USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN №3, 2015 год
 ОТРАСЛЬ. Урановый шанс
АРХИВ

Урановый шанс

Выйдя на первое место в мире по добыче урана по итогам 2009 года, с тех пор Казахстан прочно удерживает здесь бесспорное лидерство. Правда, ему пока так и не удалось реализовать заявленные планы по созданию полного вертикально интегрированного комплекса ядерно-топливного цикла. Вместе с тем формирование ЕАЭС дает республике шанс, сотрудничая с «Росатомом», восстановить утраченные звенья и получить доступ к новым.

 

В настоящее время мировая добыча урана сосредоточена в шести странах: Казахстане, Канаде, Австралии, Нигере, Намибии и России, на которые приходится около 130 млн фунтов, или 81% от мировых потребностей. Остальной спрос удовлетворяют Узбекистан, США, Китай и Южная Африка. Еще сравнительно недавно, в 1980-х годах, самым крупным добытчиком урана в мире были Соединенные Штаты. Однако с тех пор уровень производства там упал более чем в 10 раз — с 43 млн фунтов до 4 млн фунтов в год.

Прямо противоположный тренд наблюдается в случае Казахстана, который свой ресурсный потенциал эксплуатирует более чем активно. Республика располагает 1,7 млн т разведанных запасов урана (12% от мировых), которые сосредоточены в шести урановорудных провинциях: Шу-Сарысуйской (60,5% от общих запасов), Сырдарьинской (12,4%), Северо-Казахстанской (16,5%), Прикаспийской (1,8%), Прибалхашской (0,4%) и Илийской (6%). При этом 38 из 54 известных урановых месторождений пока не осваиваются. Сегодня наша страна занимает второе место по объемам разведанных запасов урана и (даже с учетом интенсификации добычи) этого хватит еще на 80–90 лет.

С 2010 года Казахстан является ведущим производителем урана. Причем наша доля в общемировом объеме добычи постоянно растет: в 2009 году она составляла 28%, 2010-м — 33%, 2011-м — 36%, 2012-м — 36,5%, 2013-м — 38%, а в 2014 году — 40%. В абсолютных цифрах по итогам прошлого года в Казахстане было произведено 22,8 тыс. т урана против 22,5 тыс. т годом ранее.

Основной объем производства приходится на компанию «Казатомпром», которая в качестве национального оператора занимается геологоразведкой, добычей и экспортом урана. На сегодняшний день в состав предприятий «Казатомпрома» входит 20 действующих рудников, на которых отработка месторождений ведется без поднятия руды на поверхность — экологически безопасным и экономически выгодным способом подземного скважинного выщелачивания. Отметим, что именно так добывается около 46% всего урана в мире, тогда как на традиционные шахтные методы приходится только 30%. Еще 17% и 7% составляют, соответственно, карьерная добыча и коксохимия.

Добычу урана «Казатомпром» осуществляет как самостоятельно, так и в рамках совместных предприятий. Непосредственно национальной компанией (с учетом долей участия в дочерних и зависимых предприятиях) в 2014 году было добыто 13,16 тыс. т урана. Что касается иностранных компаний, работающих на нашем рынке, то они обеспечивают около 44% от общей добычи урана в Казахстане. На сегодняшний день ключевой из них является Uranium One Inc.

 

Российский фактор

Зарегистрированная в Канаде Uranium One Inc. является одним из крупнейших мировых производителей урана с объемом добычи, превышающим 5 тыс. т в год. На компанию, когда-то основанную как канадско-южноафриканский консорциум, а сегодня на 100% принадлежащую госкорпорации «Росатом», приходится до 30% добычи урана в мире. Uranium One Inc. владеет активами в Австралии, США, Танзании и Казахстане. В США ей принадлежит 100%-ная доля в руднике Willow Creek, а также ряд месторождений, разрабатываемых в бассейнах рек Powder River и Great Divide в штате Вайоминг, а в Австралии — урановое месторождение Honeymoon.

Согласно отчету компании, средневзвешенная себестоимость реализации ее продукции в 2014 году составила $14 за фунт при объеме продаж в 10,8 млн фунтов. Это на 2,8 млн фунтов меньше, чем годом ранее. Столь значительное сокращение объема продаж было обусловлено временной утратой прав на недропользование на казахстанских месторождениях Акдала, Южный Инкай и Харасан, а потому добытый на них уран не учитывался в отчетности компании. Стоит отметить, что при непосредственном вмешательстве «Росатома» еще до конца прошлого года все формальности с оформлением новых прав были урегулированы.

По данным World Nuclear Association, сегодня на долю Uranium One приходится 20% от общей добычи урана в Казахстане и половина того, что добывают здесь все иностранные игроки вместе взятые. В частности, в составе различных СП она ведет промышленную добычу урана на шести рудниках: Акдала (на Uranium One приходится 70%), Южный Инкай (70%), Каратау (50%), Акбастау (50%), Заречное (49,67%) и Харасан (30%). Совладельцем первых четырех рудников наряду с Uranium One является только «Казатомпром». В 2012 году на своих казахстанских рудниках компания добыла 4 387 т урана, а в 2013 г. — 4 915 т (рост на 12%). Последняя цифра в 1,5 раза превышает объемы производства «Росатома» на территории самой России. Более того, к 2017 году добычу урана планируется довести до 6 000 т.

Факторами, обеспечившими «Рос-атому» столь значительный вес в нашей урановой отрасли, стали принятая еще в 2006 году Комплексная программа российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях, а также ряд двусторонних договоренностей, достигнутых в рамках подписания договора о создании ЕАЭС в мае 2014 года. Именно тогда Россия и Казахстан утвердили Дорожную карту реализации мер по урегулированию вопросов недропользования на месторождениях Харасан, Акдала и Южный Инкай.

Помимо решения юридических вопросов с урановыми рудниками, был принят и Меморандум по совместному строительству на территории Казахстана АЭС мощностью 1200 МВт. Кроме того, «Росатом» и «Казатомпром» подписали совместное заявление о развитии сотрудничества в сфере альтернативной энергетики и производства редких и редкоземельных металлов.

Партнерство с Россией позволило нам наконец закрепиться и в таком важном сегменте ЯТЦ, как обогащение урана. Напомним, в октябре 2006 года АО «ТВЭЛ» (дочка «Росатома») и АО «НАК «Казатомпром» на паритетных началах создали ЗАО «Центр по обогащению урана». В сентябре 2013 года эта компания приобрела долю в уставном капитале «Уральского электрохимического комбината» в размере 25% плюс одна акция. Теперь, получив прямой доступ к услугам по обогащению урана, «Казатомпром» может перерабатывать до 6 тыс. т урана в год и тем самым занять примерно шестую часть в этом сегменте рынка.

Между тем компания намерена не только заниматься добычей урана, но и использовать возможности мирного атома для создания новой, высокотехнологичной отрасли национальной экономики. Об этом постоянно рассказывает неоднократно менявшееся в течение последних 15 лет руководство «Казатомпрома». В частности, не раз объявлялись планы обогащения и производства ядерного топлива для реакторов АЭС в кооперации то с французами, то с китайцами, то с японцами. Однако до последнего времени ничего из этого так и не удалось реализовать, поскольку передавать Казахстану собственные высокие технологии не торопится ни одна из мировых энергетических компаний. Похоже, что именно формирование ЕАЭС дает Казахстану шанс, сотрудничая с «Росатомом», не только восстановить технологический потенциал Ульбинского металлургического завода, но и приумножить его.

 

Ценовая конъюнктура

Желание «Казатомпрома» подняться вверх по цепочке ЯТЦ и тем самым повысить отдачу от эксплуатации урановых ресурсов вполне понятно. Авария на японской АЭС «Фукусима-1», снизив спрос, оказала негативное влияние на мировой рынок урана: с 2011 года цена на него упала более чем в два раза и продолжает находиться на достаточно низком уровне. Лишь в конце прошлого года наметилась тенденция небольшого роста рынка на фоне кризиса в Украине, забастовки рабочих на большом руднике в Канаде, а также намерения Японии запустить остановленные АЭС.

Вместе с тем, по данным The Ux Consulting Company, за последние два месяца стоимость концентрата закиси-окиси урана (промежуточный продукт переработки природного урана в ядерное топливо) на спотовом рынке вновь снизилась с $44,15 до $36,75 за фунт.

Избыточное предложение, как ожидается, сохранится несколько лет, что затруднит восстановление цен. В связи с этим поставщики откладывают ввод новых месторождений, а также сокращают производство или останавливают добычу полностью на некоторых действующих рудниках. Как утверждают участники рынка, нынешний уровень цен недостаточен для пересмотра добывающими компаниями своих стратегий развития, расконсервации рудников и запуска новых проектов. Для этого они должны достичь планки хотя бы в $60–65 за фунт.

По мнению директора по инновационному развитию компании «Атомредметзолото» Игоря Солодова, сегодня цену на мировом рынке урана прежде всего определяют Казахстан и Канада, ведущие добычу на рудниках с операционной себестоимостью около $40 за килограмм. При этом, в отличие от многих стран, которые уже работают на пике своих возможностей и не способны увеличить добычу, Казахстан имеет для этого большой потенциал. В этой связи снижение темпов роста продиктовано прежде всего желанием увеличения стоимости урана. Тем не менее в «Атомредметзолото» уже в 2019–2020 годах ожидают повышения цен.

Прогнозируемый скачок связывается как с ростом потребления сырья (обусловленным запуском новых АЭС в Индии, Китае и Иране, а также пересмотром отношения к атомной энергетике в Европейском cоюзе), так и тем, что запасы предприятий, которые добывают дешевый уран в Австралии, Канаде и Казахстане, в начале 2020-х годов иссякнут. Прогнозируется, что к 2030 году все крупные месторождения с себестоимостью производства до $80 за килограмм будут полностью отработаны и в освоение начнут вовлекаться труднодоступные рудники с себестоимостью более $130 за килограмм урана. При этом, по данным Всемирной ядерной ассоциации, в 2032 году в мире будет 650 действующих атомных реакторов и объемы потребления ими урана удвоятся.

С другой стороны, ожидания роста цен, связанные с наращиванием атомной генерации, могут не оправдаться, так как ключевые игроки (главным образом Китай, который запланировал к 2020 году, как минимум, удвоить мощности), намерены обеспечить собственную сырьевую независимость.

 

Рынок редкоземельных металлов

Сегодня все, что добыто, Казахстан экспортирует, хотя в ближайшие годы планируется начать строительство первой в стране атомной электростанции в партнерстве все с той же Россией. Так, в сентябре прошлого года «Росатом» и Минэнерго Казахстана подготовили и отправили на согласование проект соглашения о сотрудничестве в строительстве АЭС. Помимо российской госкорпорации, наша страна ведет переговоры по строительству АЭС и с японской Toshiba. Однако, при всей привлекательности атомной энергетики, у Казахстана есть один большой недостаток — коррупция. В такой ситуации играть с требующей крайне высокую надежность отраслью весьма опасно. Между тем есть и другой путь диверсификации.

В урановых месторождениях Казахстана залегают все виды редкоземельных металлов (РЗМ), а потому республика имеет все шансы стать одним из мировых лидеров в их экспорте. Сегодня РЗМ (а это группа из 17 элементов, включающая лантан, скандий, иттрий, а также лантаноиды) используются практически в каждом современном высокотехнологичном изделии — смартфонах, лазерных установках, чипах, перезаряжаемых батареях, катализаторах, приборах ночного видения, магнитах.

На данный момент мировой рынок РЗМ оценивается в сумму от $3 млрд до $5 млрд причем ожидается, что спрос на них к 2020 году вырастет вдвое. До последнего времени до 95% всего объема промышленно произведенных РЗМ приходилось на Китай. Так, только в 2014 году в Поднебесной было добыто 105 тыс. т редкоземельных металлов.

Проблема Китая как ведущего производителя этих металлов в том, что он же является и основным потребителем, обеспечивая 65% всего мирового спроса на них. Остальным достаются крохи. Неудивительно, что решение КНР о снижении объемов своего экспорта более чем на 40% подняло цены на некоторые редкоземельные металлы в 10 раз!

Поведение Китая на мировом рынке РЗМ подтолкнуло другие страны к увеличению инвестиций в добычу этого сырья на своей территории. В 2011 году этим занялась Австралия, на которую сегодня приходится около 3% от объема их глобального производства. За ней последовали США, которые, реанимировав в 2012 году шахту Маунтин-пасс, уже в следующем поставили на мировой рынок почти 4% от общего объема добычи РЗМ. Столько же обеспечивает Индия. Миноритарными производителями редкоземельной продукции также стали Индонезия, Россия, Нигерия, Северная Корея, Малайзия и Вьетнам.

В результате глобальная доля Китая снизилась до 85% и продолжает сокращаться. Это привело к тому, что в январе текущего года КНР была вынуждена отменить действовавшие в стране квоты на экспорт РЗМ. Причиной такого решения стали как требования ВТО (согласно нормам которой ограничений на экспорт быть не должно), так и утрата Китаем монополии на торговлю этими металлами.

Казахстан также намерен увеличить собственное производство РЗМ. Так, в ноябре 2012 году в Степногорске был введен в эксплуатацию завод по выпуску окисей редкоземельных металлов мощностью до 1 500 т в год. Данное предприятие принадлежит ТОО «СП SARECO», которым владеют НАК «Казатомпром» (51% акций) и японская Sumitomo Corporation (49%). Источником сырья являются техногенные отходы бывшего Приморского горного химико-металлургического комбината в Актау (ныне ТОО «КазАзот»), а также хранящиеся на УМЗ монацитовые концентраты.

В I квартале 2015 года «СП SARECO» произведено 67 т коллективного концентрата РЗМ. На другом предприятии — АО «Ульбинский металлургический завод» за тот же период выпущено 404,05 т бериллиевой, 30,08 т — танталовой и 14,67 т — ниобиевой продукции.

По словам главы энергетического ведомства Владимира Школьника, уже к 2016 году планируется построить еще один завод, который будет сепарировать редкоземельные окиси и металлы из рудного концентрата, а к 2018 году Казахстан намерен начать производство редкоземельных постоянных магнитов.

Строить такие планы нашей стране позволяет хорошая ресурсная база РЗМ. Наиболее перспективным в этой сфере является Кундыбайское месторождение (Костанайская область), представленное минералами черчит, бастнезит и рабдофанит. Для производства РЗМ пригодны и некоторые сорта каменных углей (месторождение Каражыра, ВКО), а также природные шунгиты, фосфаты, фториды и т. д.

Сырьем для извлечения рассеянных редких металлов (индий, таллий, селен, теллур, германий, галлий, рений) являются продукты переработки свинцово-цинковых, медных и алюмосодержащих руд, золы от сжигания углей, а также растворы и шламы сернокислотного производства.

В совокупности все эти источники могут обеспечить получение РЗМ в объемах, достаточных для того, чтобы Казахстан был способен занять достойное место на мировом рынке РЗМ.

В качестве негативных факторов можно отметить отсутствие у нашей страны использующих такие металлы перерабатывающих отраслей (атомная энергетика, вычислительная техника, электронная, радиотехническая, приборостроительная, космическая и авиа-ционная индустрия). Препятствует развитию редкоземельного сегмента и то, что пока не все предприятия цветной металлургии уделяют должное внимание комплексному извлечению ценных компонентов из перерабатываемого ими сырья.  

Сергей Смирнов

 

Прошлый год практически все основные производители урана завершили сокращением объемов производства. В частности, у французской Areva они упали c 8,57 тыс. т в 2013 году до 7,31 тыс. т. Это было связано с тем, что Areva и правительство Нигера во II квартале договорились приостановить добычу на месторождении Имурарен, так как рыночные цены пока не оправдывают модернизацию этого актива. Uranium One зафиксировала снижение с 5 126 т урана (13,2 млн фунтов закиси-окиси) до 4 035 т (10,411 млн фунтов), а канадская Cameco — с 9 148 т урана (23,6 млн фунтов желтого кека) до 9 032 т (23,3 млн фунтов). На 8% до 1 970 т снизила добычу урана и российская АРМЗ. Рост производства на 4,4% зафиксировал только «Казатомпром», который с учетом долей участия в дочерних и зависимых предприятиях добыл 13,16 тыс. т урана.



Список статей
ФОРУМ. На пути к общей Евразии  Редакционный обзор 
АГМП. За продолжение диалога  Алексей Банцикин 
АМК. Плоды интеграции  Александр Сизиков 
ФОРУМ. Как нам привлечь юниоров  Светлана Корягина 
ОТРАСЛЬ. Урановый шанс  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem