USD/KZT 367.3  +0.24
EUR/KZT 419.68  +3.51
 KAZAKHSTAN №1, 2008 год
 Сырьевой сектор. Время собирать камни
АРХИВ
Сырьевой сектор. Время собирать камни
 
Редакционный обзор
 
Осенью прошлого года Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) в очередной раз опубликовала ежегодный доклад о мировых инвестициях. В данном исследовании, получившем в 2007 году название «Транснациональные корпорации, добывающая промышленность и развитие», анализируются новейшие тенденции в сфере прямых иностранных инвестиций. Далее наши читатели получат возможность ознакомиться с кратким обзором первой части этого доклада, которая традиционно посвящена картине распределения потоков ПИИ по экономикам и регионам. Здесь же мы хотели бы остановиться на теме, которая вынесена непосредственно в заголовок доклада.
 
Мысли глобально…
 
Согласно данным экспертов UNCTAD, начиная с середины 70-х годов удельный вес нефтегазовой и горнорудной промышленности в мировом объеме ПИИ неуклонно снижался, в то время как доли других секторов постоянно росли. Однако в результате повышения цен на сырье (так, с 1998 по 2006 годы нефтяные цены выросли в 10 раз) доля добывающих отраслей в последнее время значительно увеличилась, хотя по-прежнему отстает от показателей сектора услуг и обрабатывающей промышленности.
 
По мнению экспертов UCTAD, взлет цен отчасти объясняется резким повышением спроса на нефть, газ и руды различных металлов со стороны развивающихся стран, экономики которых растут быстрыми темпами, и в первую очередь Китая. При этом специалисты сходятся в том, что издержки эксплуатации новых месторождений полезных ископаемых, по всей вероятности, будут повышаться. Это, в свою очередь, может в предстоящие годы удерживать цены на довольно высоком уровне. Как результат – инвестиционный бум в секторе разведки и добычи полезных ископаемых. Например, мировой объем частных инвестиций в разведку месторождений цветных металлов вырос с $2 млрд в 2002 году до $7 млрд в 2006-м, а объемы бурения на нефть и газ за тот же период удвоились, в связи с чем коэффициент использования буровых установок повысился до 92%.
 
Для мировых рынков минерального сырья характерно неравномерное географическое распределение запасов, производства и потребления. Некоторые развивающиеся страны и государства с переходной экономикой относятся к числу главных производителей и чистых экспортеров различных видов минерального сырья. Тогда как развитые и развивающиеся быстрыми темпами государства с формирующимся рынком являются его основными потребителями и импортерами. Эти перекосы порой порождают опасения: среди стран-импортеров – по поводу гарантированности поставок, а среди стран-экспортеров – по поводу доступа к рынкам. Важную роль в этой связи как для принимающих стран, так и для стран базирования могут сыграть транснациональные корпорации (ТНК). Странам, которым недостает собственных мощностей для переработки природных ресурсов в товарную продукцию, ТНК могут дать необходимый капитал, знания и доступ к рынкам. Для стран базирования они могут служить инструментом обеспечения гарантированного доступа к иностранным источникам поставок сырья. Сегодня в добывающей промышленности активно работает ряд крупнейших ТНК мира, причем за последнее десятилетие появилось и несколько новых игроков из развивающихся стран и стран с переходной экономикой.
 
Вместе с тем удельный вес ТНК неодинаков в разных добывающих подотраслях. Так, в 2005 году 23 из 25 крупнейших ТНК, специализирующихся на добыче руд,были частными, и только две корпорации контролировались государством. Что касается нефтегазовой отрасли, то здесь большинство из 50 самых крупных производителей находились под контролем государства, причем в основном речь идет о компаниях из развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Например, в 2005 году добыча саудийской компании SaudiAramco более чем двукратно перекрывала мощности крупнейшего частного производителя нефти и газа ExxonMobil.
 
В этой связи особое внимание в докладе UNCTAD обращается на рост новых добывающих ТНК. Хотя ТНК остаются крупнейшими по показателю иностранных активов, ряд государственных компаний из развивающихся стран быстро трансформируется в глобальных игроков. Так, совокупное зарубежное производство семи крупнейших государственных компаний – CNOOC, CNPC, Sinopec (все – Китай), «ЛУКОЙЛ» (Россия), ONGS (Индия), Petrobras (Бразилия) и Petronas (Малайзия) превысило в 2005 году 528 млн баррелей в нефтяном эквиваленте по сравнению с 22 млн десятью годами ранее.
 
И хотя все государства в той или иной степени опираются на ТНК при эксплуатации своих природных ресурсов, страны с низким доходом обычно зависят от иностранных компаний в наибольшей мере.
 
Неустойчивость конъюнктуры рынков минерального сырья влияет и на государственную политику, и на инвестиционные решения ТНК. Как отмечают эксперты UNCTAD, благоприятная ценовая конъюнктура побудила многие правительства попытаться увеличить свою долю получаемой прибыли путем изменения горных кодексов, налоговых режимов и контрактов. Недавние регулятивные изменения как в развитых, так и в развивающихся странах, а также в государствах с переходной экономикой указывают на то, что прежние регламентации, возможно, были чересчур щедры по отношению к иностранным инвесторам.
 
…действуй локально!
 
Казахстан, где по данным UNCTAD, доля ТНК в добыче руд металлов составляла порядка 63% (в 2006 году), а в нефтянке около 50% (в 2005 году), в этом процессе не является исключением. Подстегиваемая проблемами с ликвидностью в банковском секторе и угрозой замедления темпов экономического роста, официальная Астана все активнее «оптимизирует» свою политику в сырьевой сфере. К ее последним победам можно отнести увеличение доли государства в освоении нефтяных месторождений Кумколь и Кашаган, а также угольного разреза «Богатырь».
 
Выступая 6 февраля 2008 года с посланием к народу Казахстана, Президент страны Нурсултан Назарбаев отметил: «Главный вектор в нефтегазовой отрасли – усиление позиций государства в качестве влиятельного и ответственного участника международных нефтяных и энергетических рынков. Для этого мы последовательно усиливаем государственное влияние в стратегически важных отраслях энергетической сферы». Далее глава государства дал поручение руководству холдинга «Самрук» и региональным СПК принять конкретные меры по эффективному развитию и повышению конкурентоспособности горно-металлургической отрасли.Для этого им необходимо будет разобраться с управлением государственными пакетами акций существующих горно-металлургических компаний, а также взять на себя права недропользования на уже разведанные месторождения черных и цветных металлов. Кроме того, предполагается создание национальной горно-металлургической компании, по функциям аналогичной НК «КазМунайГаз». Еще одно поручение лидера Казахстана правительству страны – разработка нового налогового кодекса, который должен обеспечить снижение общей налоговой нагрузки для несырьевых отраслей экономики и МСБ.При этом Н. А. Назарбаев недвусмысленно подчеркнул, что ожидаемые потери бюджета должны быть компенсированы за счет повышения экономической отдачи от добывающего сектора.
 
Уже на следующий день после оглашения послания премьер-министр Карим Масимов распорядился начать проверку выполнения условий контрактов всеми недропользователями. В ходе заседания коллегии Министерства энергетики и минеральных ресурсов он заявил, что «по всем месторождениям в сфере недропользования, где не исполнены контрактные обязательства, во исполнение поручения главы государства – контракты расторгнуть», сами месторождения вернуть обратно государству, распределив их между холдингом «Самрук» и СПК.
 
По данным МЭМР, на 1 января 2008 года в Казахстане действует 822 контракта республиканского значения по полезным ископаемым. В 2007 году мониторинг выполнения контрактных обязательств проводился по 831 объекту недропользования. При этом исполнение финансовых обязательств на 100% было обеспечено лишь по 454 из них. В результате расторгнуты 97 контрактов с уровнем выполнения обязательств менее 30%. В адрес еще 182 компаний направлены уведомления о нарушениях контрактных обязательств и лицензионных условий.
 
Кроме того, глава правительства распорядился прекратить все переговоры с иностранными инвесторами по заключению контрактов на недропользование вплоть до принятия нового налогового кодекса, который должен вступить в действие уже в начале следующего года. Для его разработки создана рабочая группа, которую возглавил вице-премьер Ербол Орынбаев.
 
Казахстан намерен вообще отказаться от СРП как модели контрактов на недропользование. Министерство экономики и бюджетного планирования внесло соответствующее предложение в правительство еще в ноябре прошлого года. Аргументируя такую позицию, начальник управления налогообложения недропользователей департамента налоговой политики и прогнозов МЭБП РК Галымжан Жакупов пояснил, что сегодня налогообложение по СРП в Казахстане «крайне сложное и непрозрачное вследствие применения системы триггеров, которые декларативно призваны гарантировать стабильные отчисления спецплатежей государству, на самом же деле позволяют минимизировать налоги путем регулирования возмещаемых затрат». Кроме того, размеры специальных платежей и налогов недропользователей, включая долю Казахстана, устанавливаются по СРП в ходе заключения контрактов. Это «не исключает элемента субъективизма и создает условия для коррупции», при том что изначально уровень налоговой нагрузки по налогообложению недропользователей должен быть одинаковым.
 
Параллельно правительство рассматривает вопрос о введении налога на добычу полезных ископаемых, аналогичного тому, который действует сейчас в Российской Федерации. Его размер будет зависеть от объема добычи сырья и его стоимости на мировых рынках.
 
Вместе с тем, как уверяет кабмин, новый налоговый кодекс не затронет тех крупных недропользователей, которые уже работают по СРП. В соответствии с казахстанским законодательством налоговые условия контрактов на добычу нефти, заключенных до 1 января 2004 года, являются стабильными. А это означает, что условия таких контрактов могут быть изменены только по обоюдному согласию сторон, правда, с оговоркой – «в случае соблюдения инвестором своих обязательств». Следует помнить, что «поднаторевшая» в баталиях за Кашаган Астана становится все более изощренной в своих доводах и «уговорах». Как известно, инвестиционные проекты в сырьевых отраслях отличаются высокими операционными, технологическими и экологическими рисками, а потому «скелеты в шкафу» при желании можно найти у любого недропользователя.
 
Еще одна инициатива, активно обсуждаемая экспертами, – предложение МЭМР о введении с 1 января 2009 года таможенной пошлины на экспорт сырой нефти и нефтепродукты. По подсчетам самого Минэнерго, ее введение может принести в бюджет $2,2 млрд чистого дохода, если цена нефти в следующем году составит порядка $88 за баррель. По словам министра Сауата Мынбаева, данная пошлина может быть применена для тех недропользователей, в контрактах которых не предусматривается стабильность по таможенным платежам. С другими же компаниями будут проведены индивидуальные переговоры.
 
И хотя введение таможенной пошлины еще только рассматривается, в Казахстане уже появились первые недропользователи, испытавшие на себе «издержки» планируемой новации. Причем, как это ни парадоксально, речь идет не о западной ТНК, а о национальной компании. Как сообщил 31 января на коллегии холдинга «Самрук» президент НК «КазМунайГаз» Узакбай Карабалин, на возможное введение пошлин Лондонская биржа отреагировала снижением стоимости акций ее дочерней компании «Разведка Добыча «КазМунайГаз» на $2,7, или на 9,5%. В результате стоимость РД КМГ на фондовом рынке снизилась на $1,2 млрд. Неудивительно, что глава «Самрука» Канат Бозумбаев, в задачи которого входит повышение стоимости управляемых активов, высказался против поспешных решений в данном вопросе.
 
О неоднозначности эффекта от введения пошлины свидетельствует и российский опыт. По словам теперь уже бывшего регионального директора по Казахстану ЛУКОЙЛ Оверсиз Сервис ЛТД Бориса Зильберминца, у нашего северного соседа такая мера снизила конкурентоспособность российских компаний на мировом рынке и их возможности по инвестированию средств в разведку новых месторождений.
 
А что в итоге?
 
Желание Казахстана повысить доходы от разработки своих природных ресурсов именно за счет прямых поступлений в бюджет вполне логично. И даже довод о большом социальном и мультипликативном эффекте от деятельности ТНК не способен стать весомым контраргументом. Это подтверждают и эксперты UNCTAD, отмечая, что специфика добывающей промышленности такова, что возможности создания новых рабочих мест при осуществлении крупномасштабных проектов в этой сфере, как правило, ограничены и, соответственно, такие проекты практически не влияют на занятость. Особенно это касается проектов, реализуемых при участии ТНК, поскольку в сравнении с местными предприятиями эти компании используют более капиталоемкие технологии и процессы. Возможности установления обратных связей в добывающей промышленности в целом также относительно невелики. Кроме того, иностранные филиалы чаще используют зарубежных поставщиков и подрядчиков. Таким образом, наиболее серьезную прямую отдачу добыча полезных ископаемых дает в форме увеличения доходов принимающей страны, причем в значительной мере в виде поступлений в бюджет.
 
Вместе с тем общая отдача от генерированного дохода определяется тем, как созданные для принимающей страны доходы регулируются, распределяются и используются правительством, а также в какой степени они способствуют достижению целей развития и удовлетворению потребностей как нынешних, так и будущих поколений. Эксперты предупреждают, что в некоторых случаях легкий доступ к доходам от минеральных ресурсов может сделать правительства менее подотчетными перед своим населением и в большей степени склонными охранять и укреплять интересы правящей элиты.
 


Список статей
Мировые инвестиции: Инерция роста  Глобальный инвестиционный обзор 
Нефтяные хроники. Ветер перемен  Редакционный обзор 
Страховой рынок. Итоги и прогнозы  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem