USD/KZT 374.20  -0.27
EUR/KZT 420.34  -1.09
 KAZAKHSTAN №6, 2015 год
 КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ. Новый рывок или фальстарт?
АРХИВ

Новый рывок или фальстарт?

В 2015 году Казахстан сумел преодолеть трехлетнюю паузу в восхождении по рейтингу глобальной конкурентоспособности WEF – наша страна поднялась с 50-го до 42-го места. Вместе с тем её откат в группу государств, находящихся на стадии перехода к эффективному развитию, а также сохраняющийся дисбаланс по отдельным показателям нашей конкурентоспособности, свидетельствуют, что главная битва за место под солнцем у нас еще впереди.

В новом Отчете глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (WEF Global Competitiveness Report 2015–2016) число ранжируемых стран вновь сократилось – со 144 до 140. Вместе с тем тройка лидеров осталась неизменной. Первое место в рейтинге, седьмой год подряд, занимает Швейцария. Ее высокие результаты по всем аспектам конкурентоспособности объясняют удивительную стойкость этой страны к финансовому кризису и последовавшим за ним шокам. Сингапур сохранил за собой 2-ю строчку, а США – 3-ю. Германия поднялась на 1 ступеньку – до 4-го места, а Нидерланды вернули себе 5-е место, которое занимали три года назад (табл.1). За ними следуют Япония и Гонконг, Финляндия, которая впервые упала до 8-й строчки, а также Швеция и Великобритания, которые в этом году поменялись местами в топ-10 самых конкурентоспособных государств мира.

В европейском регионе существенных успехов в повышении эффективности функционирования своих рынков продемонстрировали Испания (+2 до 33) и Италия (+6 до 43). При этом позитивное влияние аналогичных реформ во Франции (+1 до 22) и Португалии (-2 до 38) были нивелированы неудачами в других сферах. Греция осталась на 81-й строчке, при этом, по мнению экспертов WEF, главным вызовом для нее и всех стран региона остается ограниченный доступ к финансированию, который не позволяет наладить инвестиционные процессы.

В стане крупнейших развивающихся экономик наблюдается спад или стагнация. Приятным исключением здесь являются Индия (+16 до 55), а также ЮАР, которая вновь вернулась в топ-50, поднявшись на 7 строчек до 49-го места. Макроэкономическая нестабильность и потеря доверия к политикам привели к серьезному падению конкурентоспособности Турции (-6 до 51) и Бразилии (-18 до 75-го места). Самым благополучным в этой группе выглядит Китай, который сохранил за собой 28-ю строку рейтинга WEF.

Тренды в азиатском регионе выглядят позитивными, несмотря на ряд трудностей и активизацию внутренних конфликтов. Так, 5 членов АСЕАН – Малайзия (+2 до 18), Таиланд (-1 до 32), Индонезия (-3 до 37), Филиппины (+5 до 47) и Вьетнам (+12 до 56) остаются в верхней половине рейтинга, в то время как южноазиатские страны и Монголия (-6 до 104) продолжают отставать.

Конец сырьевого суперцикла сильно затронул Латинскую Америку и страны Карибского бассейна, которым необходимы дальнейшие реформы и инвестиции в инфраструктуру, образование и инновации. Лидерами здесь являются Чили (-2 до 35), Панама (-2 до 50) и Коста-Рика (-1 до 52).

Смешанная картина наблюдается на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Хотя Катар и усилил свой отрыв (+2 до 14) от ОАЭ (-5 до 17), его экономика менее диверсифицирована и, соответственно, подвержена рискам. Их высокие показатели контрастируют с североафриканскими государствами, где лучше всех себя чувствует Марокко (72). На фоне геополитических конфликтов и угрозы терроризма странам региона необходимо сосредоточиться на преобразовании деловой среды и укреплении частного сектора.

Если говорить о наибольших взлетах и падениях рейтинга образца 2015 года, то среди явных аутсайдеров можно назвать Оман (-16 до 62), Боливию (-12 до 117), Кению (-9 до 99) и Никарагуа (-9 до 108). Вместе с тем наиболее резко подняли свою конкурентоспособность Кот-д’Ивуар (+24 до 91), а также уже упомянутые Индия и Вьетнам.

Что касается постсоветских государств, то здесь налицо разнонаправленная динамика. В частности, Эстония (-1 до 30), Азербайджан (-2 до 40), Латвия (-2 до 44), Украина (-3 до 79) и Молдова (-2 до 84) слегка сдали свои позиции. Тогда как Литва (+5 до 36), Россия (+8 до 45), Грузия (+3 до 66), Таджикистан (+11 до 80), Армения (+3 до 82) и Кыргызстан (+6 до 102), напротив, нарастили свою конкурентоспособность. Как результат, в топ-50 рейтинга WEF на данный момент уже входят 6 стран бывшего СССР, включая и Казахстан, который поднялся с 50-го до 42-го места, оказавшись между Польшей (41) и Италией (43).

Комментируя итоги рейтинга, Клаус Шваб (Klaus Schwab), основатель и исполнительный председатель Всемирного экономического форума, заявил, что наблюдаемая сейчас четвертая индустриальная революция ведет к появлению абсолютно новых и закату целого ряда традиционных отраслей промышленности. В этих экономических условиях государствам необходимо делать максимальный акцент на такие ключевые факторы производительности, как развитие человеческого капитала и инновации.

С ним согласен и соавтор отчета профессор Колумбийского университета Ксавье Сала-и-Мартин (Xavier Sala-i-Martin), который считает, что сложившийся в посткризисный период более низкий средний рост производительности представляет серьезную угрозу мировой экономике и ограничивает способность государств решать, такие острые проблемы, как безработица и неравенство доходов. По его мнению, лучший способ справиться с этими вызовами – поставить во главу угла реформы и привлечение инвестиций в сферу инноваций и рынки труда. «Это позволит высвободить предпринимательский талант и обеспечит наращивание человеческого капитала», – резюмирует он.

 

Тотальный рывок

Итак, в 2015 году мы переместились сразу на 42-е место по Глобальному индексу конкурентоспособности (GCI), на основе которого WEF и ранжирует страны. По семибалльной шкале мы также выросли на 0,1 пункта – с 4,4 до 4,5 балла1.

1 Тем нашим читателям, которые не знакомы с методологией составления рейтинга WEF, мы рекомендуем прочесть наши предыдущие публикации на эту тему в архиве журнала Kazakhstan (№ 4’2006, 4’2007, 5/6’2008, 6’2009, 5/6’2010, 6’2011, 6’2012, 5’2013, 5’2014) на сайте www.investkz.com.

 

Как видно из таблицы 2, определенный прогресс у нас наблюдается по всем трем субиндексам, формирующим GCI. В частности, по «базовым требованиям» Казахстан поднялся с 51-го на 46-е место. Наибольший вклад здесь внесли два сводных показателя: «институциональное развитие» (+7 до 50) и «инфраструктура» (+4 до 58). На фоне резкого ухудшения экономической конъюнктуры самую слабую динамику продемонстрировал один из козырей нашей конкурентоспособности – показатель «макроэкономическая среда», который вырос лишь на 2 строчки до 25-го места. Однако наибольшую тревогу вызывает последний из сводных показателей этого субиндекса – «здравоохранение и начальное образование»: 93-е место (+3), занятое Казахстаном в 2015 году, делает эту сферу настоящей миной замедленного действия для нашей конкурентоспособности.

Три строчки Казахстан отыграл в субиндексе «факторы эффективности», поднявшись с 48-го до 45-го места. Из шести входящих в него сводных показателей выросли пять и лишь один – «технологическая готовность» (61) остался неизменным. Наиболее позитивные изменения наша страна продемонстрировала с точки зрения «развитости финансового рынка» (+7 до 91), а также «размера рынка» (+6 до 46).

Серьезный оптимизм внушает динамика пока еще самого слабого субиндекса нашей конкурентоспособности – «инновационные факторы». Поднявшись с 89-го до 78-го места, Казахстан в этой сфере практически вернулся на уровень докризисных 2006–2007 годов. Причем выросли оба сводных показателя, входящих в него: «конкурентоспособность бизнеса» (+12 до 79) и «инновационный капитал» (+13 до 72). Похоже, что падение цен на сырье и затянувшиеся проблемы с доступом к финансированию наконец заставили государство и бизнес всерьез взяться за повышение производительности и снижение издержек с помощью внедрения инноваций и новых технологий.   

 

Плюсов больше, минусов меньше

Общая динамика отечественной конкурентоспособности выглядит довольно позитивно. Из 114 показателей, формирующих итоговый индекс GCI, наше положение улучшилось по 72 (против 62 годом ранее), ухудшилось по 31 (43 соответственно), а по 11 осталось без изменений. 

Впервые за последние четыре года возросло и число тех сфер, которые Казахстан может считать своими преимуществами (табл. 3). Сегодня мы входим в 50 наиболее конкурентоспособных стран уже по 35 показателям, тогда как в прошлом году их было только 29.

В частности, в 2015 году к ним добавились «фаворитизм в решениях правительства» (+3 до 50), «бремя государственного регулирования» (+17 до 46), «эффективность правового разрешения споров» (+11 до 48), а также «воздействие преступности на бизнес-среду» (+6 до 47). Серьезно улучшился доступ к всемирной паутине в казахстанских школах (+15 до 41), а также скорость широкополосного Интернета (+7 до 47). Больших успехов Казахстан также добился с точки зрения влияния на торговлю нетарифных барьеров (+15 до 45). Вместе с тем теперь нельзя назвать нашими преимуществами такие показатели, как «суверенный кредитный рейтинг» (-6 до 54), «доступ к венчурному капиталу» (-12 до 59), а также «взаимодействие работников и работодателей» (-4 до 53).

Кстати, последний показатель входит в число нашего самого сильного на данный момент сводного индикатора – «эффективности рынка труда» (+3 до 18). Тем печальнее, что на фоне общего роста 7 из 9 входящих в него показателей ушли в минус, а итоговый позитивный результат достигнут лишь за счет «влияния налогообложения на желание работать» (+14 до 29) и «способности страны удерживать таланты» (+14 до 57). Хуже всего в этой сфере обстоят дела с «доверием к профессионализму наемного менеджмента» (-4 до 79).

Остается добавить, что наибольшую конкурентоспособность в глобальном табеле о рангах Казахстан сохраняет по «балансу государственного бюджета» (-1 до 10), «уровню государственного долга» (-1 до 12) и «количеству пользователей сотовой связи» (-3 до 7). Ну а самыми быстрорастущими в 2015 году оказались такие показатели, как «эффективность антимонопольной политики» (+26 до 68), «торговые тарифы» (+28 до 73), а также «контроль международной дистрибуции», где мы поднялись сразу на 31-ю строчку – до 60-го места.

Что касается минусов нашей конкурентоспособности, то их количество в нынешнем году сократилось с 85 до 77. Продолжает уменьшаться и список показателей, где мы находимся ниже сотой строчки – с 16-й до 13-й (для сравнения: в 2011 году их было 44). Наиболее критичные, на наш взгляд, сферы представлены в таблице 4. Самыми слабыми индикаторами конкурентоспособности Казахстана в этот раз оказались высокая зависимость от импорта, которая за прошедший год вновь усилилась (-3 до 126), а также «инфляция» (-8 до 115), что, впрочем, неудивительно, учитывая девальвационные шоки. За ними следуют «качество портовой инфраструктуры» (+14 до 114), а также «уровень кластерного развития» (+2 до 114). В свою очередь, падение национальной валюты вновь негативно сказалось на конкурентоспособности отечественной банковской системы (-2 до 110).

Если же говорить об индикаторах, показавших наихудшую динамику, то здесь нужно отметить «качество бизнес-школ» (-9 до 101), «охват дополнительным обучением» (-14 до 76), а также «издержки проведения политики в сфере сельского хозяйства» (-13 до 70). Учитывая, что в прошлом году последний индикатор также упал на 17 позиций, приходится констатировать, что в этой сфере Казахстан стремительно становится аутсайдером.

 

Две ложки дегтя

Тот факт, что всего за год Казахстан преодолел почти половину пути до своей новой цели – топ-30 наиболее конкурентоспособных стран мира, безусловно, вселяет надежду. Однако в заключение хотелось бы обратить внимание на два фактора, которые, на наш взгляд, серьезно омрачают текущую ситуацию.

Во-первых, как и в случае с Россией, наш успех в большой степени обусловлен значительным пересмотром МВФ оценок паритета покупательной способности (ППС) национальных валют, который привел к 40-процентному увеличению ВВП наших стран по ППС. Так, например, хотя в абсолютном выражении ВВП Казахстана снизился с $12 843 до $12 184, наша доля в глобальном ВВП по ППС, напротив, выросла – с 0,28 до 0,39%.

При этом не стоит забывать, что пересчет по паритету покупательной способности не является идеальным методом международного сопоставления экономик. Он основан на идее «справедливого» обменного курса, при котором один и тот же набор товаров будет стоить одинаково во всех странах. Считается, что главное преимущество использования ВВП по ППС состоит в том, что он лучше измеряет благосостояние. Однако у этого принципа есть серьезные ограничения. К примеру, за импортные товары странам приходится платить по текущему, а не идеальному обменному курсу, и с учетом зависимости Казахстана от зарубежных производителей проблема эта для нас стоит особенно остро. Кроме того, в отличие от того же рубля, значительная часть ослабления тенге пришлась на вторую половину текущего года и, скорее всего, не была взята в расчеты нынешнего доклада WEF. А это значит, что уже в следующем году нас может ждать отрезвляющий душ.

Второй момент, который нельзя обойти стороной, – возврат Казахстана в группу государств, занимающих промежуточное положение между первой и второй стадиями развития экономики. И это несмотря на то, что по объему ВВП мы уже давно переросли данный этап и начиная с 2012 года классифицировались WEF как страна, переходящая к инновационным драйверам конкурентоспособности.

Напомним, что WEF подразделяет уровень развития государств мира по трем группам (или стадиям): в первой находятся экономики, ориентированные на такие базовые преимущества, как сырьевые ресурсы, размер рынка и т. д.; во второй – основанные на эффективном развитии; а в третьей – растущие за счет инноваций. Кроме этого, есть два промежуточных этапа между первой и второй, а также между второй и третьей стадиями. При определении места той или иной страны на этой шкале WEF учитывает показатель объема ВВП на душу населения, а также уровень сырьевой зависимости ее экономики. Так, если 70% экспорта приходится на сырьевые товары, конкурентоспособность государства считается более зависимой от факторов, входящих в субиндекс «базовые требования» и, соответственно, именно они имеют больший вес при подсчете ее итогового индекса.

В этой связи, хотя наш откат и дал нам ряд тактических преимуществ в рейтинге WEF по версии 2015 года, в долгосрочном стратегическом плане это вряд ли можно считать победой.

Сергей Гахов



Список статей
СТРАТЕГИЯ. Рост, реформы, развитие  Нурсултан Назарбаев 
ЛИДЕР ЭКОНОМИКИ. Алюминиевые перспективы  Казахстанский электролизный завод 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem