USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN  №2, 2016 год
 ФОРУМ. В кольце новых вызовов
АРХИВ
В кольце новых вызовов

В середине апреля в Алматы прошла XII ежегодная международная конференция по риск-менеджменту. Главной темой форума стали новые глобальные политические и экономические вызовы. При этом особое место эксперты уделили анализу и оценке внутренних рисков и проблем, с которыми Казахстан может столкнуться в ближайшее время.  

Инициатором и организатором проведения конференции уже двенадцатый год подряд выступила страховая компания «Евразия». Начиная с 2004 года эта площадка собирает сотни делегатов из Казахстана, стран ближнего и дальнего зарубежья. В ее работе приняли участие политики, экономисты, президенты и CEO банков, страховых компаний, бирж и финансовых институтов, предприниматели, международные эксперты и независимые аналитики в области экономики и финансов.

В поисках точек роста

По уже сложившейся традиции в самом начале конференции эксперты сверили свои прошлогодние оценки и нынешние реалии. Как оказалось, никто не смог точно спрогнозировать появление новых вызовов – кризиса на нефтяном рынке, карабахского конфликта, резкого охлаждения отношений между Россией и Турцией.

Как заявил в своем вступительном слове председатель правления страховой компании «Евразия» Борис Уманов, текущая ситуация в мире напоминает времена политических и экономических реформ 80-х годов прошлого века в Советском Союзе: «Сейчас идет новая перестройка, на этот раз геополитическая. Ее важным симптомом является гонка вооружений. Европейские пацифисты уступают свои места «ястребам» и ультраправым».

При этом глобальную напряженность и региональные конфликты нельзя объяснить только борьбой за природные ресурсы. Наоборот, позиции государств, делающих ставку на добычу сырья, слабеют. И сейчас доминируют страны, экспортирующие высокоинтеллектуальный технологический продукт.

Как отметил глава «Евразии», нефтяной отрасли до сих пор везло, но так не могло длиться вечно. «Цена на нефть была высокой слишком долго, и ей нашли замену в виде сланцевых углеводородов и возобновляемых источников энергии. Другими словами, ресурсный кризис нам не грозит».

Поэтому, считает г-н Уманов, создание альтернативных источников благосостояния – одна из ключевых задач, стоящих сегодня перед странами, которые вплотную зависят от сырьевых ресурсов, такими, как Казахстан.

В качестве такой точки роста для отечественной экономики эксперт предложил обратить внимание на аграрный сектор. «Совершенно очевидно, что географическое положение и климатические условия позволяют Казахстану занять нишу регионального производителя экологических продуктов. Однако эта сфера почему-то остается на вторых ролях. В аграрном секторе заметно усилились производители муки, – это весомая статья нашего экспорта. Что же до производства овощей и мяса, то здесь мы остаемся импортерами».

Как полагает г-н Уманов, в Казахстане это происходит из-за отсутствия надежной аналитики, позволяющей риск-менеджерам в кратчайшее время подготовить качественное финансовое и предпринимательское решение для бизнеса. «В итоге бизнесу хочется заниматься чем угодно, чем-то инновационным, например производством планшетных компьютеров или авиационной техники, а не выращиванием огурцов. В итоге мы не имеем ни планшетов, ни самолетов, ни огурцов».

В этой связи институциональные реформы, реализуемые в Казахстане, нуждаются в постоянном анализе, мониторинге и поддержке экспертного сообщества. «Это необходимо и госкомпаниям, и частному бизнесу еще на этапе планирования инвестпроектов», – резюмировал глава «Евразии».

Под знаком «черных лебедей»

В свою очередь, политолог Досым Сатпаев обратил внимание на возможные варианты передачи власти в стране. По его мнению, в транзитный период глава государства, скорее всего, будет делать ставку на проверенных игроков.

«В Казахстане есть три «сумеречные зоны», которые будут участвовать в борьбе за власть. Передняя часть бюрократического класса будет заинтересована в бесконфликтном транзите. Так называемые реформаторы – они есть и в обществе, есть и в элите, они есть и в бизнесе, судя по тем выступлениям, которые я часто слышал, также будут выступать за бесконфликтные изменения».

В качестве третьей стороны политолог назвал радикальные силы, которые будут ратовать за разрушение действующей политической системы. «Было бы наивно полагать, что эти радикальные группы состоят из маргиналов и аутсайдеров, которые находятся где-то на задворках политической системы или входят в радикальные террористические ячейки».

В качестве одной из главных угроз для Казахстана г-н Сатпаев видит идеологическую фрагментацию общества. «В целом считаю, что это большой риск для нашей страны. Потому что сейчас водораздел между этническими, социальными, политическими и демографическими группами Казахстана проходит по разным линиям: от проблемы государственного языка до интерпретации исторических событий, от отношения к ЕАЭС до страха перед китайской угрозой. Это то, что я называю идейным сепаратизмом».

Поэтому серьезной проблемой для казахстанских властей, по мнению политолога, является то, что более чем за 20 лет многие казахстанские граждане попали «в ловушку размытой самоидентификации».

Причем происходит это на фоне кризиса институтов социализации, которые «как конвейер» должны формировать граждан страны: «Все они находятся в состоянии анабиоза, кризиса, начиная с семьи и заканчивая такими вторичными, формальными институтами социализации, как госорганы, религиозные структуры, политические партии, неправительственные организации. То есть все они работают неэффективно для активного подключения молодежи к социально-экономическим, политическим сферам».

Одним из скрытых рисков политолог назвал неконтролируемую внутреннюю миграцию. «В Казахстане она приобрела негативный характер. Самое интересное, что в Законе «О национальной безопасности» неконтролируемые миграционные процессы относятся к основным угрозам национальной безопасности страны. На официальном уровне рост городского населения преподносится как процесс урбанизации, но фактически это не так. Люди бегут в города не потому, что им плохо жилось в регионах, а потому, что там живется очень плохо, люди пытаются найти некую альтернативу. Но города не могут абсолютно всех адаптировать, поэтому возникают такие понятия, как «пояса шахидов», «маргинализация городской культуры».

По мнению эксперта, региональные проблемы госорганам необходимо решать уже сейчас: «Очень глупо рассчитывать на то, что мы будем создавать конкурентоспособную страну без конкурентоспособных регионов».

В качестве еще одного «черного лебедя» Досым Сатпаев выделил риск массовых инфекционных заболеваний. Это особенно важно, учитывая не очень хорошую систему казахстанского здравоохранения, а также то, что «на официальном уровне Казахстан планируется превратить в некий транспортный хаб, через который должны идти мощнейшие пассажиро- и грузопотоки».

Другой скрытой угрозой остаются климатические изменения, которые могут привести к природным катастрофам. «Ущерб от урагана Катрина был оценен Национальной метрологической службой США в сумму около $125 млрд. Правительство Японии оценило урон от разрушительного землетрясения, которое было в марте 2011 года, в $210 млрд. Но я не видел ни одну сумму со стороны нашего правительства или каких-то структур, которые оценивали бы ущерб для экономики Казахстана в случае разрушительного землетрясения в Алматы».

При этом спикер напомнил, что южная столица, с одной стороны, расположена в опасной сейсмической зоне, а с другой – выступает одним из крупнейших доноров государственного бюджета. «В Алматы мощнейшая демографическая база, здесь очень много молодежи, научных центров. Не дай бог, если здесь произойдет землетрясение, – это, однозначно, будет серьезным ударом по многим казахстанским экономическим программам. И возникает вопрос: захочет ли правительство реанимировать город, вкладывать в него гигантские ресурсы, чтобы его восстановить».

Говоря о Центральной Азии, политолог назвал несколько угроз. В первую очередь он отметил высокий риск неопределенности по поводу транзита власти в Узбекистане. «По сути, эта страна – замковый камень безопасности Центрально-Азиатского региона. Если в Узбекистане процессы будут неконтролируемы в случае транзита власти и ухода Ислама Каримова со своего поста, то это ударит по всем республикам Центральной Азии».

Второй момент – риск возникновения дефицита водных ресурсов. «Тема заезженная, но, к сожалению, никак не решаемая. Эта проблема может привести к конфликтным ситуациям в Центрально-Азиатском регионе».

В качестве третьего аспекта политолог выделил возможный прорыв радикальных групп из Афганистана.

В заключение Досым Сатпаев особо акцентировал внимание на том, что передел власти на постсоветском пространстве сейчас переходит в более активную фазу. Причем происходит это на фоне роста вмешательства внешних игроков: «Я выделил четыре страны. Активизировались США, Китай, Россия, Турция. Иран также проявляет активность, в основном в Таджикистане. В принципе, в этой геополитической конкуренции мы находимся в очень сложной ситуации, пытаемся со всеми дружить и всем угодить, иногда нам это выходит боком. Хотя альтернативы многовекторной международной политики я не вижу».

Недооцененные угрозы

После выступлений спикеров состоялась панельная дискуссия. Наиболее запоминающимися в ней стали оценки экономического положения и состояния финансовой системы Казахстана, представленные управляющим партнером Tengri Partners Ануаром Ушбаевым.

Говоря о внутренней экономической ситуации, эксперт высказал мнение о том, что низкие нефтяные котировки – это благо для Казахстана в долгосрочной перспективе. «Я надеюсь на то, что цена нефти в нынешнем диапазоне продержится как можно дольше, потому что именно в этой ситуации есть серьезный прессинг на правительство, на региональные власти, чтобы что-то менять в экономической политике». Это заставляет госструктуры пытаться максимально помогать частному сектору, хотя в краткосрочной перспективе низкие нефтяные цены негативно сказываются на экономике Казахстана.

Что касается финансовой системы, то одним из главных рисков г-н Ушбаев назвал скрытую угрозу экстренного изъятия банковских депозитов населением. «Многие на это внимания не обращают, но мне кажется, существует очень нетривиальный риск набега на банки». Он напомнил, что сейчас в Казахстане около 80% депозитов – это долларовые вклады, причем в случае экстренного изъятия депозитов ни один отдельно взятый банк не сможет погасить свои обязательства перед всеми клиентами в кратчайшие сроки. «В обычной ситуации, если эти депозиты деноминированы в локальной валюте, то центральный банк для того и был создан, чтобы подобные кризисы ликвидности предотвращать и сглаживать. Он мог дать любое количество тенге, чтобы БВУ мог покрыть изъятия. А если депозиты долларовые, то единственное, что Нацбанк может сделать, – это поделиться своими резервами».

По оценкам Ануара Ушбаева, сейчас объем депозитов составляет порядка $40 млрд. «Если из них хотя бы половина «побежит», то Нацбанку просто будет невыгодно тратить резервы на спасение, потому что сегодня они составляют $28 млрд. Минимум $18 млрд он должен хранить на покрытие 6 месяцев импорта. Остается только $10 млрд. И если потенциальный набег на БВУ превысит эту сумму, то никакого экономического смысла спасать даже один банк нет. Сегодня никто об этом серьезно не думает и Нацбанк эту тему никак не комментирует».

Кроме того, эксперт весьма жестко высказался о Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ): «Это убогая структура, советская коммунистическая идея, глупость. Его как можно быстрее нужно развернуть и вновь передать средства под управление частным управляющим».

По его мнению, создание ЕНПФ поставило крест на фондовом рынке Казахстана: «У нас наблюдаются порой противоречивые вещи. С одной стороны, государство закидывает нас лозунгами типа «давайте развивать фондовый рынок». С другой стороны, появляется ЕНПФ, который его убивает. Создание ЕНПФ уничтожило ликвидность на вторичном рынке государственных ценных бумаг (ГЦБ), не говоря уже об акциях».

Конечно, и у частных НПФ были свои минусы, один из которых – высокий риск договорных сделок: «Это факт истории, его нельзя отрицать. Но решение этого вопроса заключается в более качественном регулировании, а не в уничтожении системы. При должном исполнении и надзоре за добросовестностью приобретения ГЦБ пенсионные средства могут оказать положительное влияние на развитие реального сектора и на доходность средств вкладчиков».

В этой связи, убежден эксперт, средства ЕНПФ могут стать источником для финансирования проектов развития, но «однозначно не в руках государства».

Чем опасен Китай?

Второй день мероприятия запомнился спичем руководителя программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александра Габуева.

По его мнению, наши статистические службы уделяют слишком мало внимания китайской тематике. «В Казахстане, насколько я знаю, китайское присутствие находится на пренебрежительно низком для статистики уровне: есть люди, которые приехали легально торговать, представлять нефтяную промышленность и так далее. Реально никакой серьезной демографической угрозы нет». В то же время в России, по его информации, одномоментно находится до 500 тыс. китайских граждан, включая и туристов, и легально приехавших на временную работу, «но в 2015 году из-за девальвации рубля китайцы возвращались на родину, потому что их доходы в юаневом выражении падали».

Наибольшим риском эксперт назвал безработицу в Китае, которая может привести к драматичным потрясениям. Тем более, что большое количество социальных протестов в Китае происходит не в центре, а на востоке, в цепочке приморских провинций, географически близких к России и Центральной Азии.

При этом эксперт призвал смотреть не на официальные данные по безработице, а на географию протестов, которые концентрируются в промышленно развитых районах. «Например, в провинции Квантун проживает 106 млн человек, 20% из них работают на маленьких фабриках, производят те вещи, что вы видите вокруг себя. Как только мир начинает покупать меньше китайских товаров и в КНР начинают закрывать предприятия, люди выходят на улицу. Поскольку эффективной пенсионной системой в Китае охвачено менее 30% населения, волнения бывают довольно масштабными – до столкновения с властями, погромом полицейских участков». Не стоит забывать и то, что на протяжении всей китайской истории правящие режимы переставали существовать именно в результате волнений в приморских провинциях.

Другими рисками стабильности в Китае, влияние которых в случае реализации будет ощущаться в государствах Центрально-Азиатского региона, он назвал избыточные производственные мощности и волнения элиты, изымающей свои деньги из страны. Причем наибольшую долю оттока капитала из КНР обеспечивают именно элитные группы. «Анализ таких рисков нам необходим для мониторинга устойчивости политической системы. Исходы могут быть разные – вплоть до довольно драматичных социальных потрясений».

От хаоса – к восстановлению

Большой интерес делегатов мероприятия вызвали и высказывания председателя правления «Евразийского банка» Майкла Эгглтона в ходе панельной дискуссии. Оценивая экономическую ситуацию в Казахстане, он высказал мнение, что текущий и следующий год будут очень сложными: «Это относится ко всем отраслям экономики, ко всем предпринимателям и правительству. Но в январе ситуация была еще хуже. Сейчас открылись возможности, которых не было тогда. Это постепенный рост нефтяных цен и стабилизация курса. В январе этого не было, тогда цены на нефть падали, а курс доллара доходил почти до Т400. Уже не исключали, что будет и Т500. Был полный хаос».

Вместе с тем если нефть будет продолжительное время торговаться выше $35 за баррель, то казахстанская экономика начнет постепенно восстанавливаться: «Конечно, процесс будет болезненным. Возможно, понадобятся еще три-пять-девять месяцев, прежде чем это восстановление начнется. В 2016-м и в 2017-м будет еще тяжело. И компаниям, и правительству надо будет жестко экономить».

Улучшению ситуации способствовали не только стабилизация нефтяных цен, но и более продуманный подход Нацбанка и правительства. Как считает банкир, «многие нынешние финансовые проблемы усугублены тем, что курс тенге слишком долго был фиксированным», а потому он выразил надежду на то, что монетарные власти Казахстана больше никогда не прибегнут к такой политике.

Говоря о ситуации в банковском секторе, г-н Эгглтон, отметил, что казахстанские банки продолжают испытывать проблемы с тенговой ликвидностью, и предположил, что им потребуются дополнительные вливания в капитал. В то же время БВУ должны сфокусироваться на работе по очистке своих балансов от проблемных активов.

Подводя итоги конференции, можно сказать, что мероприятие оказалось весьма насыщенным информационно. Однако четкого и однозначного ответа на вопрос, как Казахстану минимизировать новые риски, найдено так и не было.

Редакционный обзор



Список статей
МФЦА. Астана слезам не верит!  Кайрат Келимбетов 
КАЗАХСТАН-ПОЛЬША. У нас схожие приоритеты  Радослав Домагальский-Лабендзкий 
ФОРУМ. В кольце новых вызовов  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem