогащение по базовым (цветным, редким и редкоземельным) металлам.По словам заведующего лабораторией титана и ванадия этого центра Владиллена Козлова, продуктами перспективного производственного комплекса будут более десяти наименований: концентрат РЗМ, оксиды иттрия, скандия, ванадия, молибдена и урана, флюс для производства ферросилиция и ферросиликоалюминия, оксид кремния, наноуглеродный сорбент, а также глинозем для производства алюминия и калиевых удобрений. 

 

Резюмируя вышесказанное, можно констатировать, что сегодня у Казахстана есть все стартовые условия, необходимые для того, чтобы войти в число мировых лидеров на рынке РЗМ. С одной стороны – это благоприятная долгосрочная конъюнктура и готовые к сотрудничеству инвесторы, гарантирующие сбыт (помимо Японии к ним можно отнести Южную Корею, Германию и Францию). С другой – достаточные сырьевые ресурсы, специализированная металлургическая база и эффективные собственные технологии. Остается лишь правильно распорядиться этими конкурентными преимуществами.

 
 
 
 
 


Список статей
Новая жизнь Ушкатына-3  Феликс Вулис 
Редкие элементы: рынок дает добро  Редакционный обзор 
Устойчивое развитие ГМК: проблемы и перспективы  Сейткали Галиев, Лилиана Юсупова 
Под контролем государства  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem