USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №6, 2012 год
 Зерновой перевал
АРХИВ
Зерновой перевал
 
Редакционный обзор
 

По оценкам Еврокомиссии, Казахстан по объемам расходов на развитие агропромышленного комплекса уже сегодня опережает некоторые страны, входящие в ОЭСР. Несмотря на это, прогрессу отрасли по-прежнему мешает целый ряд проблем, таких как нехватка инновационных технологий, слабое развитие производственной инфраструктуры и системы страхования АПК, а также отсутствие стимулов для создания крупных товарных производств.
 

В Казахстане 90% посевных площадей под зерновые, 86% из которых занимает пшеница, находится в зоне рискового земледелия, а потому урожай во многом зависит от погодных «подарков» природы. Проведенные исследования показали, что колебания урожайности (отношение максимальной урожайности к минимальной) в нашей стране имеют весьма большую амплитуду – 2,05. Для сравнения: в Канаде данный показатель составляет 1,18, в Австралии – 1,24, в Германии – 1,09, а в России – 1,51.
 

Ход событий последних двух лет наглядно продемонстрировал, что эффективно справляться с влиянием погодных условий ни фермеры, ни государство пока не могут. Так, например, в 2011 году, из-за неразвитости инфраструктуры хранения, значительная часть рекордного урожая зерновых (валовый сбор составил около 30 млн т при средней урожайности 18 ц/га) осталась зимовать на полях под снегом. Только в одном Сандыктауском районе Акмолинской области еще в мае зерно догнивало на площади свыше 4 тыс. га.
 

Ситуация нынешнего года также оказалась непростой, но уже по противоположной причине: засуха сократила урожай вдвое. Как утверждают в Союзе фермеров Казахстана, в общей сложности погибло 1,5 млн га посевов (по оценке Министерства сельского хозяйства – 776 тыс. га), из которых около 90% приходится на Костанайскую, Акмолинскую, Актюбинскую и Западно-Казахстанскую области.
 

Между тем, по данным того же Минсельхоза, урожая зерновых 2012 года (а это 14,8 млн т в бункерном весе) и прошлогодних остатков (на 1 августа хранилось около 6,2 млн т зерна) республике должно хватить как для внутреннего потребления, так и для экспортных поставок.
 

Правда, это лишь официальная статистика, тогда как по мнению независимых аналитиков, в отчетах районных и областных акиматов данные по урожайности и валовому сбору порой завышаются на 20–30%.
 

Более того, несмотря на нынешний неурожай, вновь возникли проблемы со сдачей зерна. Так, фермеры Северного Казахстана жалуются, что они вынуждены держать хлеб в буртах под снегом, поскольку не могут его сдать на элеваторы, где «Продкорпорация», дожидаясь пика цен, хранит прошлогоднее зерно.
 

На этом фоне, вопреки меморандумам, подписанным между акиматами и производителями хлеба, он подорожал сразу в пяти регионах Казахстана. Так, и в зерносеющей Акмолинской, и в нефтедобывающей Мангистауской областях буханка так называемого «социального хлеба» стала дороже на три тенге. И это притом, что доля зерна в себестоимости муки колеблется на уровне 25–45%от всех расходов мукомольных предприятий.
 

Более того, исследование, проведенное агентством «Рейтинг.kz» и ОО «Казпотребнадзор», выявило, что средняя разница между фактической и «справедливой» ценой (то есть установленной меморандумами) на буханку хлеба составляет по стране 6 тенге. А это значит, что суммарная годовая переплата населения за хлеб превышает 17 млрд тенге! Выяснилось также, что у нас отсутствует единый стандарт для «социального» хлеба: его официальный вес по республике колеблется от 500 до 650 граммов.
 

Казалось бы, значимых предпосылок для роста стоимости хлеба в Казахстане нет. Ведь в закромах родины достаточно запасов прошлогодней пшеницы, и цена на хлеб, выпеченный из нее, расти не должна. Тем не менее она растет. А что будет, когда в ход пойдет мука нынешнего урожая? Так, в октябре внутренняя цена на зерно поднялась, по сравнению с июлем, со $155 до $280 за тонну! Этому процессу способствует и внешняя конъюнктура: в настоящее время средняя экспортная цена пшеницы на мировом рынке уже составляет $350 за тонну против $300 в предыдущем году.
 

В Казахстане дорожает не только хлеб, но и все овощи и фрукты. Но если новый Премьер, грозя акимам личной ответственностью, требует от них сохранения цен на «социальный» хлеб, то с овощами-фруктами власти ничего поделать не могут, ссылаясь на неподвластные им рыночные процессы.
 

Дефицит при изобилии
 

Крайне тревожная ситуация складывается с производством еще одного востребованного в нашей стране продукта питания – риса. Сегодня крупные рисоводческие хозяйства есть лишь в трех южных областях – Кызылординской (88% посевов), Алматинской и Южно-Казахстанской, а растущие внутренние потребности в рисе обеспечиваются в основном за счет импорта.
 

Ликвидация крупных хозяйств и старение материально-технической базы по производству, хранению и переработке риса привели к значительному сокращению (на 30%) посевных площадей и снижению (на 25%) урожайности. По данным официальной статистики, сегодня объем валового сбора риса в среднем составляет около 300 тыс. тонн, что на 52% меньше, чем в 1990 году. Да и эти результаты достигнуты только благодаря экстенсивному подходу. Специалисты уверяют, что в реальности ситуация в рисоводческой отрасли страны весьма сложная.
 

Обращения рисоводов в Минсельхоз с просьбой решить такие проблемы, как реконструкция инженерно-оросительных систем, обновление парка техники (износ превышает 75%), налаживание селекционной работы для выведения новых сортов, обеспечение удобрениями, устранение дефицита квалифицированных кадров остаются без ответа. А ведь потребление риса относительно других видов круп у нас составляет более 65% и спрос на него все время растет.
 

Постоянный дефицит риса покрывается поставками из России (57,8% от общего объема импорта) и Китая (29,3%). И это без учета контрабанды.
 

Увеличение объемов импорта в значительной мере обусловлено высокой себестоимостью внутреннего производства. Так, если в России (где рисоводство почти вышло на дореформенные показатели) средняя урожайность риса составляет 65 ц/га, то в Казахстане она лишь 35 ц/га, при этом выход крупы, соответственно, равен 70% и 38%.
 

Сказывается и непоследовательная политика по государственной поддержке отрасли. К примеру, если в 2008 году субсидии на рис были увеличены до 20 тыс. тенге на 1 га, что позволило рисоводам начать обновление техники, то уже на следующий год объемы субсидирования были сокращены до 14 тыс. тенге, а с 2010 года – до 12 тыс. тенге.
 

Одновременно произошло резкое увеличение процентных ставок на лизинг сельскохозяйственной техники: в АО «КазАгроЛизинг» – с 4% до 8%, в АО «КазАгроМаркетинг» – с 4% до 12,5%.
 

Положение усугубляется и тем, что выделяемые государством субсидии на приобретение минеральных удобрений для аграриев практически не работают, поскольку монополисты, выпускающие удобрения, завышают отпускные цены на них.
 

Неважно обстоят дела и научной составляющей. Если в той же России ее финансирование превышает 0,7% от валового производства риса, то у нас – не более 0,2%. Как результат, продолжается деградация земельных и водных ресурсов рисовых систем, нарушение севооборотов и технологии возделывания риса.
 

Таким образом, если не переломить ситуацию, уже в недалекой перспективе отечественный рис может быть полностью вытеснен импортным. Вот почему аграрии просят правительство уже сегодня обратить внимание на проблемы отрасли и усилить меры господдержки рисоводства.
 
 
 
Глиняные ноги господдержки
 

По мнению специалистов, среднюю урожайность зерновых в стране можно увеличить в полтора раза, но для этого государство должно оказать крестьянам реальную помощь в восстановлении системы севооборотов и в борьбе с сорняками. Бюджетные средства, которые сегодня расходуются в основном на спекуляции с зерном, следует направить на внедрение новых интенсивных технологий, создание производств по глубокой переработке сельхозпродукции, модернизации токового и элеваторного хозяйств.
 

Одновременно с этим необходимо решать и проблемы укрупнения сельхозпредприятий и развития кооперации. Мелкотоварные хозяйства в принципе неэффективны, поскольку не могут применять современные аграрные технологии и быть конкурентоспособными. Так, резкие скачки урожайности в регионах, где в прежние времена она была стабильно высокой, указывают и на несоблюдение агротехнических методов земледелия. У крестьянских хозяйств зачастую просто нет средств на проведение сезонных работ. Между тем, не поставив отрасль на индустриальную основу, рассчитывать на ее рентабельность не приходится.
 

Ситуацию усугубляют высокая стоимость заемных и недостаток собственных оборотных средств сельхозпроизводителей, а также низкая эффективность инвестиций в аграрный сектор со стороны государства и местного бизнеса.Так, только за последние пять лет в отрасль направлено свыше 200 млрд тенге бюджетных и 800 млрд тенге частных инвестиций, основная часть которых пришлась на зерновой сектор. Однако здесь важны не объемы, а структура и механизм распределения финансовых ресурсов.
 

Сегодня непонятно, куда уходят выделенные деньги и насколько реально они помогают аграриям: ведь мы не наблюдаем особого прогресса ни в росте урожайности сельхозкультур, ни в повышении молочно-мясной продуктивности скота. Большинство сельхозпроизводителей, из-за непрозрачности схем выделения средств, предусмотренных субсидий так и не получают, а это значит, что их парк техники останется в критическом состоянии – степень его износа уже достигает 80%.
 

Со следующего года в Казахстане стартует очередная отраслевая программа развития агропромышленного комплекса на 2013–2020 годы. В ней предусмотрены механизмы, позволяющие государству облегчить кредитную нагрузку на сельхозтоваропроизводителей и сократить риски их банкротства. В частности, она содержит такие формы поддержки субъектов АПК, как инвестиционные субсидии, страхование и гарантирование займов.
 

Тем не менее аграрии высказывают сомнения в эффективности новой программы, поскольку ей, как и предыдущим, не хватает системности и комплексности. Так, для оздоровления финансового положения сельхозпредприятий программа предусматривает выделение бюджетных средств на сумму 260 млрд тенге. Между тем львиная доля образовавшейся задолженности приходится не на мелкие субъекты АПК, а на аграрные холдинги, которым так называемое «финансовое оздоровление» позволит списать свои долги за счет государства.
 

Мелкие фермеры, производящие сегодня большую часть продовольствия, по-прежнему не имеют свободного доступа к финансовым ресурсам и рынкам сбыта своей продукции. Справиться с этими проблемами им могли бы помочь сельскохозяйственные кооперативы, но их создание в течение уже многих лет так и остается на стадии предложения.
 

Согласно новой программе, к 2020 году нужно заменить 92% всех имеющихся тракторов, комбайнов и других сельхозмашин. Но если крупные игроки имеют возможность вкладывать серьезные средства в модернизацию своего парка, то для мелких такие вложения неподъемны ни за счет собственных средств, ни за счет кредитов.
 

Централизованный закуп сельхозтехники, которую можно было бы передавать под 5-6% годовых, нашим фермерам тоже «не грозит», поскольку, как считает министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков, «когда начнется массовый закуп техники, там возникнет коррупционная составляющая, поэтому мы не можем вести централизованные закупы и выделять на это большие суммы».
 

Помимо проблем с сельхозтехникой, у аграриев есть проблемы и с ГСМ: цены на них постоянно растут, что негативно сказывается на и без того низкой рентабельности производства. И это понятно. Удельный вес горючего в себестоимости зерна достигает 30%, и это притом, что расход топлива на гектар у нас вдвое больше, чем в Канаде.

Резюмируя все сказанное выше, можно смело утверждать, что для создания в Казахстане высокотехнологичного сельскохозяйственного производства необходимо не только наличие адекватной программы восстановления и развития АПК, но и увеличение размеров и видов субсидирования, пересмотр механизма страхования в растениеводстве, а также достижение абсолютной прозрачности в использовании средств, вкладываемых государством в отрасль, и введение жесткой персональной ответственности за реализацию поставленных задач.
 


Список статей
У заветной черты  Редакционный обзор 
По статусу и тарифы…  Редакционный обзор 
ВИЭ как предчувствие  Редакционный обзор 
Перед нами новые рубежи  Еркебулан Ильясов 
Зимние шины – каждой машине!  Наталья Волошина 
На банковском фронте без перемен  Редакционный обзор 
Зерновой перевал  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem