USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN №5, 2013 год
 Газ Каспия войны клонов
АРХИВ

Газ Каспия войны клонов

Сергей Смирнов
 
 

Начиная со второй половины 2000-х Каспийский регион стал ареной масштабной войны трубопроводов. Однако все эти грандиозные планы по транспортировке каспийского газа рассчитаны на виртуальные запасы, которые еще надо разведать и добыть. А это требует не только привлечения огромных средств и новых технологий, но и урегулирования вопросов по разделу шельфа. Поэтому неудивительно, что такие масштабные проекты, как Nabucco, TAPI или TANAP, сегодня претерпевают значительные изменения, а то и вовсе исчезают.

 
 

Одним из таких «исчезнувших» проектов стал Прикаспийский газопровод. Как известно, принципиальное решение по его сооружению было озвучено президентами России, Казахстана и Туркменистана еще в мае 2007 года. Согласно принятой тогда в Туркменбаши декларации газопровод должен был пройти вдоль восточного побережья Каспия по территории Туркменистана, через Казахстан и далее − в Россию. В развитие этой декларации в декабре того же года в Москве было подписано трехстороннее соглашение «О сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода».

 
 

Новый трубопровод должен был состыковаться с существующим газопроводом Средняя Азия – Центр на казахстанско-российской границе. При этом общая протяженность трубы достигла бы 1600 км, а ежегодный объем транспортировки газа – до 30 млрд м3 из Туркменистана и до 10 млрд м3 из Казахстана. Уже были утверждены базовое задание на ТЭО строительства и основные исходные данные по проекту.

 
 

Однако начало его реализации неоднократно откладывалось, а затем из материалов ОАО «Газпром» и вовсе исчезла вся информация об этой трубопроводной инициативе. При этом те объемы газа, которые планировалось подавать в Прикаспийскую газопроводную систему, чтобы они далее шли в Европу, «развернулись» в обратном направлении – в Китай. А ведь реализация этого проекта могла создать новые рабочие места и содействовать развитию сопутствующей инфраструктуры. В частности, по восточному берегу Каспия вплоть до границы с Ираном планировалось начать строительство железной дороги. Были и другие интересные предложения.

 
 
От Nabucco к ТАР
 
 

На сегодняшний день схема транзитных путей каспийского газа имеет весьма сложный характер и состоит из нескольких составляющих – южнокавказского, турецкого и европейского направлений. На Южном Кавказе будет расширяться газопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум. Через территорию Турции планируется проложить принадлежащий на 80% азербайджанской госкомпании ГНКАР/SOCAR Трансанатолийский газопровод (Trans Anadolu Pipeline – TANAP). Что касается европейского направления, то борьба за него между Nabucco и проектом Трансадриатического газопровода (Trans Adriatic Pipeline – TAP) закончилась победой последнего.

 
 

Напомним, что разрабатываемый с 2002 года проект газопровода Nabucco протяженностью 3,9 тыс. км предполагал транспортировку 31 млрд м3 каспийского газа в европейские страны через Азербайджан, Грузию и Турцию. Идею этого проекта с энтузиазмом поддерживали и США, и Евросоюз, рассчитывавшие получить «альтернативу» российскому голубому топливу. Однако Nabucco не спасли ни многолетнее лоббирование на различных межправительственных встречах, ни сокращение длины трубы до 1300 км (Nabucco West), поскольку так и не была решена главная проблема – заполнение будущей трубы газом. Сегодня этот проект фактически умер.

 
 

В июне 2013 года международный консорциум, разрабатывающий крупное газоконденсатное месторождение Шах-Дениз на азербайджанском шельфе Каспийского моря, окончательно отверг проект Nabucco West, сделав выбор в пользу не противоречащего российским интересам Трансадриатического газопровода. В TAP пойдет газ, который будет производиться в ходе второго этапа разработки этого месторождения. В настоящее время он транспортируется по Южно-Кавказскому трубопроводу (SCP) в Грузию и Турцию. Покупателем также выступает и Азербайджан.

 
 

В рамках второго этапа предполагается построить две платформы, пробурить десятки подводных скважин, проложить более 500 км подводных трубопроводов. Затраты, оцениваемые в $25 млрд, должны обеспечить к 2017 году добычу 16 млрд м3 газа с последующим увеличением до 24 млрд м3.

 
 

Планируется следующий маршрут прокачки газа: по трубопроводу TANAP он пойдет по территории Турции до ее западной границы. Далее − по 800-километровой трубе TAP, которая протянется от турецко-греческой границы, по северной части Греции, через Албанию и Адриатическое море в Италию, где будет интегрирована в уже существующую европейскую газораспределительную систему.

 
 

Что касается проекта TANAP, то в декабре 2011 года Азербайджан и Турция подписали меморандум о взаимопонимании по созданию консорциума для строительства этого газопровода. В ноябре 2012 года Парламент Азербайджана ратифицировал соглашение о строительстве независимого газопровода для транспортировки азербайджанского газа в Турцию и через ее территорию, а также соглашение о системе Трансанатолийского трубопровода между правительствами Азербайджана и Турции. Реализация этого проекта, стоимость которого оценивается в $5–6 млрд, должна начаться в 2014-м и завершиться в 2018 году.

 
 

Сегодня в состав акционеров TAP AG входят швейцарская EGL и норвежская Statoil, на долю которых приходится по 42,5%, а также немецкий концерн E.ON с 15%. Однако после выбора TAP Баку выразил желание стать основным участником этого проекта. По словам главы государственной нефтяной компании Азербайджана Ровнага Абдуллаева, «ожидается, что ГНКАР, BP и Total получат в целом 50% долевого участия в TAP, из которых 20% придется на долю ГНКАР, 20% – на долю BP и 10% – Total». Соответствующее акционерное соглашение с консорциумом TAP будет подписано до конца этого года.

 
 

Необходимо отметить, что на реализацию проекта TAP инвесторам придется потратить заметно меньшую сумму, чем стоил бы Nabucco. Так, если Nabucco изначально оценивался в 8 млрд евро, то сооружение газопровода ТАР обойдется всего лишь в 1,5 млрд евро. Однако решающее преимущество маршрута − в другом: TAP будет взимать гораздо меньше транзитных пошлин, чем планировал его конкурент.

 
 

Эксплуатация газопровода должна начаться в 2019 году. Его первоначальная мощность составит 10 млрд м3 в год с возможностью дальнейшего расширения до 20 млрд м3. При этом любой меньший объем поставит под вопрос и этот проект. Таким образом, динамика его продвижения напрямую зависит от темпов увеличения газодобычи на месторождении Шах-Дениз.

 
 

Следует отметить, что если Ашгабад и Астану ориентироваться на Китай заставляет неопределенность по поводу строительства газопровода по дну Каспия, то Запад, политически заблокировав ресурсы Ирана, фактически сам создал проблему нехватки «альтернативных» источников. Эксперты считают, что решение о реализации проекта TAP кардинально меняет геополитическую динамику Каспийского бассейна.

 
 
Трубопроводные миражи
 
 

Несмотря на то что ни один серьезный инвестор не станет вкладывать сотни миллионов долларов в проект, который в любой момент может оказаться под угрозой ликвидации, продолжается возня и вокруг затеи по доставке туркменского газа через территории Афганистана и Пакистана в Индию. Проект TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия), инициированный Ашгабадом в 2010 году, оценивается в $8 млрд. Магистраль мощностью до 33 млрд м3 газа в год предполагается протянуть от туркменского газового месторождения Галкыныш через Афганистан до пакистано-индийской границы. Технически проект вполне осуществим.

 

Однако от проекта TAPI не в восторге ни Россия, ни Китай, поскольку они видят в нем прямого конкурента в Центральной Азии, способного вмешаться в их планы. Тем более что в июне 2012 года экс-председатель Китая Ху Цзиньтао и президент Афганистана Хамид Карзай пришли к соглашению о строительстве другого (не менее проблемного) газопровода через север Афганистана, по территории Таджикистана в Китай.

 
 

Но самое главное, проект TAPI не учитывает высокие политические и финансовые риски, связанные с сохраняющейся нестабильностью в Афганистане, где после 2014 года может возникнуть чрезвычайно опасная ситуация. Гарантии безопасности трубы на ее афганском участке никто дать не в состоянии – ни уходящие американцы, ни местные власти, ни потенциальные получатели газа – Индия и Пакистан. Тем не менее Дели предложил внести изменения в проект газопровода и, подключив к нему Казахстан, начать строительство TAPI с Шымкента. Однако министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов, комментируя такое предложение, заявил, что говорить о готовности Казахстана подключиться к проекту газопровода ТAPI преждевременно.

 
 

Ашгабад хотел бы проложить и Транскаспийский газопровод из Туркменбаши в Баку (269 км), откуда голубое топливо могло бы поступать в Европу по южному коридору. Но и у этого проекта не менее сложные перспективы, чем у TAPI. Среди местного населения и экологических организаций велики опасения, что в случае, если трубопроводным проектам будет дан старт, Каспийское море, и без того сталкивающееся с массовым загрязнением, окажется на пороге экологической катастрофы. Кроме того, для реализации этого проекта требуется согласие всех прилегающих стран, в том числе и России, которая его однозначно не даст. Переговоры по этому вопросу стоят на месте, и шансов, что в обозримом будущем ситуация кардинально изменится, практически нет.

 
 
Китайский вектор
 
 

Несмотря на активность Евросоюза, наибольших успехов в вопросах продвижения своих энергетических интересов удалось добиться Китаю, удачно увязывающему региональные интересы с перспективами собственного экономического развития. Этот фактор становится одним из ключевых при формировании приоритетов энергетической политики стран Центральной Азии, которым Пекин предлагает кредиты, привязывая их к системе идущих на Восток трубопроводов. Тем самым Китай весьма эффективно противодействует попыткам Азербайджана и США перенаправить каспийский газ на Запад.

 
 

Как результат, Туркменистан, озабоченный поиском новых экспортных маршрутов, которые не проходили бы по территории России и Ирана, уже начал поставки газа в КНР по трубопроводу Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай. Проектная пропускная способность газопровода, введенного в эксплуатацию в декабре 2009 года, составляет 40 млрд м3 газа ежегодно.

 
 

На данный момент Ашгабад отгружает в Поднебесную около 20 млрд м3 газа. Кроме того, в рамках заключенного в 2011 году соглашения об увеличении поставок туркменского газа до 65 млрд м3 в год ведется строительство второй нитки газопровода. В ходе состоявшегося в начале сентября текущего года визита в Ашгабад председателя КНР Си Цзиньпина туркменская госкомпания «Туркменгаз» и китайская CNPC подписали контракт на поставку дополнительных 25 млрд м3 газа в год по будущей четвертой нитке газопровода, которая пройдет через Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан.

 
 

Наряду с этим Ашгабад в качестве альтернативы газопроводам планирует расширение объемов производства сжиженного газа и его транспортировку через Каспий.

 
 

Что касается Казахстана, то у нас возможность экспортировать собственный газ в Китай появится только после завершения строительства магистрального газопровода Бейнеу – Бозой – Самсоновка (около Шымкента), который соединит нефтегазовые месторождения Западного Казахстана с трубой Туркменистан – Китай. Финансирование строительства данного газопровода опять же осуществляется за счет средств, привлеченных у китайских банков. Общая протяженность трубы составит около 1500 км, а мощность – 15 млрд м3. В целом на сооружение трубопровода потребуется порядка $3,6 млрд.

 
 

Ожидается, что первый этап с пропускной способностью до 6 млрд м3 газа в год завершится в октябре этого года. В его рамках будет сдан в эксплуатацию участок от компрессорной станции «Бейнеу» до КС «Кереит» длиной 1130 км, с отводом до КС «Самсоновка». Второй этап, намеченный к реализации в 2014–2015 годах, предполагает строительство участка Бейнеу – Бозой длиной 311 км и дополнительных компрессорных станций, что увеличит пропускную способность до 10 млрд м3. В перспективе мощности газопровода планируется расширить до 15 млрд м3, в том числе за счет экспорта в Китай природного газа с казахстанских месторождений Урихтау и Жанажол.

 
 

Согласно расчетам, с вводом в эксплуатацию газопровода Бейнеу – Бозой – Самсоновка объемы подачи отечественного газа увеличатся: по Кызылординской области − в 5 раз, по Южно-Казахстанской – в 2,5 раза, по Жамбылской – в 3 раза, а по Алматинской области и Алматы – в 4,4 раза. Вместе с тем, поскольку газопровод в первую очередь направлен на обеспечение внутренних потребностей южных регионов Казахстана, это, безусловно, осложнит экспортную функциональность нового газопровода.

 
 

В целом рост экспортных объемов казахстанского газа связывается с освоением шельфовых месторождений, в частности, с промышленной разработкой Кашагана. Однако пока ситуация складывается таким образом, что увеличение поставок представляется маловероятным. Дело в том, что консорциум NCOC, разрабатывающий Кашаган, планирует в течение первых пяти лет использовать ежегодно лишь около 5 млрд м3 попутного газа, а остальной закачивать обратно в пласт.

 
 

Следует отметить, что Китай в качестве покупателя газа не очень выгоден ни Казахстану, ни Туркменистану – цены там значительно ниже, чем на европейском рынке. В этой связи напрашивается очевидный вывод: экономическая эффективность реализуемых и планируемых к реализации экспортных газовых маршрутов в направлении КНР понятна не более, чем китайские иероглифы.

 
 
Китайский вектор
 
 

Безусловно, реализация транспортных газовых проектов будет во многом зависеть от успешности промышленной добычи на новых месторождениях. Этот фактор в значительной мере будет определять ситуацию в Центральной Азии и оказывать ключевое влияние на соперничество внерегиональных игроков за контроль над поставками каспийских углеводородов и доступ к ним. В целом можно констатировать, что появление, как и уход в небытие, значительного количества проектов экспортных газопроводов говорит об отсутствии у прикаспийских стран четкой энергетической стратегии и наличии серьезных трудностей, связанных с разработкой новых ресурсов.

 
 
СПРАВКА
 

Россия. Данные статистики свидетельствуют о снижении объема добычи и экспорта российского природного газа. Так, в 2012 году газодобыча составила 655 млрд м3, что на 2,3% меньше, чем годом ранее. По информации Федеральной таможенной службы, в прошлом году Россия сократила экспорт природного газа в страны дальнего зарубежья на 3,9%, до 112,6 млрд м3, а поставки в страны СНГ снизила на 4,8%, до 66 млрд м3. В первой половине 2013 года газодобыча в России составила 335,6 млрд м3 (то есть на 0,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года), а экспорт снизился до 96,1 млрд м3 (минус 0,5%).

 

Азербайджан. В 2012 году объемы газодобычи в Азербайджане достигли 27,9 млрд м3 (в 2011 году 25,7 млрд м3), а производство товарного газа – 17,2 млрд м3 (на 5,4% больше, чем в 2011-м). При этом страна снизила свой газовый экспорт на 1,4%, до 7 млрд м3. По итогам первого полугодия 2013 года поставки газа за рубеж сократились еще на 4,6%, до 3,4 млрд м3. Однако в Баку заявляют, что уже в 2020 году Азербайджан доведет объемы добычи газа до 54 млрд м3, нарастив, соответственно, и свой экспортный потенциал.

 

Туркменистан. В2012 году добыча природного газа достигла 68,6 млрд м3 (против 54,6 млрд м3 в 2011-м). При этом экспорт вырос с 28,9 млрд м3 до 40,3 млрд м3. В нынешнем году объемы добычи прогнозируются на уровне 76,9 млрд м3, а экспорта (прежде всего в китайском направлении) – 43,9 млрд м3. Правительство страны рассчитывает к 2016 году довести газодобычу до 120,5 млрд м3 с экспортом 80,7 млрд м3. В среднесрочной перспективе динамику прироста производства, как и верхний «потолок» добычи природного газа, будет определять промышленная эксплуатация блока Галкыныш (ранее – Южный Елотен-Осман). Однако официальные прогнозы Туркменистана как на среднесрочную, так и на долгосрочную перспективу вызывают сомнения. Так, например, эксперты независимого агентства BMI считают, что к 2016 году объемы добычи природного газа не превысят 95 млрд м3.

 
Казахстан. Основная часть добываемого в республике «голубого топлива» представляет собой попутный нефтяной газ в объеме около 40 млрд м3. Причем большая его часть закачивается обратно в пласты и лишь около 10 млрд м3 используется для удовлетворения внутренних потребностей. Согласно данным Агентства РК по статистике, газодобыча в 2012 году составила 40,1 млрд м3, объем выработки товарного газа – 21,2 млрд м3, объем внутреннего потребления – 10,5 млрд м3, а экспорта – 8,8 млрд м3. По итогам текущего года добыча ожидается на уровне 40,5 млрд м3 сырого газа (ранее планировалось 52,9 млрд м3), при этом выработка товарного газа достигнет 22 млрд м3.


Список статей
Пик добычи еще впереди  Узакбай Карабалин 
Кашаган, Китай, сентябрь   Редакционный обзор 
Драйверы новой экономики  Редакционный обзор 
Инновации KIOGE 2013  Юрий Бородихин 
Газ Каспия войны клонов  Сергей Смирнов 
Mitsubishi: опережая время  Арсений Сидоров 
Пятьдесят – не предел   Сергей Гахов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem