USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №4, 2011 год
 Деньги в обмен на надежду
АРХИВ
Деньги в обмен на надежду
 

Сергей Смирнов

 
 

В следующем году через «народное» IPO населению Казахстана откроют доступ к акциям компаний, входящих в государственный фонд национального благосостояния «Самрук-Казына». Власти полагают, что таким образом у рядовых казахстанцев появится возможность владеть акциями крупнейших предприятий, а также пользоваться новым инструментом инвестирования и приумножения их сбережений. Однако многие эксперты обращают внимание на ряд факторов, которые вряд ли позволят успешно реализовать эту идею.

 
 

Правительство в очередной раз озаботилось развитием отечественного фондового рынка за счет продажи мелких госпакетов ликвидных компаний. Напомним, что это не первая попытка – подобный процесс мы наблюдали еще в 2007 году. Тогда Премьер-министр Карим Масимов поручил Министерству финансов подготовить 0,8 % из находящихся в государственной собственности 24,8 % акций компании ENRC для продажи их гражданам страны. Однако все это ничем не закончилось. Позже, в рамках проекта регионального финансового центра Алматы, инвесторам также представлялся список из 19 госкомпаний, одну из которых – АО «Управление по обслуживанию дипломатического корпуса» –даже вывели в 2008 году на листинг специальной биржевой площадки РФЦА. Тем не менее торги по ее акциям так и не были открыты, и 14 декабря 2010 года Казахстанская фондовая биржа дала свое заключение о возможности делистинга УПДК. В настоящий момент ценные бумаги этой компании в списках KASE отсутствуют.

 
 

Вообще, Казахстан не может гордиться обилием IPO (Initial Public Offering, первоначальное публичное предложение акций компании на продажу широкому кругу лиц), проведенных на национальном фондовом рынке. Да, в свое время было осуществлено одновременное IPO на Лондонской фондовой бирже и KASE компании «Разведка Добыча КазМунайГаз», а также народное IPO небольшого пакета акций АО «Казахтелеком», принадлежащих государству. Остальные IPO крупных отечественных компаний, включая ТОО «Казахмыс» в октябре 2005 года, АО «Казкоммерцбанк» в ноябре 2006-го, АО «Народный банк Казахстана» в декабре 2006-го, АО «Жаикмунай» в марте 2008 года, проводились на LSE. Сегодня на Лондонской бирже торгуется около 93 % наших активов, а потому можно констатировать, что казахстанский фондовый рынок сейчас дислоцируется преимущественно в столице Великобритании.

 
 

И вот новая попытка дать толчок развитию собственного рынка. В ближайшие три года в Казахстане планируется провести народные IPO нескольких крупных компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына» – крупнейший холдинг страны, совокупные активы которого превышают $78 млрд. Особенность нынешнего народного IPO состоит в том, что купить акции сможет практически любой человек, а не только инвестиционные компании и другие институциональные инвесторы.

 
 

В конце августа проект программы «Народное IPO» был представлен на заседании правительства. Предполагается что дочерние и зависимые компании «Самрук-Казына»  разместят на рынке от 5 до 15% своих акций. Однако начало их продажи, ранее планировавшееся на эту осень, перенесено на 2012 год. По-видимому, на сроки повлиял августовский обвал фондовых рынков. Согласно программе во II–III квартале 2012 года первыми будут размещены акции компаний «Каз­трансойл», KEGOC и Air Astana. Ценные бумаги «Казтрансгаза», «Казмортрансфлота» и «Самрук-Энерго» будут выведены на рынок в 2013 году. В 2014–2015 годах пройдет IPO «Казахстан Темир Жолы» и «Казтемиртранса». И лишь после 2015 года будет рассматриваться возможность размещения акций «КазМунайГаза» и «Казатомпрома». А ведь именно продажа казахстанцам долей в двух последних компаниях – «изюминка» всего проекта народного IPO.

 
 

Возможны три варианта продажи акций населению: через отделения «Казпочты», нацкомпании и профессиональных участников рынка ценных бумаг, с привлечением банков второго уровня (БВУ). Для того чтобы избежать возможности концентрации миноритарных пакетов в одних руках, казахстанцы смогут приобрести не более 50 акций в одни руки. Однако такой штучный бизнес вряд ли обогатит мелких и средних инвесторов.

 
 

Предполагается, что 5 % своих акций на торги выставит АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз». Основным акционером РД КМГ является АО «НК «КазМунайГаз» (59,38 % акций), еще 11 % ценных бумаг находятся в собственности китайской компании China Investment Corp., остальные – у других физических и юридических лиц. Стоимость одной акции компании составит около 20 тысяч тенге.

 
 

Для многих казахстанцев даже эта цена окажется высокой. И это понятно. Согласно статистике среднемесячная номинальная заработная плата в Казахстане в мае 2011 года составляла 84 120 тенге, а у работников сельского хозяйства и вовсе 44 240 тенге. Действительность еще печальнее. При этом все мы знаем, что происходит с ценами, тарифами и так далее. Платежеспособность населения падает, люди стараются покупать лишь самое необходимое и постоянно экономить на услугах. Сколько акций при таких доходах сможет купить простой казахстанец? Возможно, несколько штук. Однако о том, чтобы таким путем серьезно поправить свое материальное положение за счет роста цены акции или, тем более, выплаты дивидендов, мечтать не следует.

 
 

Так, по итогам 2010 года Совет директоров РД КМГ рекомендовал собранию акционеров размер дивиденда, выплачиваемого на одну акцию, в 800 тенге (включая налоги, удерживаемые в соответствии с законодательством), то есть доходность по акциям этой компании меньше чем по банковским вкладам.

 
 

Справедливости ради стоит сказать, что и по самым ликвидным акциям гораздо более продвинутого российского рынка выплаты также невелики. Так, за 2010 год дивиденд на акцию российского «ЛУКОЙЛа», при ее стоимости 1 865 рублей, составил 59 рублей, у «Газпрома» это соотношение соответственно 212 и 2,7 рубля. У ГМК «Норильский никель» при стоимости акции 7 217 рублей дивиденды вообще не начислялись.

 
 

Приходится констатировать, что развитие национального фондового рынка пока основано лишь на желании и потребности правительства и его структур. И это понятно. Занимать на рынке становится все сложнее (внутренний госдолг уже превышает 2,6 трлн тенге), растет и стоимость его обслуживания. По данным Минфина, если в 2009 году на эти цели потребовалась сумма в 69 млрд тенге, то уже в бюджете 2011 года она составит около 170 млрд тенге, а к 2014 году достигнет величины в 238 млрд тенге (рост в 3,4 раза).

 
 

С другой стороны, выводя на рынок «голубые фишки», правительство надеется, что за ними последуют частные эмитенты.Однако факты не дают поводов для оптимизма. В предыдущие годы не более 5 % казахстанских компаний изъявляли желание провести IPO. При этом далеко не все имели возможность это сделать, поскольку оказались не готовы отказаться от конфиденциальности и раскрыть свои финансовые потоки. По мнению брокеров, в республике число компаний, соответствующих листинговым требованиям, не превышает 15–20 % от всех средних и крупных предприятий. Если в 2008 году листинговых компаний на KASE было 144, то на 1 мая 2011 года, в связи с прошедшим финансовым кризисом и рядом дефолтов, их осталось лишь 108.

 
 
Привет из России
 
 

Говоря об опыте проведения народных IPO, стоит обратить внимание на опыт нашего северного соседа.Активное привлечение розничных инвесторов к участию в IPO началось в России еще летом 2006 года с размещения акций государственной компании «Роснефть». За месяц до самого IPO на крупнейших федеральных каналах была начата активная рекламная кампания. Ее итогом стало приобретение 115 тысячами физических лиц акций «Роснефти» по 203 рубля за штуку на сумму около $750 млн.При этом «физики» обеспечили лишь 4 % всех доходов от проведенного IPO, так что его «народный» статус под большим вопросом. Последним же и наиболее массовым по количеству инвесторов российским IPO стало размещение Внешторгбанка (второго по основным показателям банка в России). Акции ВТБ купили уже около 130 тысяч частных инвесторов по 13,6 копейки за штуку. При этом объем реализации физическим лицам составил $1,6 млрд, или 19 % от общего объема эмиссии.

 
 

Однако эти народные IPO оставили у россиян не самое приятное впечатление. Многие оказались разочарованы результатом инвестиций: практически на всем временном горизонте доходность акций этих компаний оказалась ниже, чем средняя доходность рынка. Более того, акции неоднократно опускались ниже цены размещения, а в краткосрочном периоде происходило падение в 3–7 раз. К примеру, акции «Роснефти» за прошедшие с момента IPO полтора года, подорожали всего на 14 %, что оказалось сопоставимо с уровнем инфляции за этот период. Ситуация с ВТБ сложилась еще хуже. После IPO акции банка упали более чем на 75 %, и тысячи купивших их россиян не только не смогли сохранить сбережения, но и понесли серьезные убытки.

 
 

Главным недостатком российского опыта «народного» IPO стало отсутствие информации. Во-первых, мало кто из покупателей акций знал о необходимости платить комиссию за хранение ценных бумаг. В частности, Сбербанк брал за хранение акций «Роснефти» по 50 рублей в месяц, а потому дивидендов, начисленных по итогам 2006 года (1,33 рубля на акцию), не хватало даже на оплату хранения акций. Во-вторых, чтобы продать уже купленные ценные бумаги, нужно обращаться к брокеру, который участвует в биржевых торгах, и также заплатить ему комиссию (правда, она небольшая – сотые доли процента). 

 
 

В-третьих, в России при продаже акций платится подоходный налог от разницы между ценой покупки и ценой продажи. Большинство «народных» акционеров об этом просто не знали.

 
 

Таким образом, можно сделать вывод, что в России «народный статус» IPO был использован как инструмент привлечения непрофессиональных инвесторов с целью продажи им акций по завышенным ценам. Российские рыночные аналитики не советуют приобретать акции во время народных IPO, поскольку цена акций в момент таких размещений, как правило, завышена. Поэтому, утверждают они, акции выгоднее приобретать на бирже, когда «ажиотаж спадет и произойдет стабилизация цены, что сделает инвестиции более прогнозируемыми и менее рискованными».

 
 
Гора родит мышь?
 
 

Российский пример подтверждает то, что для проведения народного IPO необходима большая подготовительная работа. В этом смысле нашему правительству было бы весьма полезно изучить список условий, которые могли бы обеспечить успех российскому «народному» IPO, если бы они были соблюдены. Список этот был представлен президентом Российского биржевого союза Анатолием Гавриленко в ходе его выступления на V Всероссийском IPO Конгрессе еще в апреле 2009 года. Итак сюда входят следующие требования:

 
 

·повышение финансовой грамотности населения;

 
 

·отказ крупных чиновников от настойчивой рекламы народных IPO;

 
 

·исключительно рыночные механизмы проведения таких размещений без привлечения к процессу олигархических структур;

 
 

·национальная ориентация при проведении размещения, а не привлечение иностранных консультантов, не несущих ответственности в случае провала;

 
 

·тщательная подготовка возможных эмитентов к резкому увеличению числа акционеров, то есть наличие в этих компаниях высоких стандартов корпоративного управления;

 
 

·размещение ниже рыночной цены;

 
 

·прозрачность дивидендной и информационной политики эмитентов;

 
 

·отказ от возможного обратного выкупа акций по цене ниже цены размещения (иначе это будет расценено как стремление компаний провести спекулятивную сделку);

 
 

·привлечение независимых национальных рейтинговых агентств.

 
 

Однако со всем этим у нас в Казахстане большие проблемы и, пока не выполнено ни одно из перечисленных выше условий. Более того, принимаются решения, идущие вразрез с ними. Так, ФНБ «Самрук-Казына» уже завершил процедуру выбора консультантов по подготовке и проведению народного IPO. В результате «учить» нас жизни снова будут иностранцы: международные банки City и UBS AG, а также компании PriceWaterhouseCoopers, Cleary Gottlieb Steen&Hamilton LLP и Merlin. Выходит, отечественным экспертам доверия нет? А ведь рекомендации этих известных компаний обойдутся казахстанскому бюджету в кругленькую сумму. И это при том, что правительство заставляет те же иностранные предприятия увеличивать местное содержание: привлекать казахстанских специалистов и использовать казахстанскую продукцию. Увы, народные интересы и интересы иностранных компаний редко сочетаются.

 
 

К примеру, PriceWaterHouseCoopers, тесно работавшая с российской компанией ЮКОС, после возбуждения уголовного дела отозвала свой аудит по ней сразу за несколько лет, то есть признала его недействительным. Другой консультант – Citigroup, подвергалась критике за «создание помех в работе европейского рынка облигаций». В 2004 году на торговой платформе MTS она быстро продала облигации на сумму 11 млрд евро, уронив тем самым рынок, а затем скупила эти же облигации по еще более низким ценам.

 
 

А сколько иностранных экспертов и консультантов привлекалось до кризиса, к примеру, нашей банковской системой? И кто ответил за результаты их рекомендаций?

 
 

Сегодня казахстанцы имеют довольно слабое представление о том, что такое ценная бумага, какие активы и доходы имеют выводимые на IPO компании, как можно получить прибыль, инвестируя деньги в их акции. Поэтому целесообразно предусмотреть не менее 12 месяцев активной работы по повышению финансовой грамотности населения с широким охватом всех регионов страны. Информация должна быть адресной, с понятным лексиконом, открытым напоминанием о рисках приобретения акций и при этом не должна «растворяться» в общем информационном потоке. Кроме того, представляется, что народные IPO могут проводить только компании с высоким уровнем корпоративного управления, готовые отвечать на вопросы огромного количества финансово безграмотных акционеров.

 
 

Еще одной проблемой при проведении народного IPO является вопрос о гарантиях. Никто из потенциальных владельцев не застрахован от падения цены акций. Тем более что действующая в Казахстане налоговая политика в отношении нефтедобывающей отрасли может негативно отразиться на биржевом курсе. В качестве примера можно привести падение акций РД КМГ на Лондонской фондовой бирже в начале 2011 года, когда экспортная таможенная пошлина возросла вдвое. Несмотря на то что прослеживающаяся после двойного IPO (в Алматы и Лондоне) политика уверенного наращивания активов и консолидации запасов позволила РД КМГ в 2010 году переместиться с третьего на второе место по уровню добычи в рейтинге нефтяных компаний Казахстана, ее акции за один-два дня торгов потеряли в стоимости сразу около $1 млрд. А ведь такое резкое снижение стоимости акций после продажи их населению может иметь крайне нежелательные социальные последствия.

 
 

В настоящее время из-за финансовых проблем ряда предприятий рассчитывать на доходность их акций можно – в лучшем случае – в среднесрочной перспективе. По сей день государство поддерживает их за счет налоговых льгот, привлечения иностранных займов и других мер. В связи с этим становится актуальным вопрос о качестве предоставляемой инвесторам информации.

 
 

Еще один вопрос: имеет ли государство рычаги влияния на ENRC и «Казахмыс», чтобы сподвигнуть их на дополнительное размещение акций в Казахстане.

 
 

Проблемой становится и высокая цена акций. Конечно, «Самрук-Казына» де-юре является фондом национального благосостояния, но де-факто – это коммерческая организация, заинтересованная (как и любое АО) в получении прибыли. Поэтому вряд ли фонд горит желанием расстаться с привлекательными активами на условиях их продажи с заметным дисконтом. Когда компания готовится к выпуску дополнительных акций, она прилагает усилия, чтобы разместить эти акции по максимально возможной цене.

 
 

С другой стороны, что сделает большинство держателей акций при покупке ценных бумаг с хорошим дисконтом? Вряд ли оно будет дожидаться долгосрочного роста курса акций – скорее всего, кинется сразу же фиксировать свою прибыль и быстро избавится от этих бумаг. Соответственно, получит краткосрочный доход, но цель народного IPO достигнута не будет. Люди должны понимать, что акции – это долгосрочные инвестиции, и не действовать по принципу «вечером сажаем, а утром собираем, потому что кушать хочется».

 
 

Практика российских народных IPO свидетельствует о том, что, следуя призыву руководства страны, инвесторами становятся люди, не понимающие ни рисков, связанных с инвестициями в акции, ни принципов управления такими рисками. Поэтому эксперты говорят о том, что IPO, ориентированное на неопытных инвесторов, должно быть обеспечено какими-либо гарантиями – например, хотя бы обязательством компании выкупать свои акции по цене размещения.

 
 

Плюсом приобретения бумаг в момент IPO является ориентированность процесса обслуживания под большое количество физических лиц. Но этот плюс нивелируется высокой вероятностью финансовых потерь от падения стоимости бумаг в период после окончания IPO. И здесь основной метод «защиты» – информирование населения о рисках фондового рынка. Никто, в том числе государство, не в состоянии гарантировать прибыльность вложения в акции компаний. У большинства акционеров из числа физических лиц нет ни времени, ни опыта, ни юристов, чтобы отстаивать свои права. Поэтому каждый «народный» инвестор, получая маленький пакет, который не может влиять на управление компанией, должен понимать, что рискует, и определять для себя тот уровень риска, на который может пойти.

 
 

Такие инвесторы заинтересованы лишь в дивидендах и росте цены акций. Но стоимость компаний, как правило, растет годами, причем постепенно. Зарубежный опыт показывает, что инвестирование в акции выгодно, если речь идет минимум о десятилетии и распределении значительных вложений между различными эмитентами (принцип диверсификации). Грамотно составленный портфель впоследствии вполне способен обеспечить безбедную старость. Однако в намечаемом народном IPO большинство казахстанцев вряд ли сможет поучаствовать. Во-первых, потому что живут в отдаленных местах где нет соответствующей инфраструктуры, чтобы хотя бы обратиться к специалистам. Во-вторых, экономически эти акции мало кому будут доступны – доходов рядового гражданина едва хватает для обеспечения более-менее сносного существования.

 
 


Список статей
Жилье вновь дорожает  Юлия Мельник 
Бизнес-риски в ГМК. Глобальный обзор  компания «Эрнст энд Янг» 
Казнет как драйвер роста  Александр Васильев 
Информационная активность банковского сектора Казахстана  Мониторинговое агентство «Медиа-Систем» 
Деньги в обмен на надежду  Сергей Смирнов 
Рифы Таможенного союза   Геннадий Шестаков 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem