USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №4, 2011 год
 Формула успеха для ГМК: Лидерство через инновации
АРХИВ

Формула успеха для ГМК: Лидерство через инновации

Редакционный обзор

 
 

4–5 июля в Астане прошел Второй международный конгресс Astana Mining & Metallurgy 2011, ставший основной диалоговой площадкой для горняков и металлургов не только Казахстана, но и всего Центрально-Азиатского региона. Статусу мероприятия соответствовал и круг вопросов, которые на нем обсуждались. Главный из них – как сохранить и укрепить позиции нашей страны в качестве одного из ведущих металлургических центров мира.       

 
 

В этот раз в столице Казахстана собралось более 1 300 делегатов из 25 стран, включая руководителей крупнейших горнодобывающих и металлургических корпораций, представителей органов государственной власти, ученых, независимых аналитиков и отраслевых экспертов. Организатором мероприятия выступила компания Expo.kz, а официальную поддержку ему оказало Министерство индустрии и новых технологий. Гвоздем программы Конгресса стал форум под девизом «ГМК быстро развивающихся экономик: к лидерству через инновации!». К другим важным событиям АММ 2011 можно отнести отраслевую выставку, где свои достижения продемонстрировали 85 экспонентов из 10 стран, а также профессиональный конкурс «Золотой Гефест». 

 
 
Ориентир на рост
 
 

Прошлогодний форум открывал лично Президент Казахстана, который всегда уделял особое внимание вопросам развития ГМК. Нынешнее мероприятие также началось с обращения главы государства, которое его участникам представил Премьер-министр Карим Масимов.

 
 

В своем обращении Нурсултан Назарбаев заявил, что металлургия является одной из ключевых отраслей казахстанской экономики, демонстрируя высокую динамику развития. В настоящее время на ее долю приходится более 7 % ВВП, около 17 % общего объема промышленного производства и 20 % экспорта. Он также напомнил, что перед отечественными металлургами ставятся новые задачи: «В Казахстане начата программа ФИИР. В ближайшие годы мы проведем коренную модернизацию промышленности и создадим десятки тысяч новых рабочих мест. Важным шагом является увеличение финансирования геолого-разведочных работ. Уверен, что в согласованных действиях государства и бизнеса все намеченные цели будут успешно достигнуты и в XXI веке наша страна укрепит свой статус одного из ведущих металлургических центров».

 
 

В свою очередь, Карим Масимов заверил участников АММ 2011 в серьезном подходе казахстанского правительства к развитию ГМК: «Мы ясно понимаем, что новые инвестиции в горно-металлургический комплекс – это высокорисковое, капиталоемкое, долгосрочное мероприятие. Но мы должны и будем бороться за повышение его конкурентоспособности». С этой целью в Казахстане принята отраслевая программа по развитию горно-металлургической отрасли до 2014 года, определены конкретные инвестиционные проекты, выявлены перспективные ниши для привлечения инвесторов. Имеются и конкретные результаты. «Только в прошлом году в рамках карты индустриализации в Казахстане было открыто более 150 новых предприятий, создано свыше 23 тысяч постоянных рабочих мест. В этом году планируется запустить порядка 200 проектов на сумму порядка 730 млн тенге и создать около 40 тысяч рабочих мест». При этом 61 проект стоимостью более $10 млрд приходится на горно-металлургическую отрасль, а это 20 % от общего финансирования программы ФИИР. 

 
 

Реализация этих инвестиционных программ уже сказывается на росте производственных показателей казахстанского ГМК. Как сообщил первый вице-министр индустрии и новых технологий Альберт Рау, в прошлом году объем производства в горнодобывающей отрасли увеличился более чем на 5 %, составив свыше $50 млрд, а выпуск металлургической продукции достиг $11 млрд. «Положительная динамика сохранилась и в этом году – в горнодобывающей промышленности за 5 месяцев произведено продукции на 4 трлн тенге – это на 102 % больше, чем в прошлом году. При этом индекс физического объема в целом по комплексу достиг 112 %».

 
 
Приоритеты государства
 
 

Понятно, что в рыночных условиях главной движущей силой развития является частная инициатива. При этом задача государства заключается в том, чтобы направлять, стимулировать и поддерживать бизнес-инициативу. По словам г-на Рау, одним из ключевых направлений здесь является обеспечение необходимой инфраструктурой, в частности создание индустриальных парков. Так, государство уже инвестировало 30 млн евро в индустриальный парк металлургии и металлообработки в Карагандинской области, еще 100 млн евро предстоит вложить в ближайшее время. На уровне Государственной комиссии по модернизации экономики сейчас рассматриваются отдельные меры стимулирования крупных проектов. Что касается малых предприятий, то для них развитие инфраструктуры идет через программу «Дорожная карта бизнеса-2020».

 
 

Выступавшие на форуме представители горно-металлургических компаний подчеркивали, что на практике почувствовали: к их мнению сегодня прислушиваются, а правительство и местные исполнительные органы действительно стали проводить более активную работу в сфере ГМК. Вместе с тем, как отметил исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец, все еще остается ряд вопросов, на которые необходимо обратить особое внимание. Во-первых, это ускоренное пополнение вагонного парка, чтобы обеспечить резко возросшие темпы производства в отрасли. Во-вторых, нужно форсировать принятие закона о специальных экономических зонах, что позволит стимулировать создание более высоких переделов. И в-третьих, как можно скорее выстроить систему партнерских отношений «с крупными компаниями, которые имеют мировое значение». Со своей стороны, АГМП пообещала изучить передовую практику стимулирования отрасли и представить предложение по разработке отдельного горно-металлургического кодекса.

 
 

О необходимости отдельного законодательства для горнорудного сектора, например Горного кодекса, заявила и Александра Пугачевская, ведущий специалист Всемирного банка в области энергетики и добывающих отраслей: «Нефтяной и горнорудный секторы различны по структуре. Там разные инвестиционные моменты. Отличается и участие в них государства. В мировой практике бывает, что страны, успешные в нефтяном бизнесе, считают, что можно скопировать этот опыт и для использования в горнорудной отрасли. Но, как правило, горнорудный сектор страдает от применения нефтяных практик, и мы пытаемся объяснить это на примере других стран». По ее мнению, Казахстану стоит присмотреться к опыту Бразилии, Чили и Перу, где сейчас идет активное реформирование законодательной базы горнорудного сектора.

 
 

Заместитель председателя правления «Самрук-Казына» Айдан Карибжанов обратил внимание на то, что сегодня горно-металлургический комплекс нашей страны больше ориентирован на экспорт сырья и первичных металлов. В этой связи основной задачей в предстоящие годы должно стать создание новых перерабатывающих производств: больше добавленной стоимости, больше казахстанского содержания. «Мы пытаемся развивать эту отрасль с точки зрения развития всей экономики, мы занимаемся различными мастер-планами, строим железные дороги, инфраструктуру, новые электростанции, линии электропередач. Мы хотим, чтобы все большие проекты, которые осуществляются в отрасли и частными компаниями, и публичными корпорациями, и государственными предприятиями, тесно увязывались с развитием единого народнохозяйственного комплекса».

 
 

Главная задача, стоящая перед Казахстаном, – это диверсификация экономики, и здесь, считает г-н Карибжанов, без создания смежного внутреннего спроса (в том числе и на металлы) путем сотрудничества с транснациональными корпорациями просто не обойтись. «Мы должны всячески привлекать международные компании, встраиваясь в их цепочки, чтобы они открывали здесь свое производство. У нас есть хороший пример – в прошлом году создали совместное предприятие с General Electric по выпуску локомотивов. Вместе с российским «Трансмашхолдингом» и Alstom будем делать французские электровозы. А это предполагает внутренний спрос».

 
 

Ключевым моментом, способным заинтересовать иностранных игроков в участии в индустриализации Казахстана, конечно, является доступ к сырьевым ресурсам. И хотя сегодня наша страна входит в первую десятку по потенциалу минерально-сырьевой базы, вместе с тем, по словам г-на Рау, резервы истощаются, глубина залегания увеличивается, концентрация падает, а потому упор следует делать на геологоразведку. По его оценкам, за последние два года бюджетные средства, выделяемые на эту сферу, были увеличены в два раза, однако в будущем их нужно поднять, как минимум, вчетверо. «Только так мы сможем выйти на заветную формулу – 1,5 тонны прироста запасов на 1 тонну добытого».

 
 

В этой связи создается специальная государственная геологическая компания, которая будет основным драйвером развития геологии и методических разработок в этой сфере. Правительство рассчитывает, что национальный оператор даст толчок к развитию прозрачного партнерства с международными лидерами в данной области, а также стимулирует новые инвестиции и совместные разработки.

 
 
Проблемы партнерства и интеграции
 
 

Минерально-сырьевой потенциал Казахстана должен позволить на практике реализовать принцип «Недра в обмен на технологии» и выстроить справедливые отношения с развитыми странами. В первую очередь это касается сотрудничества с европейскими государствами, которые, с одной стороны, являются основными держателями технологий, а с другой – потребителями казахстанских ресурсов.

 
 

Как отметил в ходе форума Посол, Глава делегации Европейского союза в Казахстане Норбер Жюстен, сегодня ЕС является крупнейшим торговым партнером и крупнейшим источником инвестиций для нашей страны. Так, по сравнению с 2000 годом объемы казахстанского экспорта в ЕС увеличились с 15  % до 48 %. «Минеральные ресурсы играют большую роль в экономике Европейского союза. Если мы возьмем, например, цветные металлы, то в ЕС в этом секторе работают примерно 315 тысяч человек, а общий оборот составляет ежегодно около 55 млрд евро. Поэтому цветные металлы являются очень важным источником экономического роста ЕС».

 
 

Неудивительно, что в первую очередь Европейский союз заинтересован в бесперебойной поставке минерального сырья на свои рынки посредством подписания стратегических соглашений. В настоящее время Евросоюзом рассматривается новое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Казахстаном, в котором немалое место отведено горно-металлургическому сектору Казахстана. «Вместе с тем экспортные пошлины являются ключевым препятствием в подписании этого соглашения. С практической точки зрения мы сейчас работаем над перечнем пунктов, которые смогут ограничить экспортные пошлины на ввоз на европейский рынок определенных видов сырья. Мы хотим снизить эти пошлины до нуля».

 
 

Между тем Олег Сосковец, Президент Ассоциации финансово-промышленных групп РФ и Председатель Координационного Совета ассоциации «Деловой ЕврАзЭС», считает, что металлургические предприятия России и Казахстана подвергаются дискриминации на рынке ЕС, который рассматривает наши страны прежде всего как идеальную сырьевую базу. Так, оппонируя г-ну Жюстену, он заявил: «Уважаемый коллега ничего не говорил о том, что в Евросоюзе необходимо рассмотреть вопросы глубокой переработки и в самом Казахстане, в том числе продукции первичной металлургической промышленности, которая сегодня требует создания совершенно новых технологически обоснованных производств». По мнению г-на Сосковца, сегодня попасть на европейский рынок с готовой продукцией, которую выпускают и в Казахстане, и в России, практически невозможно. Уничижительно малые размеры так называемых квот, которые ЕС выделяет нашим металлургическим предприятиям, говорят об ограничении конкуренции на рынке готовой продукции Европы.

 

Выходом здесь может стать кооперация в рамках ЕЭП. «Только дальнейшая интеграция в области экономического сотрудничества государств–участников Таможенного союза и в будущем Единого экономического пространства, сможет решить те сложные задачи, которые стоят перед каждым государством: создание рабочих мест, увеличение производительности труда и, особенно, вопросы, касающиеся развития машиностроительной базы как первичного потребителя готовой металлургической продукции».

 
 

Г-н Жюстен попытался парировать выпад своего визави: «Согласно нашей базовой политике, мы придерживаемся открытой торговли, мы также защищаем политику низких тарифов. Поэтому мы должны принимать так называемые автономные меры в отношении российских и казахстанских производителей стали. Однако в отношении Казахстана такие меры в полной объеме никогда не принимались, а потому никакого урона казахстанским производителям стали они не наносят. Мы надеемся, что сумеем подписать новое соглашение с Казахстаном по стали и что все вопросы будут разрешены, особенно что касается металлолома».

 
 

Говоря о перспективах казахстанской металлургии, Олег Сосковец отметил, что в мире не так много стран, которые могли бы обеспечить свою металлургию собственными сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами. Это – Россия, США, Канада, Австралия и Казахстан. Поскольку железорудное сырье определяет бесперебойную работу металлургических компаний, металлурги начали активно входить в горнодобывающую промышленность. И в первую очередь инвесторов привлекают железорудные и энергетические ресурсы Африки, Южной Америки, восточных территорий России и Казахстана. В качестве примера он привел POSCO – крупнейшую металлургическую компанию Южной Кореи, которая сегодня заявляет о желании построить на базе казахстанских ресурсов предприятие полного металлургического цикла по выпуску электростали объемом 500 тысяч тонн. И это очень важная тенденция дальнейшего развития отечественного ГМК, резюмировал г-н Сосковец.

 
 
Инновационные парадоксы
 
 

Возвращаясь к вопросу инновационных технологий необходимо отметить выступление Криса Уэлтона, руководителя геологоразведочных работ Rio Tinto в Центральной Азии, который остановился на перспективах развития медной сырьевой базы Казахстана. Будучи еще в советское время хорошо изученной с помощью традиционных методов геологоразведки, эта отрасль у нас долгие годы оставалась недофинансированной. Из 2 069 компаний, инвестирующих в мировой горнорудный сектор, в Казахстане в настоящий момент оперирует лишь 23. При этом в 2010 году они вложили в геологоразведку $76,2 млн, что составляет менее 1 % мирового бюджета. Причем $56 млн этой суммы пришлось на золото. Для сравнения, в том же году в Чили на геологоразведку было потрачено $392,8 млн, в Мексике – $630,3 млн, а в Канаде – свыше $2 млрд.

 
 

В этой связи, по мнению г-на Уэлтона, большой потенциал, с точки зрения обнаружения новых крупнотоннажных высококачественных резервов меди в Казахстане, имеет проведение разведки с использованием таких передовых методов, как 3D интеграция, а также глубокопенетрирующие физико-химические исследования путем глубокого бурения. «Такие исследования являются высокозатратными и высокорискованными. Тем не менее я считаю, что их проведение является путем вперед для Казахстана, и наша компания готова предоставить для этого свои технологии».

 
 

Что ж, тот факт, что в предыдущие годы в нашей стране практически не уделялось внимания современным методам проведения ГРР, сегодня не станут оспаривать ни геологи, ни горняки, ни представители государственных органов. А потому здесь без помощи международных компаний нам, пожалуй, действительно не обойтись. Вместе с тем в других сферах у Казахстана имеются новые технологии, которые он и сам способен предложить другим странам.

 
 

В частности, Никола Попович, Председатель Правления ТОО «Казцинк», представил на форуме проект «Гидрополимет», позволяющий увеличить комплексность извлечения металлов. В его основе лежит прорывная технология атмосферного выщелачивания коллективных полиметаллических концентратов, являющаяся казахстанским ноу-хау. Строительство завода начнется уже в следующем году. Новое производство позволит компании разделить комплексное сырье на три продукта, которые будут использоваться для производства свинца, цинка и меди на других производствах «Казцинка». Одновременно из руды будет извлекаться серная кислота, олово, висмут, ртуть, палладий, платина, теллур, селен, золото, серебро, сурьма, таллий и кадмий. «Образно говоря, это можно назвать «печенью» «Казцинка», которая выводит все примеси, все тяжелые металлы, превращая их в удобоваримую форму, которая может использоваться основным производством», – пояснил г-н Попович.

 
 

Еще один пример – трехкомпонентный сплав «Казахстанский», созданный в РГП «Национальный центр по комплексной переработке минерального сырья Республики Казахстан». Данный продукт – это сплав железа, кремния и алюминия с добавками элементов-модификаторов неметаллических включений (кальция, бария и других) и легирующих элементов (ванадия, титана и других). Предназначенный для раскисления, модифицирования и легирования стали, этот сплав, благодаря своим свойствам, имеет высокую степень усвоения жидкой сталью, обеспечивает сокращение неметаллических включений и видимых горячих трещин, улучшает структуру и качество обрабатываемой стали. Технология его выплавки основана на прямом получении сплава из техногенного сырья взамен традиционных технологий производства стандартных ферросплавов, лигатур и чистых металлов. Опытные партии сплава «Казахстанский» успешно прошли тестирование в POSCO и ThyssenKrupp Metallurgie (Германия), а также промышленные испытания в ТД «Ферросплавы» (Россия) и Colakoglu Metallurgy (Турция).

 
 

Как отметил генеральный директор ThyssenKrupp Metallurgie Андреас Бейер, создание нового сплава является важнейшим этапом в развитии ферросплавной промышленности – последнее открытие такого уровня было сделано еще в 60-х годах прошлого века. Уже в этом году в Кыргызстане будет запущен первый завод по выпуску сплава «Казахстанский» мощностью 50 тысяч тонн в год. Кроме того, аналогичные предприятия будут построены в Казахстане и других странах. При этом общий уровень мирового производства этого сплава составит 500 тысяч тонн.

 
 

Парадокс здесь заключается в том, что эксклюзивные права на продажи сплава по всему миру уже получила ThyssenKrupp Metallurgie, патент на его производство принадлежит швейцарскому холдингу ICMD, а оборудование, которое будет поставлено на все заводы по его выпуску, будет производить немецкая SMS Group. Вот такое вот «казахстанское ноу-хау».

 
 

Что ж, остается надеяться, что другие инновационные технологии и материалы, которые сегодня разрабатывают в отечественных НИИ, будут на сто процентов казахстанскими.



Список статей
Жилье вновь дорожает  Юлия Мельник 
Бизнес-риски в ГМК. Глобальный обзор  компания «Эрнст энд Янг» 
Казнет как драйвер роста  Александр Васильев 
Информационная активность банковского сектора Казахстана  Мониторинговое агентство «Медиа-Систем» 
Деньги в обмен на надежду  Сергей Смирнов 
Рифы Таможенного союза   Геннадий Шестаков 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem