USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №5, 2015 год
 НЕФТЯНЫЕ ХРОНИКИ. Переложим Кашаган из одного в другой карман
АРХИВ

Переложим Кашаган из одного в другой карман

Нынешний год, похоже, станет одним из самых тяжелых для нефтяной отрасли Казахстана. Стремительное падение нефтяных цен создает проблемы для дальнейшего роста экономики, а производственные и финансовые показатели крупнейших недропользователей оказываются значительно хуже прошлогодних. Это особенно заметно на примере деятельности национальной компании «КазМунайГаз».

Имея задолженность в $18 млрд, из которых $10,4 млрд приходится на еврооблигации, а еще 2,2 млрд — это сумма, подлежащая оплате за проект Кашаган, НК «КазМунайГаз» действительно находится в очень сложной ситуации. На фоне падения цены на нефть прибыль компании за первое полугодие текущего года сократилась сразу на 98% — с 210 млрд до 2,5 млрд тенге. Одновременно долги КМГ только за прошлый 2014 год выросли с 2,3 до 3,1 трлн тенге, причем займы с фиксированной ставкой вознаграждения увеличились с 1,6 трлн до 2,2 трлн тенге, а 87% кредитов имеют валютную структуру.

Причины накопившегося долга «КазМунайГаза» лежат не только в крупных, приобретенных на заемные средства активах (среди которых 16,88% в Северо-Каспийском проекте, 10% — в Карачаганаке и 100% — в румынском Rompetrol), но и в завышенных расходах на приобретение товаров, работ и услуг. К примеру, согласно опубликованному на сайте компании плану закупок, их объем на 2015 год должен составить 22,73 млрд тенге. Все бы ничего, однако заложенные цены порой сильно превышают среднерыночные. В частности, 35 ноутбуков компания готова закупить по цене 475 тыс. тенге, а 60 комнатных растений в горшках — по 35,71 тыс. тенге за штуку. На охрану оздоровительного комплекса «КазМунайГаз-Сервиса» в поселке Зеренда (ВКО) выделено аж 236 млн тенге. Еще 36 млн тенге — на организацию тренингов и повышение квалификации членов Совета директоров.

Довольно своеобразная «экономия» средств в период, когда крупнейшая национальная компания вынуждена отдавать кредиторам практически все, что зарабатывает, а из-за ситуации с нефтяными котировками надежд на обеспечение платежей и собственных инвестиционных нужд за счет текущей прибыли нет и в обозримом будущем не будет.

Сегодня «КазМунайГазу» необходимо решить две главные проблемы: обслуживание собственного долга и финансирование инвестиционных обязательств, которые включают такие капиталоемкие проекты, как модернизация НПЗ, расширение нефтепроводов КТК и Казахстан — Китай, а также развитие газотранспортной системы в направлении КНР.

С целью улучшить свои финансовые показатели в среднесрочной перспективе нацкомпания не только намерена экономить средства, сокращая и приостанавливая инвестиционные программы (в частности, перенося на более поздний срок строительство сети заправочных станций), но и продать 50% доли своего участия в Кашаганском проекте. Ранее с той же целью (снижение долговой нагрузки перед кредиторами) 10% простых акций КМГ было выкуплено Нацбанком за 750 млрд тенге. Сделка осуществлялась в форме обмена акций на облигации Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», держателем которых является главный банк страны.

Теперь же половина KMG Kashagan B. V. (которому и принадлежит 16,88% в крупнейшем в Казахстане офшорном месторождении), будет продана «Самрук-Казыне». Стоимость сделки, которая, как планируется, должна завершиться до конца текущего года, оценивается в $4,7 млрд. В принципе, на самом Кашаганском проекте появление нового акционера в лице «Самрук-Казына» никак не скажется, поскольку «КазМунайГаз» является стопроцентной дочкой Фонда и теоретически ему и так принадлежит все, чем владеет нацкомпания.

Таким образом, «Самрук-Казына» перекладывает активы из одного кармана в другой, чтобы обеспечить «КазМунайГазу» ликвидность. Управление долей в проекте остается за КМГ, а финансирование, видимо, будет осуществляться на паритетной основе с «Самрук-Казыной», так как каждый теперь будет владеть по 50%. Для финансирования сделки рассматриваются различные варианты привлечения заемных средств как из внутренних, так и внешних источников.

Как видим, путевку в жизнь получает новая форма оказания финансовой поддержки — «купля-продажа» в рамках одной организации. Однако такая схема создает лишь видимость снижения уровня задолженности, поскольку не привлекает реальных финансов и, по сути, означает продажу долгов самим себе. Нормальным рыночным решением могла бы стать продажа зарубежных активов «КазМунайГаза». Тем более что никакой стратегической роли для него они не играют. Необходимо также провести реальную реорганизацию нацкомпании, отлучив от «общего котла» все холдинговые надстройки и оставив только структуры, непосредственно занятые производственной деятельностью. Это повысит прозрачность и сократит возможности для коррупции, позволив оставить больше денег для развития.

 

Топливный рынок и девальвация тенге

К августу текущего года на горизонте топливного рынка Казахстана вновь замаячила угроза возникновения дефицита бензина. Об этом свидетельствовала динамика его ввоза из России: объемы поставок сократились с 223,83 тыс. тонн в январе до 101,17 тыс. в июне и до 65,66 тыс. тонн в июле. Столь резкое сокращение импорта российских автобензинов было вызвано как ростом оптовых цен и сохранением приоритета западного направления экспорта, так и июльским увеличением поставок производителей РФ на свой внутренний рынок перед сезоном профилактических ремонтов на НПЗ.

Следует отметить, что если розничные цены на ходовые марки топлива в Казахстане в последние годы утверждались уполномоченными органами, а любые попытки их несанкционированного повышения жестко пресекались, то оптовые цены находятся в «свободном плавании». К примеру, с марта и практически до конца мая розничная цена литра бензина АИ-92 была «заморожена» на уровне 99 тенге, тогда как оптовая стоимость тонны этого бензина за то же время выросла с 84 тыс. до 99 тыс. тенге. С 16 мая, в связи с ожиданием роста предельных розничных цен, она поднялась уже до 106,9 тыс. тенге. А еще через неделю (после установления с 26 мая новой розничной цены в 108 тенге за литр) произошел очередной скачок до более 112 тыс. тенге за тонну. В итоге в июле оптовые цены достигают уровня, при котором маржа розничных продавцов стала практически равна нулю. По информации участников рынка, российский бензин марки АИ-92 ниже $700 за тонну не предлагался. Такая цена уже «непроходная» для дальнейшей реализации в розницу. Обвал же тенге, вызванный переходом от валютного коридора к свободно плавающему обменному курсу, лишь усугубил ситуацию на топливном рынке страны.

Обещания Нацбанка и правительства не допустить резкого изменения курса тенге вновь оказались простыми словами. Слухи о неизбежной девальвации материализовались 20 августа, когда государство не изменило своему правилу и резко, без предупреждения и упоминания самого слова «девальвация» обвалило тенге. Просто если в феврале 2014 года это была «корректировка», то сейчас более чем 35% обесценивание национальной валюты назвали «переходом к плавающему курсу».

По версии властей, это вынужденная мера, принятая «по просьбе экспортеров, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», малого и среднего бизнеса». Но по факту отсутствие структурных реформ и реальных изменений в парадигме развития экономики привело страну к тому, что она вынуждена уже ежегодно проводить девальвацию.

Нынешнее введение «плавающего курса» означает прямую привязку национальной валюты к стоимости нефти, и тенге ожидает такая же участь — непрерывные скачки. Поэтому переход в свободное плавание не является панацеей от всех экономических бед, а решает лишь ближнесрочные задачи: смягчает удар низких цен на нефть, делает казахстанских экспортеров сырья более конкурентоспособными на мировом рынке и сохраняет золотовалютные резервы.

Однако производители готовой продукции, торговые сети и население уже почувствовали всю «прелесть» подорожавшего импорта, и в частности это отразилось на топливном рынке. Сказав «А», чиновникам пришлось говорить и «Б». 2 сентября первый заместитель премьер-министра РК Бакытжан Сагинтаев заявил, что правительство приняло решение отказаться от государственного регулирования розничных цен на бензин АИ-92, чтобы избежать его дефицита на внутреннем рынке. Как результат, уже 4 сентября на табло многих АЗС напротив этой марки бензина стояла цифра в 130 тенге за литр. Правда, чуть позже, после требования Министерства национальной экономики к владельцам АЗС предоставить информацию о структуре ценообразования бензина АИ-92/93, крупные сети снизили планку до 125 тенге за литр.

Вряд ли можно рассчитывать, что на этом все успокоится. Какой будет стоимость топлива в ближайшем будущем, не берутся предсказывать даже сами чиновники. «До какой цены он (бензин) может подняться, конечно, никто не ответит. Может быть, это будет 140, может быть, 150, может быть, 142, 143 — где-то в этом районе. Конечно, может быть некий всплеск, но потом мы ожидаем, что когда вся эта ситуация выровняется… Правительство, конечно же, не допустит злоупотребления и на этом кому-то заработать», — довольно туманно заявил по этому поводу министр энергетики РК Владимир Школьник. Ясно одно, закрывая 30% своих потребностей за счет бензина из России, в этом вопросе Казахстан по-прежнему зависит от ситуации на рынке нашего соседа. И так будет до тех пор, пока не закончится модернизация отечественных НПЗ. При этом прошедшая девальвация заметно повысит стоимость данных проектов и – с большой вероятностью – вновь продлит сроки их завершения.

 

АЗС «КазМунайГаза» передадут частникам

На данный момент из 324 автозаправочных станций сети «КазМунайГаза» 143 АЗС переданы в управление малому и среднему бизнесу с сохранением бренда и объемов поставок нефтепродуктов, а также стандартов качества. Об этом сообщил генеральный директор АО «КазМунайГаз переработка и маркетинг» Данияр Тиесов в ходе совещания по реализации программы трансформации группы «Самрук-Казына», прошедшего 18 сентября в Шымкенте. По его словам, при передаче станций компания руководствовалась принципом «не более трех АЗС в одни руки». Кроме того, в дальнейшем планируется внедрение схемы франчайзинга и привлечение к работе под брендом «КазМунайГаза» других частных заправочных станций.

Напомним: партнерская программа по передаче АЗС «КазМунайГаз» в управление частным предпринимателям по схеме CODO стартовала в июле текущего года. Она направлена на доведение доли АО «КазМунайГаз переработка и маркетинг» на рынке розничных продаж до 32%, а также снижение удельных капитальных вложений на развитие сети в пересчете на одну АЗС более чем в 30 раз. При этом планировалось, что станции не будут приватизироваться и останутся в собственности компании.

Г-н Тиесов также рассказал, что одним из ключевых проектов, имеющих значимость для стабилизации рынка нефтепродуктов Казахстана, является Единый диспетчерский центр. По его словам, функционирование и аналитическая работа данного центра основаны на сборе и обработке информации по объемам поставки и переработки нефти на каждом из отечественных НПЗ, а также на отслеживании импорта нефтепродуктов, контроле их запасов на складах, обеспечении сети АЗС и розничной реализации потребителям. Все это позволит осуществлять оперативное регулирование баланса нефтепродуктов.

Для справки. Согласно данным Ranking.kz, в первом полугодии 2015 года в стране было построено и введено в эксплуатацию 16 новых АЗС общей стоимостью 1,1 млрд тенге. В том числе 5 АЗС (на сумму 621,1 млн тенге) запущено в Алматинской области, по 3 АЗС — в Восточно-Казахстанской и Южно-Казахстанской (87,4 млн и 61,4 млн тенге, соответственно), по 2 — в Астане и Акмолинской области (205,2 млн и 77,7 млн тенге) и 1 АЗС — в Карагандинской области (49 млн тенге). На тот момент под торговой маркой «КазМунайГаз» на рынке действовали 341 АЗС. Второе место занимала компания Helios — 270 АЗС в 67 населенных пунктах, за которой следовали Sinooil (128 АЗС), «Газпромнефть» (59) и Royal Petrol (53).

 

В Казахстане начали производить топливо «Евро-5»

На Шымкентском НПЗ (ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс») реконструирована и введена в эксплуатацию установка гидроочистки дизельного топлива. Новое оборудование позволяет доводить качество дизеля до уровня экологических стандартов К4 и К5 (аналог стандартов Евро-4 и Евро-5, принятый в странах Таможенного сою-
за). Как сообщил директор Департамента управления проектами модернизации нефтеперерабатывающих заводов АО «КазМунайГаз-ПМ» Дамир Ашимов, при реконструкции установки применялись новейшие разработки ведущих мировых компаний Axens (Франция) и Sud Chemie (Германия). С 22 по 26 июня 2015 года произведен опытно-промышленный пробег реконструированной установки, по результатам которого получен продукт, соответствующий требованиям Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 013/2011 «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту».

Таким образом, Шымкентский НПЗ первым из трех отечественных нефтеперерабатывающих заводов начал производство дизельного топлива классов К4 и К5. Установка гидроочистки стала первым производственным объектом, реконструированным в рамках общей программы модернизации данного НПЗ.

Между тем в начале июня Банк развития Казахстана презентовал в Астане проект по производству бензина марок АИ-92 и АИ-95 экологического класса Евро-5. Новое предприятие стоимостью $200 млн будет создано на территории Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения в Западно-Казахстанской области. Согласно договору, подписанному между БРК и АО «Конденсат», последнему предоставляется заем сроком до 6 лет в размере $120 млн. Оставшуюся сумму компания изыскивает сама. Ввод объекта в эксплуатацию запланирован до конца текущего года.

Для справки. С 2017 года должен вступить в силу запрет на оборот топлива стандарта ниже Евро-5 на территории ЕАЭС. Однако сейчас правительства стран–участниц союза обсуждают вопрос о переносе этой даты на 2018 год. Объясняется это тем, что ряд нефтекомпаний не успевает своевременно провести модернизацию своих НПЗ, из-за чего на рынке может возникнуть дефицит в размере 2–4 млн тонн.

 

РД КМГ: итоги полугодия

Входящее в тройку лидеров по объему нефтедобычи в Казахстане АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» опубликовало результаты операционной деятельности за первые шесть месяцев текущего года. За это время чистая прибыль компании составила 2,9 млрд тенге, что на 98,6% меньше аналогичного показателя прошлого года. Столь резкое падение в РД КМГ связывают с уменьшением выручки (на 48%), вызванным снижением мировых цен на нефть, а также средней цены поставок на внутренний рынок (на 52%).

В январе–июне компания произвела 6,12 млн т нефти (что на 0,3% больше показателей прошлого года), из которых 2,72 млн и 1,39 млн т приходится на ее основные добывающие подразделения — «Озенмунайгаз» и «Эмбамунайгаз» соответственно. Ожидается, что общий объем добычи этих предприятий в 2015 году составит 8,28 млн т (166 тыс. баррелей в сутки). В дальнейшем планируется небольшое сокращение объемов производства — до 8,18 млн т в 2016-м и до 8,16 млн т в 2017 году.

Что касается доли РД КМГ в производстве ТОО «СП «Казгермунай» (КГМ), CCEL (АО «Каражанбасмунай») и PetroKazakhstan Inc (PKI), то она сократилась на 3% — до 2,02 млн т. Вместе с тем в компании прогнозируют, что по итогам года этот показатель не изменится по сравнению с ранее утвержденными уровнями и составит 1,5 млн т (32 тыс. баррелей в сутки), 1,1 тыс. т (19 тыс. баррелей в сутки) и 1,44 млн т (31 тыс. баррелей в сутки) соответственно.

Между тем 28 сентября в РД КМГ сообщили о новом кадровом назначении. По решению Совета директоров генеральным директором (председателем правления) АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» избран Курмангазы Исказиев, до этого руководивший АО «Эмбамунайгаз». Представляя нового топ-менеджера председатель Совета директоров РД КМГ Кристофер Хопкинсон отметил: «У господина Исказиева богатый опыт внедрения новых технологий и повышения эффективности производства. Будучи генеральным директором АО «Эмбамунайгаз» на протяжении последних восьми месяцев, он успешно реализовывал новые проекты в ЭМГ. Мы ожидаем, что г-н Исказиев будет плодотворно использовать полученный позитивный опыт и свои профессиональные навыки на благо группы компаний РД КМГ».

В тот же день председатель правления АО «НК «КазМунайГаз» Сауат Мынбаев представил нового руководителя коллективу компании. В свою очередь, г-н Исказиев заявил о приверженности курсу, нацеленному на максимальное повышение производственной и финансовой эффективности РД КМГ.

 

Мировой рынок нефти

Лето стало временем резкого падения нефтяных котировок. Стоимость барреля нефти сорта Brent с $65,5 в июне упала до менее $43 в августе, что стало самым низким показателем с 2009 года. По мнению аналитиков из Citigroup, нефть WTI в скором времени может подешеветь и до $32 за баррель.

В ситуации пониженного спроса и избыточного предложения было бы логично «подкрутить» цены путем ограничения нефтедобычи. Однако ведущие производители нефти, опасаясь потери своей доли рынка, не хотят этого делать и продолжают увеличивать объемы добычи: в Саудовской Аравии, Ираке, Венесуэле они достигли годовых пиков. В последние недели немного снизились показатели в США, спустившись от июльского пика в 9,6 млн к 9,3 млн баррелей, но и они по-прежнему заметно выше, чем годом ранее.

Среди других факторов столь значительного падения аналитиками называются и ожидания рынка в связи со снятием санкций с Ирана, и проблемы с экономикой, наблюдаемые во многих странах мира. На грани спада балансирует Европа, замедляется Китай, плохи дела в Бразилии, России, других государствах и регионах. Ситуация продолжает ухудшаться, но четкого объяснения, почему это происходит, у экспертов нет.

Между тем у каждой страны-производителя есть свои причины для продолжения роста нефтедобычи. России, с ее дешевеющим рублем, отчаянно нужны средства. Власти Саудовской Аравии стремятся добить своих «сланцевых» конкурентов в США, которые, все же смогли сократить расходы и применить новые технологии для повышения выхода с одной буровой установки. Если в прошлом году рентабельность американской сланцевой нефтедобычи оценивалась в более $60 за баррель, то недавний анализ Bloomberg показал завышенность этой оценки. Так, в Северной Дакоте уровень самоокупаемости оказался около $29, а на месторождениях соседних штатов — лишь немного выше. Но главным инструментом стало хеджирование, позволяющее компаниям, зафиксировав цены, выходить на более высокую, чем рыночная, цену своих продуктов.

Однако фактор длительных низких котировок берет свое: сланцевый бизнес становится непривлекательным для кредиторов и инвесторов. Компании этого сегмента вряд ли смогут, как в первой половине текущего года, допродажей акций и выпуском облигаций привлечь $44 млрд и поддержать высокий уровень производства. А это значит, что к концу года большинству из них все-таки придется покинуть рынок.

Тем более что Саудовская Аравия намерена победить в нефтяной войне, и неиспользованных резервов для этого у нее предостаточно. Королевство до сих пор не собирает налоги на прибыль, продолжает выплачивать огромные энергетические субсидии (которые при необходимости можно сократить). Госдолг страны, не превышающий 1,6% от ВВП, оставляет широкие возможности для кредитования. Кроме того, наряду с $672 млрд международных резервов, у саудитов есть и такой «туз в рукаве», как девальвации риала. Даже угроза возвращения Ирана на мировой рынок нефти играет на руку Саудовской Аравии.

Как результат, падению цен на нефть конца пока не видно, сообщения идут одно пессимистичнее другого. «Каждый, кто может качать нефть, качает ее по максимуму», — пишет The Wall Street Journal. Bloomberg подхватывает: «ОПЕК уже больше года добывает нефть, превышая свою коллективную квоту в 30 млн баррелей в день. В июле по отношению к июню средняя дневная прибавка в картеле составила 101 тыс. баррелей и достигла 31,51 млн. Нефтяных шейхов категорически не устраивает сокращение доли ОПЕК на глобальном нефтяном рынке с прежних 60% до сегодняшних 40%».

По данным агентства Reuters, Россия ежедневно «выдает на гора» 10,7 млн баррелей нефти и, как заявил министр энергетики Александр Новак, намерена сохранить высокие объемы добычи и в следующем году. Американский нефтяной институт радует тем, что в июле США добывали на 8,8% больше нефти, чем год назад (9,52 млн баррелей в день). А ведь есть еще Венесуэла, Мексика, Канада, Нигерия, Ангола… Готовится выплеснуть на международный рынок дополнительные объемы нефти Иран.

В Morgan Stanley не исключают, что положение может оказаться намного хуже, чем в 1986 году, когда цена барреля, обвалившись с $35 до $10, несколько лет оставалась на этом уровне. Объясняют они свой прогноз тем, что, несмотря на сокращение инвестиций в добычу, объе-
мы поставок нефти на рынок не сокращаются, а растут. В этой ситуации цены, вероятно, продолжат падать до тех пор, пока страны за пределами ОПЕК не начнут сдавать позиции. Однако не все столь трагично. К примеру, аналитики банка Merrill Lynch в январе этого года уверяли, что уже в марте нефть сорта Brent будет стоить $31 за баррель, но реальность оказалась далека от этого мрачного прогноза.

Более светлую картину будущего рисуют аналитики Международного энергетического агентства (МЭА): «На рынке явно началось восстановление баланса, хотя, вероятно, этот процесс затянется и перепредложение сохранится и в 2016 году». В отчете МЭА это объясняется тем, что добыча за пределами картеля ОПЕК замедляется. По прогнозам МЭА, в следующем году — в основном за счет США, Канады, Бразилии и России — она впервые с 2008 года сократится на 200 тыс. баррелей в сутки. В результате к осени 2016 года коммерческие запасы «черного золота» в мире начнут снижаться, а стоимость барреля – расти.

Да и цены ниже $50 вряд ли долго продержатся, поскольку такие котировки неустойчивы. Сейчас не 90-е годы, на рынке присутствуют большие объемы нефти с высокой себестоимостью добычи, которые не выдержат таких низких цен, и вынуждены будут уходить. Таким образом, наблюдаемое падение имеет свои ограничения в сфере производства, что и должно подтолкнуть цены вверх.  

 

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в январе–августе 2015 года в Казахстане произведено 44,78 млн т нефти, что на 0,5% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Добыча газового конденсата за восемь месяцев текущего года составила 8,63 млн т (рост на 0,7%). Увеличилось и производство газа, достигнув 30,4 млрд м3, в том числе 14,58 млрд м3 природного (+3,1%) и 15,82 млрд м3 (+10%) нефтяного попутного газа.

Что касается нефтепереработки, то за отчетный период отечественными НПЗ было выпущено 1 914 тыс. т моторного топлива (бензин, в том числе авиационный), что на 2,2% меньше, чем в январе–августе 2014 года. При этом одновременно сократилось и производство дизельного топлива — до 3 133 тыс. т (–4,5%) и топочного мазута — до 2 346 тыс. т (–2,9%).

Сергей Смирнов

 



Список статей
KAZENERGY 2015. За энергорынок!  Таир Мансуров 
KAZENERGY 2015. За диверсификацию!  Кайргельды Кабылдин 
МАНГИСТАУ. От нефти до бензина  Ракимбек Амиржанов 
ГЕОЛОГИЯ. Глубинные привилегии  Балтабек Куандыков 
RIXOS PRESIDENT ASTANA. Ивенты класса люкс  Гульмира Темирбекова 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem