USD/KZT 371.86  -1.79
EUR/KZT 433.33  -3.69
 KAZAKHSTAN №3, 2015 год
 ОТРАСЛЬ. На угольных горизонтах
АРХИВ

На угольных горизонтах

Переориентация России с экибастузского угля на собственный, кузбасский показывает, с одной стороны, уязвимость экспортной стратегии Казахстана, а с другой – заставляют задумываться о том, какие перспективы имеются у нашей угледобывающей отрасли в будущем. Все это должно стать стимулом не только для пересмотра основ топливно-энергетического баланса республики, но и для изменения угольной стратегии в целом.

Мировые прогнозные ресурсы угля в настоящее время составляют более 15 трлн т, а его промышленные запасы превышают 1 трлн т, что значительно превосходит аналогичные показатели всех других энергоносителей. На данный момент глобальный объем ежегодной угледобычи достигает 5 млрд т угля. При этом она ведется практически во всех регионах мира, а основную долю угля потребляют электроэнергетика (свыше 66%) и металлургия.

Около трех четвертей всех запасов угля приходится на страны бывшего СССР (Россия, Украина и Казахстан), а также США и Китай. Крупнейшими производителями являются Китай (3 680 млн т в год), США (893 млн т) и Индия (605 млн т). Наша страна, на территории которой находится 3,5% мировых запасов угля, замыкает первую десятку угледобывающих государств с объемом производства на уровне 115 млн т.

Несмотря на снижение доли угля в энергопотреблении, угольная промышленность продолжает оставаться одной из ведущих отраслей мировой энергетики. Благодаря своей сравнительной дешевизне, во многих странах этот энергоноситель остается основным видом сырья для производства электроэнергии. Так, например, в Китае на долю угольной электроэнергетики приходится 72%, в США, Германии и Японии – 52%, 54% и 25% соответственно. Что касается Казахстана, то в структуре топливной генерации нашей республики этот показатель составляет 74%.

В мировом экспорте угля и, как следствие, формировании мировых цен на него ведущую роль играет пятерка стран, которые обеспечивают до 80% всех экспортных поставок: Австралия, Индонезия, Россия, Китай и ЮАР. Основными потребителями угольной продукции на азиатском рынке являются Япония, Китай, Тайвань, Индия и Южная Корея, а на европейском – Германия и Великобритания.

Несмотря на то что в Европе сосредоточено около 15% мировых запасов, (в основном в Германии и Польше), в современных условиях добыча и использование угля там не слишком рентабельны. К тому же уголь в Евросоюзе рассматривают как экологически грязное сырье, поэтому на его применение накладываются серьезные экологические ограничения. В качестве альтернативы активно развивается газовая энергетика и энергосбережение. В отличие от европейского рынка на азиатском вопросы экологии угольного производства пока не вышли на первый план и уголь остается важным энергоносителем, в первую очередь для Китая и Индии.

 

Казахстанские реалии

На территории Казахстана известно более 400 месторождений и проявлений каменных и бурых углей. Балансовые запасы угля в республике оцениваются в 33,6 млрд т. При этом 62% балансовых запасов приходится на бурый, а 38% – на каменный уголь. Занимая 7-е место в мире по объему доказанных запасов угля, мы входим в десятку его крупнейших производителей.

Подавляющая часть запасов углей находится на месторождениях Северного (Тургайский угольный бассейн) и Центрального Казахстана (из которых промышленностью освоены Карагандинский, Экибастузский и Майкубенский угольные бассейны, Шубаркольское, Борлинское, Куу-Чекинское и Юбилейное (Каражира) угольные месторождения). Порядка 65–70% энергетических углей в стране добывается на угольных разрезах Экибастузского угольного бассейна. Одним из наиболее перспективных считается Майкубенский бассейн. Здешний каменный уголь отличается дешевизной, легкостью обогащения и высокой сортностью.

В основном уголь в Казахстане добывается открытым способом и имеет низкую себестоимость производства, однако его экспорт ограничен вследствие высокой зольности и относительно низкой теплотворности. Львиную долю в объеме добычи занимает энергетический уголь, тогда как уровень производства коксую-щихся углей в последние годы сохраняется на отметке около 11 млн т. Единственным центром добычи коксующихся углей является Карагандинский бассейн, при этом 95% данного рынка формируется компанией «АрселорМиттал Темиртау». Около 70% идет на обеспечение собственных потребностей компании в коксе, а остальной объем экспортируется в Россию и на Украину.

В общей сложности в Казахстане работает свыше 30 угледобывающих компаний. По итогам 2014 года ими было добыто 107,6 млн т угля (без учета угольного концентрата), что на 5,2 млн т меньше, или 95,4% к 2013 году. Объем экспорта в прошлом году составил 30,4 млн т, или 97% к предыдущему году. Казахстанский уголь поставляется во многие страны СНГ, а также дальнего зарубежья – Болгарию, Венгрию, Турцию, Финляндию и др.

Тем не менее основная доля экспорта (не менее 25 млн т) приходится на Россию, которая использует его в качестве энергоносителя для электростанций Западной Сибири и Урала. В частности, поставки угля с разрезов Экибастузского бассейна осуществляются на крупнейшие ТЭЦ Урала – Рефтинскую ГРЭС, Нижнетуринскую ГРЭС, Красногорскую ТЭЦ и Верхнетагильскую ГРЭС, которые обеспечивают энергоснабжение промышленных и жилых районов Свердловской, Тюменской, Пермской и Челябинской областей России.

Вместе с тем с весны 2014 года наш партнер по ЕАЭС начал сокращать объемы закупок казахстанского угля. Так, если в 2013 году в Россию было поставлено 32,9 млн т, то в прошлом году этот показатель упал до 30,4 млн т. Дело в том, что, согласно «Энергетической стратегии Российской Федерации», она стремится полностью обеспечить свои теплоэлектростанции углем и газом собственного производства и тем самым достичь полной топливно-энергетической независимости.

На это же нацелена Программа развития угольной промышленности России до 2030 года, которая предусматривает не только значительные темпы роста объемов добычи, но и поэтапное замещение казахстанских – в первую очередь экибастузских углей – на угли Кузнецкого бассейна. Особенно это касается теплоэлектростанций на Урале. Безусловно, это процесс не одного дня, так как полная замена требует модернизации ряда энергетических объектов, изначально строившихся из расчета на уголь Экибастуза. Однако у наших угледобывающих предприятий появился серьезный повод задуматься.

 

Журавль в небе?

С целью увеличения объемов экспорта казахстанские компании намерены наладить поставки угля в страны Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. По словам исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николая Радостовца, Казахстан уже отправил пробные партии в Японию и Польшу и сейчас прорабатывает варианты наращивания экспорта в эти страны.

Однако намерение заместить падающие объемы поставок в Россию увеличением экспорта в Японию и Польшу вызывает недоумение. Везти казахстанский уголь по огромной территории России – дорого, особенно учитывая то, что, к примеру, экибастузский уголь имеет низкую теплотворную способность и высокую – до 44% – зольность. Более того, Польша сама имеет не только значительный угольный потенциал, но и «головную боль» в виде забастовок, связанных с сокращением собственной угледобычи. Для Японии наиболее выгоден и дешев экспорт угля морским путем из Австралии. 

Еще один вариант – работа с потребителями в Украине. В конце декабря 2014 года президенты Казахстана Нурсултан Назарбаев и Украины Петр Порошенко договорились о поставках нашего угля в Незалежную. В результате конфликтной ситуации на Донбассе Киев лишился большинства угледобывающих шахт и в стране образовался значительный дефицит угля. Тем не менее масштабные поставки энергетического угля в Украину также сомнительны. Во-первых, Казахстан столкнется с суровой правдой жизни украинской экономики – желанием купить уголь без предоплаты – и с большой вероятностью того, что расчет за поставки будет происходить частями и значительно растянется по времени. Это в лучшем случае. Пример тому – оплата российского газа.

Во-вторых, при почти равной стоимости казахстанского и российского угля факторы качества и зольности играют против казахстанского сырья: для получения соответствующего эффекта его придется сжечь на 40% больше. Следовательно, его реальная цена (с доставкой на ТЭС Украины) окажется значительно выше той, что предлагают россияне. Даже «коррупционный» уголь из ЮАР, по которому генеральная прокуратура Украины проводит расследование, на таком фоне будет выглядеть «конфеткой». Кто решится отвечать за заведомо убыточный для украинского бюджета контракт на поставку угля из Казахстана, повторяя под копирку южноафриканскую историю?

В целом, с учетом низких мировых цен на энергетический уголь, высоких транспортных издержек и дисконта за качество (от 30% до 50%), казахстанский уголь является неконкурентоспособным на мировых экспортных рынках. Поэтому основным источником спроса на него остается внутренняя угольная генерация. Однако сегодня мощности по добыче угля в республике значительно опережают собственные потребности, и увеличения его емкости можно ожидать только в долгосрочной перспективе за счет введения новых угольных электростанций.

Конечно, формирование Казахстаном, Россией и Беларусью ЕАЭС, присоединение к нему Армении и Кыргызстана поможет совместно решать возникающие у партнеров по союзу проблемы. В том числе и связанные со сбытом своей продукции. Тем не менее экстенсивный путь развития угольной промышленности себя практически исчерпал, и здесь нужны инновационные подходы, заключающиеся в экспорте не угля, а произведенных из него продуктов. Самые широкие возможности могло бы обеспечить использование угля в качестве базового компонента для выпуска химической продукции, углеродных и композитных материалов и др. Для этого необходимо создавать новое направление угольной отрасли с высокой степенью передела – углехимию.

 

Что нам стоит дом построить

Применение технологий сжижения угля позволяет производить широкий спектр продуктов: от газа для электроэнергетики и жидких топлив до базовых мономеров для химических предприятий. В общей сложности на базе угольной отрасли можно произвести свыше 130 видов химических полупродуктов и более 5 тыс. видов продукции смежных отраслей. Примером такого развития является Китай, где углехимия уже обеспечивает более 7% внутренней потребности страны в газе для электроэнергетики и свыше 20% – в метаноле.  

Неудивительно, что именно КНР сегодня рассматривается Астаной в качестве партнера по переформатированию угольной отрасли. Ускорению развития углехимии в Казахстане будут способствовать два рамочных меморандума о сотрудничестве и обмене опытом и технологиями в сфере комплексной переработки угля, подписанных в ходе визита Председателя КНР Си Цзиньпина в Казахстан 7 сентября 2013 года. В частности, предусматривается реализация пилотного проекта с участием китайской госкорпорации China Shenhua Energy Company, которая планирует взять в разработку одно из угольных месторождений Казахстана. Основными продуктами нового производства мощностью переработки до 6 млн т угля в год станут бензин, дизельное топливо, электроэнергия, различные химические продукты.

Из угольной пыли и золы можно также извлекать редкие металлы, поскольку в зольную часть многих месторождений входят галлий, германий, скандий и иттрий. Это особенно характерно для углей Экибастуза. Утилизация угольной золы на ТЭС позволит не только расширить минерально-сырьевую базу металлургии, но и, улучшив экологическую обстановку, сократить земельные площади, занимаемые золоотвалами. К примеру, получение «угольного» германия составляет в настоящее время 20% от общего объема мирового производства этого элемента.

Другой комплексный проект – промышленная добыча метана из угольных пластов. Казахстан обладает значительными – около 490 млрд м3 – запасами этого газа, но процесс их разведки и освоения только начат. Использование «угольного» метана позволит существенно повысить безопасность работ при добыче угля и, дав новое топливо для энергетики, улучшить социально-экономическую и экологическую ситуацию в ряде регионов страны.

Безусловно, чтобы выйти на промышленный уровень получения метана из угольных пластов, необходимо время, а потому потребуются налоговые преференции, которые привлекут инвесторов. И, по словам министра энергетики Казахстана Владимира Школьника, государство готово оказать помощь компаниям, которые будут работать в этом направлении. Вместе с тем практика реа-лизации многих проектов показывает, что угледобывающим компаниям следует самим комплексно использовать богатейший потенциал месторождений, не ожидая административной поддержки властей.  

 Сергей Смирнов

 

Прогнозные ресурсы угля в Казахстане превышают 100 млрд т, в том числе 25% приходится на каменный и 75% – на бурый уголь. В настоящее время в разработку вовлечены 5 угольных бассейнов и 14 месторождений, которые в основном отрабатываются открытым способом. В целом недропользование угля осуществляется на 42 объектах, из них на 34 ведется добыча, а на 8 – совмещенная разведка и добыча. Крупнейшими предприятиями отрасли являются ТОО «Богатырь Комир», разрез «Восточный» АО «Евроазиатская энергетическая корпорация», Угольный департамент АО «АрселорМиттал Темиртау», ТОО «Ангренсор Энерго», ТОО «Корпорация «Казахмыс», АО «Шубарколь Комир», ТОО «Каражыра ЛТД», ТОО «Майкубен-Вест», ТОО «Сарыарка-ENERGY» и ТОО «Гамма».

 



Список статей
ФОРУМ. На пути к общей Евразии  Редакционный обзор 
АГМП. За продолжение диалога  Алексей Банцикин 
АМК. Плоды интеграции  Александр Сизиков 
ФОРУМ. Как нам привлечь юниоров  Светлана Корягина 
ОТРАСЛЬ. Урановый шанс  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem