USD/KZT 367.06  -1.95
EUR/KZT 416.17  -0.21
 KAZAKHSTAN  №3, 2010 год
 Приказ дан – удвоить!
АРХИВ
Приказ дан – удвоить!
 
Редакционный обзор
 
 

В 2010 году проблемы развития горно-металлургического комплекса Казахстана оказались под пристальным вниманием правительства, инвесторов и экспертов. Тематика идущих друг за другом отраслевых форумов и конференций свидетельствует, что ситуация в отечественном ГМК скоро изменится коренным образом. Это подтвердили и итоги Первого казахстанского международного конгресса по минеральным ресурсам и металлургии «Astana Minerals & Metallurgy 2010», который состоялся в Астане в канун профессионального праздника металлургов. Политический вес новому мероприятию придал тот факт, что его открывал лично Президент Казахстана Н. А. Назарбаев.

 
 

Приоритеты Президента

 
 

Свое выступление на конгрессе глава государства начал с поздравлений: 50 лет назад, 2 июля 1960 года, выдал первый чугун флагман отечественной металлургии Карагандинский металлургический комбинат (ныне «ArcelorMittal Темиртау»). Далее Президент заявил, что конгресс стал прекрасной возможностью осмыслить итоги прошедшего кризиса и поговорить о том, «что мы будем делать дальше». В глобальном масштабе металлургия, как и финансовый сектор, оказались в числе наиболее пострадавших от кризиса отраслей. Так, в 2008 году в самый разгар экономической рецессии, общая капитализация 40 крупнейших в мире компаний ГМК сократилась на 64%.

 
 

Несмотря на это, как заявил Нурсултан Назарбаев, казахстанские предприятия не допустили сокращения рабочих мест и продолжили реализацию прорывных инвестиционных проектов. В качестве примера он привел ввод в строй второй очереди Казахстанского электролизного завода и золотоизвлекательной фабрики «Алтынтау» мощностью 15 тонн золота в год. «Готовится к вводу медное производство в Усть-Каменогорске, появились новые заводы по производству труб в Павлодаре и Актау, будет строиться завод по прямому восстановлению железа в Актобе и многие другие».

 
 

По мнению Президента, отечественный ГМК будет развиваться в русле двух основных тенденций, наблюдаемых на глобальных рынках. Во-первых, растут спрос и цена на металлургическую продукцию. В текущем году объемы мирового потребления стали, по прогнозам экспертов, превысят докризисные показатели 2007 года. В течение следующих пяти лет ожидается ежегодный 4-процентный рост спроса на алюминий и другие цветные металлы. В целом все аналитики в унисон твердят о предстоящем повышении цен практически на все основные металлы.

 
 

Во-вторых, одновременно со спросом повышаются и требования. Реализация космических программ, ядерный ренессанс, развитие высоких технологий в машиностроении и строительной индустрии требуют продукцию с уникальными качественными характеристиками. Как следствие, растут стандарты качества металлов, становятся востребованными новые сплавы с особыми свойствами, повышается потребление редких металлов. «Все это вынуждает нас, металлургов, стремиться производить инновационные продукты с более высокой добавленной стоимостью», – заявил глава государства.

 
 

Имеются точки роста и внутри самого Казахстана: «В этом году стартовала пятилетка форсированной индустриализации. Реализация проектов, включенных в специально разработанную Карту индустриализации, приведет к резкому увеличению внутреннего потребления продукции металлургии. При этом номенклатура спроса очень широка».

 
 

В этой связи Президент поставил перед горняками и металлургами задачу по двухкратному увеличению объема производства продукции по сравнению с уровнем 2008 года. Для этого в программу ФИИР включены такие крупные проекты, как увеличение выпуска стали до 10 млн т в год (сейчас чуть более 4 млн), феррохрома – до 440 тыс. т в год, алюминия – до 250 тыс. т и др. Кроме того, должен появиться ряд средних предприятий, производящих продукцию высоких переделов, в том числе в подотрасли редкоземельных и драгоценных металлов. «К 2015 году мы имеем возможность выйти на производство золота свыше 70 тонн и стать одним из крупнейших производителей этого металла в мире».

 
 

Вместе с тем он уверен, что одним из главных принципов сегодняшней стадии развития ГМК становится постулат: достижение результата не должно сопровождаться экстенсивным ростом добычи сырья. В этой связи Нурсултан Назарбаев озвучил ряд приоритетов, которыми должны руководствоваться предприятия отрасли в своей деятельности.

 
 

Первый из них – комплексное использование минерального сырья. И это понятно: разведанных месторождений с богатым содержанием полезных ископаемых становится все меньше. При этом в стране накопилось более 30 млрд т вторичных ресурсов, в том числе 20 млрд т техногенных отходов ГМК. Их необходимо рассматривать как самостоятельную сырьевую базу металлургии. «В свое время производители хрома и ферросплавов окислы хрома с содержанием 20–25% отправляли на строительство дорог… В отвалах Экибастузского угольного бассейна лежат бокситы с 25%-ным содержанием глинозема. Мы их считаем отвалами. В мире это считается богатейшей рудой. Вот где наши резервы».

 
 

Вторая проблема, на которую обратил внимание Президент, – повышение энергоэффективности. В настоящий момент десять крупнейших отечественных металлургических компаний потребляют 30% всей вырабатываемой в Казахстане электроэнергии. Поэтому очевидно, что даже незначительные успехи отрасли в сфере энергосбережения имеют огромное значение для энергосистемы страны. «Экономное использование электроэнергии – это новые технологии. С таким использованием электроэнергии, цена на которую будет все время расти, мы далеко не уедем. Значит, надо применять новые технологии, с более энергоэкономным производством».

 
 

По словам главы государства, все это невозможно без технологического прорыва в самой отрасли, и здесь необходима консолидация усилий государства, частного сектора и научно-инженерного корпуса. В этой связи в рамках реализации программы ФИИР принято решение о создании Центра металлургии в Восточно-Казахстанской области. Президент также пообещал, что свой вклад в технологическую модернизацию предприятий ГМК внесет и новый международный университет в Астане с его центрами инжиниринга и энергетики. Вместе с тем развитие собственных технологий должно сопровождаться технологической интеграцией с зарубежными странами. «В первую очередь необходимо восстановить научные связи, которые прервались с распадом СССР. Вспомните совместные достижения наших ученых в разных отраслях. Например, технологию плавки в жидкой ванне, которая была разработана Казахстанским институтом металлургии и обогащения и Московским институтом стали и сплавов».

 
 

Что касается крупнейших горно-металлургических предприятий республики, то им глава государства поручил активно подключиться к разработке межотраслевого научно-технологического плана и других инновационных программ, а также выступить учредителями собственных научно-исследовательских центров и лабораторий.

 
 

Особое внимание Нурсултан Назарбаев уделил вопросу доступа к сырьевым ресурсам. Как известно, в 2008 году в Казахстане был введен мораторий на предоставление месторождений для недропользования. Это решение в ходе форума Президент прокомментировал следующим образом: «Потому что в свое время понакупали месторождений, но никто не выполняет контрактные условия по вложению денег. И как собака на сене сидят: и другим не дают, и сами не используют. За невыполнение условий контрактов мы будем отбирать эти месторождения и предоставлять их тем, кто будет вкладывать средства в их разработку». Так, по его словам, в настоящее время разрабатывается специальная Программа развития минерально-сырьевого комплекса Казахстана. Она будет базироваться на результатах комплексного и всестороннего анализа моратория на предоставление прав недропользования и последствий по его снятию с учетом задач форсированной индустриализации. Присутствующим инвесторам Нурсултан Назарбаев дал ясно понять, что главными критериями предоставления прав недропользования для обеспечения сырьем действующих предприятий, а также для поддержки новых индустриальных проектов будут выступать озвученные им приоритеты: новые технологии, энергоэффективность, казахстанское содержание, экология и др.

 
 

Амбиции «Тау-Кен Самрук»

 
 

Учитывая саму постановку вопроса, представляется, что нынешним владельцам прав на недропользование казахстанских месторождений придется выполнить поставленные условия. Тем более что в спину им дышат новые крупные игроки. В частности, на том же AMM состоялось подписание меморандума о взаимопонимании между АО «Национальная горнорудная компания «Тау-Кен Самрук» и Rio Tinto Mining and Exploration Ltd (подразделение мирового гиганта Rio Tinto). Стороны договорились о создании СП с целью совместной геологоразведки и освоения твердых полезных ископаемых.

 
 

Говоря о «Тау-Кен Самрук», стоит отметить, что именно эта «дочка» ФНБ «Самрук-Қазына», по идее должна отстаивать интересы государства в ГМК. Между тем, созданная еще в январе 2009 года, она за прошедшие полтора года ничего выдающегося не сделала. Организационный период более чем затянулся, а процесс передачи в ее управление госпакетов таких крупных игроков, как «Казахмыс» и ENRC, так и не завершен. Последним крупным информационным поводом со стороны «Тау-Кен Самрук» стало мартовское объявление о создании дочернего предприятия «Тау-Кен Алтын», которое будет специализироваться на разведке, добыче и переработке драгоценных металлов. Видимо, это была запоздалая реакция на уже прошедшие сделки по покупке весьма перспективных казахстанских золоторудных активов рядом российских компаний. Приходится констатировать, что попытка создания в ГМК влиятельного государственного игрока, по аналогии с «КазМунайГазом» в нефтянке, явно пробуксовывает.

 
 

Несмотря на вялый старт, цели, декларируемые национальной горнорудной компанией, весьма амбциозны. Так, по словам директора по управлению горно-промышленными активами «Самрук-Қазына» Жандоса Абишева, со временем «Тау-Кен Самрук» должна войти в десятку наиболее эффективных вертикально интегрированных горнорудных компаний мира. При этом к 2020 году ее капитализация должна превысить $13 млрд.

 
 

Стратегическими направлениями развития «Тау-Кен Самрук» г-н Абишев назвал: создание национального сервисного оператора по проведению геолого-разведочных работ, боксито-нифелинового комплекса по переработке алюминиевого сырья, а также металлургического комплекса по производству вольфрамовой и молибденовой продукции. Кроме того, «Тау-Кен Самрук» предстоит сформировать национальный центр по переработке техногенных минеральных образований.

 
 

Как и в случае с КМГ, основным конкурентным преимуществом «Тау-Кен Самрук» является право проведения прямых переговоров с компетентным органом (в данном случае Мининдустрии) в отношении казахстанских объектов недропользования, находящихся в госсобственности. Кроме того, национальный оператор может реализовать приоритетное право государства на приобретение отчуждаемого права недропользования или доли участия в юридических лицах недропользователях в соответствии со статьей 71 Закона «О недрах».

 
 

Однако, судя по тому, что в активе компании по-прежнему нет реально стартовавших инвестиционных проектов, частные инвесторы не считают наличие «прав» адекватным вкладом в совместный бизнес со стороны госигрока. В этой связи г-н Абишев отметил, что в настоящий момент в качестве базовой схемы взаимодействия с потенциальными партнерами рассматривается вариант, когда «Тау-Кен Самрук» будет не только передавать право недропользования, но и при необходимости участвовать денежными средствами, оборудованием и технологиями.

 
 
Планы ENRC и…условия их реализации
 
 

Насколько реалистичными окажутся цели, поставленные перед «Тау-Кен Самрук», покажет время. Пока же успешность программы ФИИР в ГМК напрямую зависит от самочувствия крупнейших частных игроков и реализуемых ими проектов. Ведь именно они должны стать базой для создания малых и средних предприятий, задействованных в производстве продукции более высоких переделов.

 
 

Судя по выступлению Главного исполнительного директора ENRC Феликса Вулиса, для его корпорации, которая обеспечивает около 3% ВВП Казахстана, кризисный период оказался скорее временем возможностей, чем потерь. За последние годы ENRC сумела скупить ряд перспективных активов в Африке и Южной Америке. В 2009 году доходы ENRC составили $3,8 млрд, а базовая прибыль компании за вычетом обслуживания долга, амортизационных отчислений и налога на прибыль (EBITDA) – почти $1,5 млрд. По данным Morgan Stanley, ENRC занимает шестое место по капитализации среди мировых горнорудных компаний, уступая только BHP, Vale, Rio Tinto, Anglo American и Xstrata, а по показателю рентабельности входит в тройку лидеров (в 2009 году маржа прибыли ENRC, за вычетом обслуживания долга, амортизационных отчислений и налога на прибыль, составила 38%).

 
 

Как заявил г-н Вулис, ENRC принимает самое активное участие в реализации программы ФИИР. В компании утверждена среднесрочная программа капитальных затрат на ближайшие пять лет в объеме $5,8 млрд, из которых $5,3 млрд ENRC обещает инвестировать в Казахстане. Среди наиболее значимых проектов он назвал строительство четвертого плавильного цеха на Актюбинском заводе ферросплавов (мощностью 440 тыс. т в год), а также пуск второй очереди агломерационной фабрики на Аксуском заводе ферросплавов (350 тыс. т). В завершающей стадии находится разработка ТЭО по проекту новой обогатительной фабрики (20 млн т руды) и цеха обожженных окатышей (5 млн т) на Соколовско-Сарбайском горно-производственном объединении. Кроме того, на ССГПО запущено и работает производство металлопроката. Там же ENRC хочет построить завод по выпуску горяче-брикетированного железа мощностью 1,8 млн т в год. В Павлодаре компания продолжает сооружение завода по производству обожженных анодов. Инвестиции в этот проект составят порядка $250 млн, а его мощность – 150 тыc. т анодов в год. По словам главы ENRC, данное предприятие позволит избавиться от импорта из Китая анодов, применяемых при производстве алюминия. В перспективных планах компании и возможность расширения на 1200 МВт Аксуской ТЭС, что потребует вложений в размере $1,26 млрд.

 
 

Не преминул озвучить г-н Вулис и те шаги государства, которые ENRC считает необходимым условием для успешной реализации заявленных проектов. Первый из них – продление прав на недропользование по существующим контрактам. При этом он сослался на тезис главы государства о необходимости выработать правовые и экономические инструменты стимулирования к ускоренной форме обновления всех действующих предприятий страны. По словам г-на Вулиса, один из главных вопросов, обсуждаемых сегодня в этом контексте, – незыблемость прав на недропользование на достаточно длительный срок. «Иначе для инвесторов строительство производств с высокой добавленной стоимостью не будет иметь смысла, если эти права заканчиваются через ближайшие несколько лет», – заявил он.

 
 

Кроме того, судя по данным, представленным в презентации главы ENRC, компания настаивает на восстановлении прежнего (до 2009 года) механизма инвестиционных преференций и распространение их действия на проекты в сфере недропользования. Среди мер государственной поддержки в ней был также указан вывод из-под действия трансфертного и антимонопольного законодательства продажи электроэнергии для производства алюминия и ферросплавов, а также глинозема для производства алюминия. Рассчитывает ENRC и на то, что государство поможет с обеспечением новых предприятий энергетической и транспортной инфраструктурой.

 
 

Бесспорно, государство должно разделять риски инвесторов. Однако, с другой стороны, нетрудно заметить, что в инвестиционную программу ENRC вошли проекты, направленные прежде всего на расширение сырьевой базы и модернизацию безнадежно устаревших производств. Что касается создания новых предприятий с высокой добавленной стоимостью, то они также направлены на снижение производственных издержек ENRC. Так, например, практически вся продукция металлопрокатного цеха на ССГПО – мелющие тела и стрежни – будет использоваться для того, чтобы закрыть потребности собственных обогатительных предприятий ЕNRC. Аналогичные цели преследует проект по выпуску анодов на Kазахстанском электролизном заводе. Внедрение технологии печей постоянного тока на Актюбинском заводе ферросплавов позволит уйти от импорта российского и китайского кокса. В конечном итоге все это выльется в повышение рентабельности и без того весьма низкозатратного профильного бизнеса ENRC. А это, напомним, экспорт ферросплавов, железнорудных окатышей и первичного алюминия, которые служат сырьем для металлургических предприятий России, Китая, Украины, Евросоюза и государств Юго-Восточной Азии.

 
 

Между тем, по данным, озвученным на форуме вице-министром индустрии и новых технологий Альбертом Рау, на сегодняшний день экспорт казахстанского ГМК составляет порядка $8,5 млрд в год, при этом наша страна сама импортирует металлопродукцию на сумму около $6 млрд, или 20,9% общего объема импорта. Из них более $5 млрд приходится на долю продукции высоких переделов. Представляется, что в такой ситуации приоритет в сфере государственных преференций все же должен отдаваться проектам, способным обеспечить именно эти потребности, а нашим сырьевым гигантам вполне по силам и самим справиться со своими корпоративными задачами.

 
 

Лучше меньше, да лучше

 
 

Весьма актуальной в этой связи выглядит тема, поднятая на форуме Александром Виллипом, руководителем проекта «Русмет». По его мнению, с учетом заявленных правительством РК широкомасштабных программ промышленного и инфраструктурного строительства, в ближайшие два-три года строительная отрасль Казахстана вновь начнет набирать обороты. При этом обеспечение ее стальной арматурой, как основным упрочняющим материалом для железобетона, может стать проблемой государственного масштаба. В докризисный период внутренний спрос на арматурную сталь в основном покрывался за счет импорта из России, Украины и Китая. Однако, учитывая всеобъемлющий характер кризиса, поставки арматуры в посткризисный период из ближайшего зарубежья, по крайней мере в течение 3–5 лет, сократятся до минимума. Россия и Украина будут полностью заняты своими проблемами. По подсчетам эксперта, действующие и заявленные предприятия в самом Казахстане смогут поставлять на рынок в лучшем случае около 2 млн т арматурной стали при потенциальной потребности к 2015 году 6 млн т. При этом, имеющиеся и планируемые к вводу сортопрокатные станы «ArcelorMittal Темиртау», компании Casting, CaspianStal и других местных производителей ориентированы на выпуск металлопроката для традиционного каркасного армирования железобетона из рядовых марок стали. Производство же продукции по западным стандартам, в том числе высокопрочной и холодной деформированной арматуры, в их планах не предусмотрено.

 
 

Между тем при строительстве объектов в Европе и США сегодня используют до 80% предварительно напряженных железобетонных конструкций с применением арматуры повышенной прочности. Такие решения увеличивают надежность и долговечность конструкции и значительно снижают расход стали. В западной практике такой подход используется в элитном жилищном строительстве, а также при сооружении мостов, аэродромов, дорог, путепроводов и высотных зданий.

 
 

В этой связи, как считает г-н Виллип, одним из важнейших прорывных проектов для Казахстана должно стать развитие электрометаллургических мини-заводов, направленных на выпуск катанки, арматуры и метизов, что относится к продукции четвертого передела. В качестве основных преимуществ создания сети мини-заводов эксперт назвал невысокий уровень капиталовложений, быстрые сроки строительства (год-полтора) и окупаемости (трех-пяти лет), высокий уровень автоматизации и применение новейших технологий, минимальное воздействие на экологию, а также возможность диверсификации и выполнения заказов небольшими партиями за счет коротких производственных циклов.

 
 

«Внедрение конкретных решений по данному вопросу позволит Казахстану превратиться из импортера в основного экспортера арматурной стали и сортового проката в Центральной Азии, при условии производства продукции, отвечающей современным требованиям строительных норм и правил», – уверен представитель «Русмета».

 
 

И здесь на поверхность выплывает фактор, не относящийся к рынку или технологиям, но по своему влиянию превосходящий все перечисленное: это позиция самого государства, его приоритеты в отношении металлургии вообще и новой мини-металлургии в частности. Как регулировать импорт металла, как «завернуть лом из экспорта на внутреннее потребление» – все эти вопросы при развитии новой мини-металлургии потребуют конкретных решений со стороны государства.

 
 

Пока же, по мнению эксперта, в республике отсутствует единая техническая политика, координирующая планы строителей, а также производство и импорт металлопроката и арматуры. Нет и четкой картины спроса на арматурную сталь по качеству и сортаменту. Все это приводит к стихийному развитию производств, «фактически по принципу скопления лома в определенных регионах».

 
 

В этой связи г-н Виллип предложил на правительственном уровне провести анализ ситуации в строительном комплексе по приоритетам в отношении арматурной стали, а также разработать конкретную схему размещения мини-заводов и сервисных центров исходя из гарантированного сбыта их продукции, обеспечения их сырьем и энергоресурсами.

 
 
Что ж, как говорится, имеющий уши да услышит…
 
 


Список статей
Мы наш, мы новый…  Редакционный обзор 
Приказ дан – удвоить!  Редакционный обзор 
Не Кашаганом единым  Редакционный обзор 
Транспортный недокомплект  Редакционный обзор 
Страсти по 3G  Александр Васильев 
Под знаком стагнации  Редакционный обзор 
Мясной экспорт: реалии и иллюзии  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem