USD/KZT 364.95  -2.35
EUR/KZT 416.99  -2.69
 KAZAKHSTAN №2, 2010 год
 Исламский банкинг мода или панацея?
АРХИВ
Исламский банкинг мода или панацея?
 
Редакционный обзор
 
 

Тема исламского банкинга в условиях кризиса стала, пожалуй, одной из наиболее обсуждаемых в мировом финансовом сообществе. Дело в том, что исламские финансовые системы проявили поразительную устойчивость к воздействию глобальных экономических дисбалансов. Понятно, что «мода» на исламские финансы не обошла стороной и Казахстан. Между тем «исламская прививка» сама по себе вряд ли способна стать панацеей от глубинных структурных заболеваний нашей экономики.

 
 

По сравнению с традиционной банковской системой, исламский банкинг относительно молод. Его отправной точкой считается создание в 1975 году Исламского банка развития и Дубайского исламского банка. С этого момента началось бурное развитие этой индустрии, среднегодовые темпы роста активов которой с 1995 года составляют 10–15%. По мнению экспертов, учитывая такую динамику, можно предположить, что к 2015 году они достигнут $2,8 трлн.

 
 

На сегодняшний день исламские финансовые услуги предлагают более чем 400 специализированных организаций, охватывающих около 38 стран, с общим объемом активов, превышающим $300 млрд. К этому можно добавить исламские «окна», действующие в традиционных банках, которые, по оценке Совета исламских банков и финансовых учреждений (CIBAFI), управляют почти $200 млрд. Что касается фондового сегмента, то, по результатам исследований, Исламский институт исследований и обучения (IRTI), большая доля компаний, включенных в списки фондовых бирж государств – членов ИБР, являются учреждениями, соответствующими принципам исламского финансирования. При этом ежегодная капитализация фондового рынка, отвечающая критерию индекса Dow Jones Islamic, в государствах – членах ИБР может превысить сумму в $300 млрд.

 
 

Исламские принципы финансирования активно развиваются и в страховой отрасли – сегодня в мире насчитывается около 90 страховых (такафул) компаний. Брутто-ставки страховых взносов, выписанные операторами такафул, оцениваются в $5 млрд, а среднегодовой рост отрасли начиная с 1996 года составляет 63%.

 
 

Львиная доля банковских и такафул компаний сконцентрирована в Бахрейне, Малайзии и Судане. Существенная часть исламских инвестиционных паевых фондов действует на рынках Саудовской Аравии и Малайзии. Примерами небанковских и микрофинансовых организаций являются учреждения по типу фонда TabungHaji (Малайзия), мудараба компании (Пакистан), кард-хасан фонды (Иран), ал-ра’ан (Малайзия), вакф фонды (Турция и Индонезия) и другие подобные им учреждения. Ожидается, что к 2015 году в регионе Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (GCC) принципам исламского финансирования будет соответствовать более половины всего рынка финансовых услуг.

 
 

Сравнительно недавно появились исламские банки и в светских государствах. В поисках новых клиентов целый ряд крупных традиционных европейских банков, таких, как Societe Generale, стали предлагать исламские продукты. В мае текущего года был открыт первый на территории Германии мусульманский банк Kuveyt Tuerk Beteiligungsbank, который будет функционировать в соответствии с этическими нормами Корана. Значительное внимание уделяется развитию исламского финансирования в Великобритании, США, Сингапуре, Южной Корее и других странах.

 
 

В целом можно констатировать, что исламские финансовые организации прочно заняли свою нишу в экономике мусульманских стран. Более того, в последние годы, выходя на международные рынки, они стали успешно конкурировать с традиционными игроками, привлекая клиентуру как моральными ограничениями в деятельности, так и хорошими показателями прибыльности. Примечательно, что, несмотря на определенную подверженность мировому кризису, о своем банкротстве на сегодняшний день не объявил ни один исламский банк.

 
 

Как это работает?

 
 

Иммунитет к кризису объясняется самой сутью системы исламского финансирования. Основным правилом в исламской экономике является то, что деньги не являются товаром – они лишь средство обмена и не могут возрастать только потому, что были выданы на время в виде ссуды. Доход может быть заработан справедливо только путем торговли, работы либо принятия части рисков и ответственности. Традиционный же банк, по сути, покупает и продает денежные средства, получая выгоду за счет ссудного процента. Согласно нормам ислама ростовщичество (риба) запрещено, а потому исламский банкинг вместо кредитной основы финансового бизнеса использует инвестиционную, вкладывая капитал только в реальное производство или активы.

 
 

Банк открывает счета, на которых аккумулирует средства вкладчиков. Этими средствами он финансирует предпринимателей. Однако вместо выплаты традиционного процента предприниматель делит полученную прибыль с банком, а тот, в свою очередь, – с вкладчиком. При этом вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса. Таким образом, из экономического оборота полностью выводится основа традиционной банковской системы – ссудный процент, и кредитор может рассчитывать на доход только в том случае, если деньги, будучи вложенными в реальные активы, действительно создали добавленную стоимость. Это исключает возникновение дисбалансов между финансовым и производственным капиталом и, соответственно, появление всякого рода «пузырей» и перегрев экономики.

 
 

Вторым ключевым моментом в исламском банкинге является запрет неопределенности (гарар): контракты, предполагающие неопределенность, связанную с основными условиями сделки или с ее основным предметом, считаются недействительными. К примеру, в финансовой сфере под этот принцип подпадают сделки с деривативами (форварды, фьючерсы, опционы), а также спекулятивные сделки, поскольку они связаны с будущей неопределенностью  в отношении поставки основного актива.

 
 

При этом сегодня уже общепризнано, что мировой кризис во многом был спровоцирован двумя вещами: избыточным количеством долговых обязательств, то есть перегруженностью долгами, и чрезмерной сложностью огромного количества производных финансовых инструментов, уровень риска по которым адекватно оценить было просто невозможно. В этой связи неудивительно, что исламская финансовая индустрия осталась в стороне от глобальных катаклизмов.

 
 

Остается добавить, что в исламской экономике запрещено финансирование видов деятельности, противоречащих законам шариата (алкогольная продукция, наркотические вещества, оружие, игорный бизнес и т. д.), а также инвестиции в компании, ссудная задолженность которых является основным источником финансирования.

 
 

Опыт Казахстана

 
 

В Казахстане развитие исламских финансов началось в 2003 году, когда «БТА Банк» первым из банков стран СНГ получил свой первый исламский кредит. Следующая сделка с объемом финансирования в $50 млн была организована для БТА Calyon Corporate в 2005 году. Наконец, исламская сделка БТА Уакала на сумму $250 млн была признана «Лучшей сделкой 2007 года в Казахстане», по версии авторитетного финансового издания Islamic Finance News. В 2006 году соглашение по привлечению исламского финансирования по схеме Мурабаха на сумму $38 млн подписал и «Банк ЦентрКредит», а в 2007 году «Альянс Банк» по той же схеме смог привлечь $150 млн, втрое превысив первоначально объявленную сумму. Вместе с тем эти сделки были лишь разовыми попытками отечественных БВУ привлечь нефтедоллары из Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока.

 
 

В 2007 году к этому процессу активно подключилось и государство. АРД РФЦА были инициированы изменения и дополнения в законодательство, необходимые для внедрения в Казахстане исламского банкинга. В течение 2008 года при техническом содействии ИБР специально созданная рабочая группа с привлечением консультантов из Малайзии и ОАЭ разработала законопроект, который 12 февраля 2009 года вылился в Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам организации и деятельности исламских банков и организации исламского финансирования». Кроме того, были приняты соответствующие нормативные правовые акты Нацбанка и АФН.

 
 

В качестве основы для развития исламского финансирования в Казахстане была взята малазийская модель, которую отличает интегрированность и отсутствие отчуждения между классическим и исламским банкингом, действующим зачастую в качестве отдельного окна в традиционных банках. По мнению председателя правления АРД РФЦА Аркена Арыстанова, это позволит сделать процесс адаптации исламского банкинга в Казахстане максимально быстрым.

 
 

На сегодняшний день инфраструктура исламского финансирования в нашей стране представлена брокерской компанией АО «Fattah Finance» (участником РФЦА) и тремя компаниями, предоставляющими консалтинговые услуги по исламским финансам – ТОО «Kausar Consulting Kazakhstan», ТОО «Акыл-кенес Консалтинг», ТОО «Islamic Financial Instruments». Кроме того, зарегистрирован выпуск паев закрытого ПИФ «Исламский Фонд Амана» и первая исламская страховая компания ПК «Общество взаимного халального страхования «Такафул».

 
 

11 июня 2009 между Казахстаном и ОАЭ было подписано правительственное соглашение об открытии в республике и первого исламского банка–филиала Al Hilal Bank, принадлежащего правительству Абу Даби. Его презентация состоялась в ходе конференции по исламскому финансированию, проведенной 15–16 марта 2010 года в Астане агентством VIPromtion, а уже18 марта банк получил лицензию АФН на осуществление банковской деятельности.

 
 

Как заявил Прасад Абрахама, председатель правления Al Hilal Bank в Казахстане («Аль-Хиляль»), зарубежные акционеры банка уже инвестировали в него 5 млрд тенге. По словам банкира, Al Hilal Bank будет придерживаться консервативной стратегии. «С помощью современных филиалов в городах Алматы и Астана мы хотим сосредоточить внимание на обеспечении исламскими банковскими продуктами и услугами государственных, полугосударственных органов, крупных корпораций и состоятельных частных лиц». В начале своей деятельности Al Hilal Bank будет сосредоточен на корпоративном секторе и финансировании инфраструктурных проектов, в то время как розничные продукты будут ограничены.

 
 

В этой связи г-н Арыстанов считает, что для целостного развития исламского финансирования и банкинга в Казахстане необходимо рассмотреть возможность создания исламских «окон» в традиционных банках. По его мнению, открытие исламского банка «Аль-Хиляль» не решит проблемы активного развития исламского финансирования, поскольку его стратегия связана прежде всего с развитием государственного финансирования и участием в проектах нацкомпаний.

 
 

В целом, согласно разработанному в АРД РФЦА проекту Плана действий по развитию исламских финансов в Казахстане на 2010–2020 годы, к 2020 году в республике, помимо 5 специализированных исламских банков, должны появиться исламские окна в 10 традиционных банках. Конечным же результатом реализации этой Дорожной карты должен стать ежегодный рост рынка исламских финансов на уровне 10–15%, а также становление Алматы как регионального центра по исламскому финансированию и вхождение города в десятку ведущих финансовых центров Азии.

 
 

Вопросов больше, чем ответов

 
 

Для того чтобы на деле реализовать столь амбициозные цели, Казахстану предстоит решить немало сложных вопросов.

 
 

Во-первых, предстоит большая работа по детальному пересмотру законодательных актов. Например, сегодня в пакете исламских финансовых инструментов, которые интересуют игроков рынка, эксперты выделяют исламские ценные бумаги – сукук, которые выпускаются специально для финансирования проектов. Сукук несет в себе меньше рисков в сравнении с облигацией, поскольку каждая исламская ценная бумага подкреплена определенным активом. По мнению экспертов, бенчмарком, способным определить объем и глубину потенциального интереса исламских инвесторов к казахстанским проектам, должен стать пилотный выпуск суверенных сукук со стороны Минфина. Однако, по словам министра финансов Болата Жамишева, закон в нынешнем его варианте не регламентирует выпуск суверенных исламских ценных бумаг, и правительство в настоящее время работает над совершенствованием законодательной базы, чтобы создать механизм привлечения исламских денег для финансирования дефицита бюджета. В качестве наиболее удобных проектов, для реализации которых можно привлечь исламские инвестиции, г-н Жамишев называет реконструкцию и строительство автомобильных дорог. Как отмечает г-н Арыстанов, помимо государственных учреждений, список оригинаторов выпуска сукук должен быть также расширен за счет корпоративных эмитентов.

 
 

В случае открытия исламских окон в традиционных банках потребуются изменения и в системе бухгалтерского учета. По словам директора департамента ценных бумаг АФН Марии Хаджаевой, наиболее сложным здесь остается вопрос разделения пассивов и активов традиционного и исламского банкинга. В случае банкротства банка теоретически все, что приобретено на средства инвестиционных исламских депозитов, не должно включаться в конкурсную массу. С другой стороны, такие депозиты не должны гарантироваться государством.

 
 

Второй момент – наличие компетентных специалистов. Согласно закону в каждом банке, предлагающем исламские инструменты, должен быть создан т.н. шариатский комитет, в состав которого входят ученые, которые проверяют деятельность банка на соответствие нормам шариата. В Казахстане своих шариатских ученых нет, при этом их дефицит – это глобальная тенденция. Во всем мире в этой области существуют лишь 20 ученых международного класса, каждый из которых числится в более 30 шариатских комитетах компаний из разных стран мира. В этой связи возникает острая необходимость в кратчайшие сроки подготовить своих ученых в области исламского финансового права. И это не говоря уже о специалистах среднего и низшего звена.

 
 

Кроме того, придется проделать огромную работу по изменению отношения к самим исламским продуктам. Как правило, большая часть предпринимателей и населения воспринимает исламский банкинг как раздачу беспроцентных кредитов и прощение их в случае невозврата. Однако на деле это совсем не так.

 
 

Исламский банкинг – это не благотворительное дело, а достаточно сложный и прибыльный вид деятельности. Исламский банк будет тщательно следить за деньгами, отданными в кредит, участвуя в качестве партнера во всех проектах своего финансирования. А депозиты, которые в Казахстане принято считать надежным средством сбережения, в таком финансовом институте не будут иметь ни фиксированного процента, ни даже гарантии возврата самого депозита. Все это достаточно сильно противоречит традиционным представлениям о работе банка.

 
 

В этой связи весьма показательны результаты опроса, проведенного Советом муфтиев России, согласно которым 56% опрошенных мусульман из России и стран СНГ выражают готовность стать клиентами исламского банка, еще 26% подумывают об этом. Вместе с тем, по словам начальника отдела экономических программ этого совета Мадины Калимуллиной, понимание сути операций исламского финансирования остается на очень низком уровне – по-настоящему разбираются в этом вопросе около 3–5% опрошенных.

 
 

С другой стороны, проблема повышения уровня грамотности населения в области исламских финансов не первостепенная задача. Ведь правительство, развивая исламское финансирование прежде всего заинтересовано в привлечении значительных инвестиционных ресурсов, накопленных исламскими странами, прежде всего в проекты корпоративного сектора. Именно они будут выступать основным источником фондирования для исламских финансовых организаций, создающихся в Казахстане. При этом, если отбросить ограничения по финансированию определенных видов деятельности, исламские инструменты во многом схожи с традиционными инвестиционными продуктами, а значит, для нашего бизнеса должны быть вполне понятны. Например, мудараба и мушарака (когда банк работает как партнер проекта, финансируя его, и тем самым участвует как в прибыли, так и в убытках) – аналог деятельности фондов прямых инвестиций. А такие инструменты, как мурабаха и иджара, – это не что иное, как проектное финансирование.

 
 

В этой связи исламский банкинг рискует наткнуться на те же грабли, что и традиционные паевые инвестиционные фонды, или ФПИ: а именно – отсутствие в Казахстане качественных инвестиционных проектов, компаний и эмитентов. В том, что отечественные предприятия сегодня перегружены долговыми обязательствами, во многом виноваты они сами. Поскольку казахстанский бизнес предпочитал брать займы у традиционных БВУ, а не пускать к себе въедливых сторонних акционеров, которые будут задавать неудобные вопросы и влезать в управление компанией. Для того чтобы наши предприниматели смогли получить кредит по шариату, им придется в корне поменять принципы ведения своего бизнеса. Готовы ли они к полной прозрачности и распределению прибыли – время покажет.

 
 

Основные финансовые инструменты исламского банкинга

 
 

Мушарака (Musharakah – регулярное партнерство) предполагает, что все участники выступают в роли партнеров по бизнесу, которые делят прибыли и убытки пропорционально первоначальному вложению капитала и согласовывают сроки и условия деятельности.

 
 

Мудараба (Mudharaba – специальное партнерство) – это доверительное финансирование, которое представляет собой более справедливую и эффективную сделку с точки зрения использования денежных средств. В этом случае банк попеременно выступает то трастовым управляющим, когда работает со средствами вкладчиков, то клиентом, когда финансирует проект, часть дохода от которого должна составить прибыль банка, а через него – его вкладчиков. Эффективность определяется тем, что все стороны сделки имеют дело с реальными, а не с искусственно создаваемыми процентными деньгами.

 
 

Мурабаха (Murabaha – финансирование торговли) представляет собой соглашение между банком и его клиентом о продаже товаров по специальной цене. В этой цене заложена заранее согласованная «наценка» – маржа, которая составит прибыль банка. Банк осуществляет закупку товара по требованию клиента за рубежом или на внутреннем рынке, а затем, по условиям сделки, продает его либо единовременно, либо в рассрочку.

 
 

Иджара (Ijara – лизинг) – это контракт, в котором банк выступает арендодателем оборудования, необходимого клиенту для производственных нужд. Предусмотрен вариант и последующего выкупа оборудования по окончании срока аренды.

 
 

Истисна (Istisna) – относится к договору, в соответствии с которым производитель (или подрядчик) соглашается произвести (или построить) и доставить по установленной цене в установленную дату в будущем достаточно полно описанный товар (или здание) согласно техническим характеристикам.

 
 

Кроме того, исламские банки осуществляют практически все традиционные банковские операции: депозитные, кредитные, аккредитивные, учет и переучет векселей, другие расчетные и платежные операции, инвестируют средства в промышленность, сельскохозяйственный сектор, кредитуют торговлю, сферу услуг, финансируют социальные проекты.

 


Список статей
Новые кадры для новой экономики  Редакционный обзор 
Марш-бросок для ГМК   Сергей Смирнов 
Планов громадье  Редакционный обзор 
Казнет: Мы растем!  Александр Васильев 
Пророки об уроках кризиса   Редакционный обзор 
Долг платежом красен?  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem