USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN №2, 2010 год
 Марш-бросок для ГМК
АРХИВ
Марш-бросок для ГМК
 
Сергей Смирнов
 
 

Минерально-сырьевой комплекс является одним из факторов, позволяющих Казахстану сделать экономический рывок и стать конкурентоспособным товаропроизводителем. Вместе с тем политика концентрации на сырье (то есть на продукции с низкой добавленной стоимостью), проводимая собственниками горно-металлургических предприятий, создает угрозу устойчивому развитию отечественной экономики. И программа ФИИР в ее нынешнем виде вряд ли способна эффективно ее устранить.

 
 

Казахстан входит в первую мировую десятку стран по разведанным запасам целого ряда полезных ископаемых. Обретя независимость, власти республики сделали интенсивную эксплуатацию минерально-сырьевых ресурсов основой своей экономической политики. Соответственно, одной из базовых отраслей экономики стал горно-металлургический комплекс (ГМК), продукция которого – черные и цветные металлы – пользуется устойчивым спросом на мировом рынке.

 
 
Неудивительно, что в Казахстане прочно обосновались (быстро освоив местную специфику) такие транснациональные корпорации, как Glencore International AG (АО «Казцинк»), ArcelorMittal (АО «АрселорМиттал Темиртау») и др. При этом иностранные инвесторы не всегда придерживаются заявляемых ими высоких экологических стандартов, а большая часть информации о деятельности компаний ГМК, где присутствуют их интересы, носит закрытый характер. В первую очередь это касается экономических показателей, в том числе себестоимости продукции.
 
 

Анализ решений, реализуемых в области промышленной политики, приводит к выводу, что большинство из них принимается под давлением крупных игроков сырьевого сектора экономики. В результате этого республика имеет ставшее хроническим отставание воспроизводства минерально-сырьевой базы от роста добычи полезных ископаемых. Более того, с целью получения быстрой прибыли идет доминирующая выемка преимущественно богатых пластов. В основном это связано с тем, что высокие цены на металлы позволяют корпорациям не заниматься разработкой бедных руд или комплексным извлечением сырья. В частности, при добыче сложных полиметаллических руд часть их ценных компонентов просто идет в отвалы. Однако такой подход ведет к быстрому истощению сырьевых ресурсов.

 
 
 
Низкий старт
 
 

В прошлом году в обрабатывающей промышленности, куда входят предприятия металлургического сектора, произошло падение на 4,5%. И хотя в горнодобывающем сегменте производство возросло на 6,1%, не стоит забывать, что значительный вклад в этот позитивный результат внесла нефтегазовая отрасль.

 
 

Между тем, по данным Агентства по статистике, объемы добычи отдельных металлических руд и, соответственно, выпуска самих металлов и их сплавов за 2009 год заметно сократились. В частности, добыча медных руд упала на 4,12% – до 31,23 млн т, а медно-цинковых на 4,09% – до 5,03 млн т. Производство железорудных окатышей сократилось на 11,1% – до 6,18 млн т, ферросплавов на 7,6% – до 1,47 млн т, а рафинированной меди на 7,6% – до 368,13 тыс. т.

 
 

Причина кроется в недостаточности инвестиций для восстановления и поддержания производственных мощностей. Несмотря на улучшение данных показателей в течение последних лет, говорить об окончательном решении этой проблемы преждевременно. Ценовая конъюнктура также не способствует переориентации ГМК на создание производств с высокой добавленной стоимостью. Например, если на 1 января 2001 года цена за одну тонну меди на Лондонской бирже металлов составляла $1784, то в мае текущего года она превысила $6820. При этом эксперты из Societe Generale ожидают, что медь в этом году будет в среднем стоить $7525 за тонну. Цена на цинк за шесть лет сделала скачок с $900 до $2389 за тонну. Как результат, более 90% продукции предприятий ГМК уходит за пределы страны, а вывоз концентрата и «чушкового» металла по-прежнему остается самым выгодным и беспроблемным путем получения доходов.

 
 

Таким образом, для выпуска товаров повышенной добавленной стоимости инвесторам нужны дополнительные стимулы. Иначе Казахстан может окончательно закрепиться в группе государств с сырьевой экономикой. Между тем руководство страны поставило перед отечественным ГМК задачу к 2015 году обеспечить удвоение объема производства и экспорта. За счет углубления переработки и создания новых переделов валовая добавленная стоимость продукции должна вырасти на 107%. Однако заметим, что если власти будут довольствоваться лишь голыми цифрами, то компании, при условии продолжения роста цен, смогут увеличить валовую стоимость, особенно при этом не напрягаясь. 

 
 

Черная металлургия

 
 

Казахстан располагает значительными ресурсами черных металлов, достаточными для обеспечения устойчивого развития отрасли. Запасы железной руды оцениваются в 16,6 млрд т и составляют около 8% мировых. При этом из 8,8 млрд т разведанной и подготовленной к эксплуатации железной руды 73% запасов являются легкодобываемыми. На базе железорудных месторождений действует 6 крупных комбинатов с 10 рудниками общей проектной мощностью около 80 млн т руды в год. Около 90% всей добываемой железной руды производится на АО «Соколовско-Сарбайское горно-производственное объединение» (ССГПО) и АО «Лисаковский ГОК».

 
 

Внутреннее потребление металла в республике незначительно и обеспечивается в основном за счет строительной индустрии и, в гораздо меньшей степени, машиностроения. В этой связи основными потребителями железной руды являются металлургические комбинаты России и Китая. Между тем эксперты целого ряда аналитических компаний ожидают, что во втором полугодии 2010 года и в 2011 году стоимость железной руды опустится до отметки $130 за тонну.

 
 

Крупнейшим в стране производителем железорудного сырья является ССГПО, входящее в холдинг Eurasian Natural Resources Corporation (ENRC). Предприятие владеет Соколовским, Сарбайским, Качарским и Куржункульским карьерами, шахтой Соколовская, Кзыл-Жарским известняковым и Алексеевским доломитовым рудниками, фабричным комплексом рудоподготовки и окомкования, а также другими подразделениями и цехами.

 
 

В 2009 году на ССГПО было добыто 36,6 млн т железной руды (на 3% меньше, чем в 2008 году). По информации компании, производство первичного железорудного концентрата составило 15,2 млн т (-1,9%), товарного железорудного концентрата – 8,54 млн т (+9%), товарных железорудных окатышей – 6,18 млн т (-11,1%).

 
 

Согласно утвержденной программе капитальных затрат, в планах ССГПО реализация ряда проектов, часть из которых уже включена в Программу ФИИР. Среди них строительство завода по производству железа прямого восстановления мощностью 1,4 млн т в год, расширение мощности обогатительного завода на 16 млн т железной руды в год (стоимость проекта оценивается в $440 млн), увеличение рудной базы на 10 млн т в год ($535 млн), строительство близ Рудного конвейерного комплекса ($180 млн). Безусловно, перспективы развития компании впечатляют. Правда, информации о сроках реализации заявленных проектов пока нет.

 
 

Добычу и обогащение хромитовых руд в республике осуществляет АО «ТНК «Казхром», объединяющее в своем составе добычу и обогащение хромовой руды (АО «Донской ГОК»), а также производство хромистых, марганцевых и кремнистых ферросплавов (Актюбинский и Аксуский заводы ферросплавов). «Казхром» является второй компанией в мире по запасам и объемам добычи хромовых руд и третьей – по производству феррохрома: выпуск ферросплавов достигает более 1 млн т в год. В самом Казахстане спрос на ферросплавы невелик, поэтому более 90% продукции «Казхрома» экспортируется в дальнее зарубежье (США, Европу, страны Юго-Восточной Азии).

 
 

В целом подразделением ферросплавов ENRC в 2009 году было произведено 3,4 млн т товарной хромовой (на 6,4% меньше, чем в 2008 году) и 2,25 млн т марганцевой руды (-1,7%), выработано 904 тыс. т товарного марганцевого концентрата (-11,7%), 1,16 млн т феррохрома (-2,9%) и 1,45 млн т ферросплавов (-6,8%).

 
 

Медные горизонты

 
 

Доминирующим производственным направлением казахстанской цветной металлургии является производство меди. На территории республики разведано более 90 месторождений «красного металла», при этом основное количество его балансовых запасов сосредоточено в Восточном и Центральном Казахстане. Крупнейшим в стране является Жезказганское месторождение медистых песчаников. Добычу медьсодержащих руд осуществляют дочерние компании и структуры АО «Казахмыс» и АО «Казцинк», а также «Актюбинская медная компания». Ведущими производителями цветных металлов являются две первые, представляющие собой предприятия с полным производственным циклом – от добычи сырья до металлургического передела.

 
 

Основное количество производимого медного концентрата используется для выпуска рафинированной меди, часть поставляется в Китай, Россию и Узбекистан. Крупнейший медный производитель в стране – корпорация «Казахмыс», владеющая 20 рудниками, 10 горно-обогатительными фабриками и двумя медеплавильными производственными комплексами. По итогам 2009 года корпорация произвела 320,4 тыс. т медной продукции и 149 тыс. т цинка в концентрате. За период с января по февраль текущего года ею выпущено 78,4 тыс. т катодной меди, что на 8,4% ниже аналогичного периода 2009 года. Мощности по выпуску рафинированной меди из вторичного сырья также имеет ТОО «Кастинг», которое выпускает около 20 тыс. т меди ежегодно.

 
 

Одной из главных проблем отрасли является отсутствие резервных месторождений с рентабельными запасами в сфере деятельности старых горнорудных предприятий. При этом ряд месторождений в различных регионах Казахстана сегодня не разрабатывается из-за отсутствия обогатительных фабрик и металлургических предприятий.

 
 

Решением проблемы нехватки собственного сырья и повышения показателей выпуска катодной меди и медного концентрата для «Казахмыса» должен стать запуск новых рудников и заводов. Так, с целью развития минерально-сырьевой базы «Казахмыс» планирует разработку Бозшакольского месторождения, которое является одним из крупнейших медных проектов в мире. Годовая мощность проектируемого горно-обогатительного комплекса составит около 25 млн т руды в год, что позволит выпускать около 100 тыс. т меди в концентрате. Получение первого концентрата планируется в 2014 году. На разработку месторождения будет выделено до $2 млрд из полученного ранее займа в рамках кредитной линии, предоставленной ФНБ «Самрук-Казына» Китайским банком развития.

 
 

В конце апреля группа «Казахмыс» объявила о подписании меморандума о намерении сотрудничать с китайской компанией Jinchuan Group Ltd. Планируется создание совместного предприятия (Jinchuan намерена приобрести 49% доли в проекте стоимостью $120 млн) по добыче меди на месторождении Актогай.  

 
 

Усиление медного направления стоит и в ближайших планах второго крупного игрока отрасли. Корпорация «Казцинк» ведет в Усть-Каменогорске строительство медеплавильных и медеэлектролизных мощностей, рассчитанных на выпуск 70 тыс. т катодной меди. Медный завод ориентируется на ежегодную переработку 285 тыс. т медного сырья, из них 220 тыс. т – из собственных медных концентратов. Оставшиеся мощности планируется использовать для переработки техногенных продуктов предприятий корпорации.

 
 

Цинковое истощение

 
 

Основными производителями цинка и свинца в Казахстане являются «Казцинк» (сырьевая база – руды Малеевского, Тишинского, Риддер-Сокольного месторождений в ВКО, а также месторождения Шаймерден в Костанайской области), «Казахмыс» (Артемьевское, Орловское, Юбилейно-Снегирихинское, Белоусовское, Николаевское месторождения, а также рудники Космурун и Акбастау в Карагандинском регионе) и «Шалкия Цинк» (месторождения Шалкия и Талап в Каратауском горнорудном районе).

 
 

«Казцинк», на долю которого приходится до 87% производимого в стране металлического цинка, в минувшем году довел его выпуск до 301,1 тыс. т против 299,44 тыс. т в 2008-м. Корпорация «Казахмыс» за это время произвела 149 тыс. т цинка в концентрате, а в текущем году планирует выпустить 130 тыс. т. До 88% произведенного в Казахстане цинка экспортируется. Основными потребителями являются Нидерланды, Турция, Италия, Украина и Китай. Остальная часть используется внутри страны, главным образом для выпуска оцинкованного проката на АО «АрселорМиттал Темиртау».

 
 

Специалистами состояние сырьевой базы свинцово-цинковой промышленности оценивается как весьма сложное: динамика производства в последние годы здесь достигается за счет интенсивной эксплуатации наиболее богатых и давно разрабатываемых месторождений. Запасы промышленных категорий ежегодно сокращаются, но компании не прилагают особых усилий для их восполнения. В частности, пик добычи компании «Казцинк» придется на предстоящее десятилетие, затем последует спад производства, и в переработку придется вовлекать техногенные источники, которые образовались в результате многолетней деятельности горно-металлургических предприятий. По имеющимся сведениям, в накопившихся отвалах содержится около 30 млн т цинка.

 
 

Включить форсаж?

 
 

В целом за прошедшее десятилетие объемы добычи металлических руд в Казахстане выросли более чем в 3,5 раза. При этом еще в 1999–2003 годах перед ГМК ставились задачи по реализации научных разработок путем создания малых и средних производств, освоению технологий по выпуску конкурентоспособной продукции высоких степеней передела. Однако благие намерения так и оставались лишь на бумаге: доля добывающего сектора в структуре промышленности не только не снизилась, а, наоборот, возросла и превысила отметку в 60%.

 
 

Промышленное производство материалов и металлоизделий на основе новейших технологий (порошковой металлургии, электрометаллургии, гальванотехники, нанотехнологий и т. д.) как и эффективное использование вторичных ресурсов, не претерпели изменений в лучшую сторону. В республике не производится требуемый сортамент проката и металлоизделий для машиностроительной, нефтегазовой, легкой и других отраслей, а также строительной индустрии, тяжелого машиностроения и судостроения. Нет промышленных производств материалов и металлоизделий на основе новейших технологий. Более того, утеряны многие позиции по комплексной переработке используемого сырья. В металлургии сохраняется высокая энергоемкость производства и критический уровень износа основных фондов.

 
 

И это понятно. В условиях огромного научно-технологического отставания Казахстана богатства его недр стали не плюсом, а минусом. К примеру, Индия сейчас выпускает программное обеспечение на $40 млрд и в ближайшее время планирует выйти на $60 млрд. Китай на треть увеличил количество изобретений и внедряемых технологий. Таким образом, там мозгами зарабатывают столько, сколько в Казахстане не получают от продажи нефти.

 
 

Глобальный кризис вновь актуализировал проблему диверсификации и повышения конкурентоспособности. Однако теперь то, что за 20 предыдущих лет не удалось реализовать в области развития промышленности и научного потенциала, власти намереваются форсированными темпами, своеобразным марш-броском, сделать за пять. Основой очередного «прорыва» должны стать «естественные преимущества», к которым, в частности, причислили и минерально-сырьевую базу.

 
 

В рамках Программы ФИИР выделены такие направления промышленной политики, как ресурсосбережение, комплексное использование минеральных ресурсов и сокращение потерь сырья, организация высоких переделов для создания наукоемких производств. По замыслу правительства началом пятилетки ФИИР должен стать этот год. В течение последующих лет ускоренными темпами должна быть создана новая индустриальная экономика, основанная прежде всего на внедрении инноваций и новых технологий.

 
 

Однако, думается, что казахстанские предприятия как выпускали, так и будут выпускать в основном чистые базовые металлы, а если и будут строить новые мощности, то горно-рудные фабрики, а не заводы по производству изделий 5-го и 6-го переделов. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в Карту индустриализации Казахстана на 2010–2014 годы: из внесенного в нее 101 проекта более 50% приходится на инфраструктурные. Из 13 проектов, которые можно отнести к горно-металлургической отрасли, половина – это строительство обогатительных комбинатов и фабрик. То есть продолжается наращивание мощности горно-обогатительного комплекса, причем об извлечении на рациональной экономической основе попутных ценных компонентов (рения, осмия, скандия, индия, галлия) не упоминается. В Карте индустриализации нет и интегрированных горно-металлургических комплексов с полным циклом производства от добычи до выпуска продукции с высокой степенью товарной готовности.

 
 

Таким образом, ни о каких инновационных продуктах высокой степени передела говорить не приходится. Как на такой основе можно обеспечить «увеличение валовой добавленной стоимости металлургической отрасли не менее чем на 107% на основе глубокой переработки минерального сырья и создания новых переделов» – непонятно.

 
 

При этом всю ношу научно-технического прогресса предполагается возложить на пришедших к нам за сырьем иностранных инвесторов. Как это выглядит на практике, можно судить по тому, как правительство добивается от них увеличения казахстанского содержания и выполнения инвестиционных обязательств. Представляется, что инновационная политика для программы ФИИР должна строиться не на мерах административного давления на инвестора, а на создании стимулирующих экономических условий. Это особенно важно, поскольку увеличение существующих и строительство новых производственных мощностей предполагает расширение мощностей энергетических, а также развитие инфраструктуры.

 
 

Есть и еще один фактор, который может негативно отразиться на реализации программы ФИИР, – это дефицит кадров, обусловленный, во-первых, отсутствием современной системы подготовки и переподготовки специалистов, обеспечивающих высокий научно-технический уровень производства. Во-вторых, низкой исполнительской дисциплиной и квалификацией госаппарата, что подтверждается провалом предыдущих программ. И здесь можно согласиться с заместителем премьер-министра – министром индустрии и новых технологий Асетом Исекешевым, заявившим, что «эффективность госаппарата будет главным фактором, влияющим на успех реализации программы». Но только частично, поскольку речь идет о реализации программы ФИИР в условиях рыночной, а не командно-административной экономики.

 
 


Список статей
Новые кадры для новой экономики  Редакционный обзор 
Марш-бросок для ГМК   Сергей Смирнов 
Планов громадье  Редакционный обзор 
Казнет: Мы растем!  Александр Васильев 
Пророки об уроках кризиса   Редакционный обзор 
Долг платежом красен?  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem